Гитлер выдает себя.

Гитлер выдает себя

27 февраля 1933 г. вспыхнул пожар в германском рейхстаге. 27 февраля 1933 г. главные вожди национал-социалистов находятся в Берлине, хотя во всей стране предвыборная кампания в самом разгаре. Гитлер не выступает в этот день ни на каком собрании. Геббельс не выступает в этот день ни на каком собрании. Вожди остаются в Берлине. Никто из них не занят в этот вечер на каком-нибудь совещании, не имеет делового свидания, не занят какой-либо другой работой.

Спустя несколько минут после известия о пожаре в рейхстаге на пожарище прибывает Геринг, вслед за ним Гитлер и Геббельс в их

[ 99 ]

обществе находится Сефтон Дельмар, берлинский корреспондент лон-донского «Дейли экспресс». Фашистский «Дейли экспресс» — одна из немногих английских газет, дружественных Гитлеру. Сефтон Дельмар пользуется особым вниманием Гитлера. И тем не менее рассказ «Дейли экспресс» от 28 февраля 1933 г. более изобличает Гитлера, чем сообщения враждебных ему иностранных газет за тот же день.

В своем сообщении с места пожара Сефтон Дельмар описывает сцену, которая по всем вероятиям разыгралась спустя двадцать-тридцать минут после обнаружения пожара. Гитлер, который только что прибыл на пожарище, обратился к вице-канцлеру фон Папену со следующими словами:

«Это перст божий. Теперь никто не воспрепятствует нам уничтожить коммунистов жйтезным кулаком».

И обращаясь к Дельмару, он продолжал:

«Вы свидетель новой великой эпохи в немецкой истории. Этот пожар — ее начало».

Канцлер «третьей империи» произнес эти слова тогда, когда «вина» коммунистов еще вовсе не могла быть установлена, когда ван дер Люббе еще только допрашивали с помощью переводчика. Допрос ван дер Люббе начался немедленно по его задержании и продолжался—в этом отношении все сообщения в прессе совпадают — до утра. Ван дер Люббе был арестован приблизительно в двадцать минут десятого вечера. Следовательно к тому времени, когда Гитлер произнес свою цитированную выше тираду, ван дер Люббе еще никак не мог «полностью сознаться», и это признание не могло служить основой для тирады Гитлера, для его обвинений по адресу коммунистов.

Гитлер не умеет владеть собой и поэтому слишком поспешил со своим обвинением коммунистов. Он проговорился. Он не выждал момента и произнес свои четыре фразы раньше, чем ему полагалось.

В 1930 г. Гитлер заявил перед имперским судом, что в национал-социалистическом движении ничего не делается без его ведома. Во всяком случае это заявление его верно по отношению к поджогу рейхстага. Гитлер выступил с обвинением коммунистов в поджоге еще прежде, чем мог иметь какое-либо доказательство этого, какое-либо показание на этот счет. Какой другой вывод можно сделать из этого, как не то, что Гитлер знал и одобрял план Геринга и Геббельса? Канцлер «третьей империи» был посвящен в планы поджигателей.

[ 100 ]

Персона: