Разговор с Торглером накануне пожара рейхстага.

Разговор с Торглером накануне пожара рейхстага

В качестве председателя коммунистической фракции рейхстага Эрнсту Торглеру приходилось часто отвечать на запросы газет и журналистов. На приеме печати, организованном 24 февраля коммунистической фракцией, он заявил присутствующим на нем журналистам, что коммунисты имеют сведения о замышляемой национал-социалистами провокации. Он сообщил тогда, что между прочим поговаривают о фиктивном покушении на Гитлера. Эти сообщения Торглера были подхвачены всей заграничной печатью и частью германской печати и поднесены публике как большая сенсация. Вскоре после этой конференции печати Адольф Филиппсборн, парламентский корреспондент «Фоссише цейтунг», просил деп. Торглера назначить ему свидание для разговора о тайных происках и планах национал-социалистов. Об этом последнем интервью с Торглером Адольф Филиппсборн рассказал в «Гегенангриф» 1 июля 1933 г.

«В качестве парламентского журналиста я в течение ряда лет был связан с депутатами всех партий германского рейхстага. По воле случая я встретился с Торглером 26 февраля с. г. в кафе Фридигер на Потсдамерплац за двадцать четыре часа до пожара рейхстага.

«Торглер пришел со своей одиннадцатилетней дочуркой. Я изложил ему как лидеру его фракции материал о происках и тайных планах национал-социалистов. В связи с этим мы около двух часов беседовали об общем политическом положении. Я никогда не был близок к коммунистической партии и указал на .некоторые слабые ее стороны. Кое в чем Торглер откровенно соглашался со мной, но горячо защищал общую позицию своих товарищей. Под конец я поставил ему следующие вопросы:

«Распространяют слух, что коммунисты намерены еще до выборов в рейхстаг (5 марта) предпринять какое-то выступление против национал-социалистического правительства. Правда ли это?»

«Торглер: «Это—безумие. Ведь правительство только и ждет подобного случая, чтобы запретить компартию».

«Я: «Будут ли коммунистические вожди призывать к забастовке?»

«Торглер: «Конечно, мы требуем политической массовой забастовки как средства борьбы против фашистских насилий. Но мы знаем, что такое выступление может иметь успех только в том случае, если профсоюзы откажутся от своего сопротивления и включатся в боевой фронт».

«Я: «Могу ли я, стало быть, сделать из нашей беседы тот вывод, что коммунистическая партия не намерена предпринимать ничего такого, что могло бы дать правительству фашистов повод к наступлению на марксистских рабочих?»

«Торглер (с убеждением и отчеканивая каждое слово): «Да, это так. Мы, коммунисты, знаем, что одни мы еще слабы для борьбы. Мы знаем, что Гитлер, Геринг и братия только и ждут случая, который даст им повод запретить коммунистическую партию и аннулировать ее парламентские мандаты. Мы знаем, что за нами следят, 

[ 96 ]

 

Чертеж здания рейхстага
У места, обозначеного «зал заседаний», начинается подземный ход, который ведет к дому Геринга.

[ 97 ]

что наши телефонные разговоры подслушивают. Но мы не пойдем в западню, расставленную нам этими господами».

«В следующий вечер после этого разговора горел рейхстаг, и через несколько часов Торглер был арестован как «виновник».

«У меня тогда было убеждение—оно остается у меня и теперь,— что Торглер говорил мне чистую правду. И поэтому, хотя я противник коммунизма, я говорю каждому, в том числе и г-ну Герингу, хотя он несомненно знает это лучше меня, и судьям в имперском суде: «Руки прочь от Эрнста Торглера, он не виновен».

Этот рассказ Филиппсборна является еще одним доказательством невиновности Эрнста Торглера. Этот человек, добровольно явившийся в полицию, имеет столь же мало общего с пожаром рейхстага, как его товарищ Кенен и арестованные болгары. В другом месте мы показали, что коммунистическая партия неоднократно выступала с заявлениями против индивидуального террора и осуждала его. Никакие «свидетели», которых г-н Геринг выпускает теперь против Торглера и Кенена (Кенен спасся от ищеек полиции и продолжает борьбу против фашизма) не докажут своими оплаченными вымышленными показаниями вины обоих депутатов. Эрнст Торглер, Вильгельм Кенен, Димитров, Попов, Танев никогда не видели ван дер Люббе. Не они подожгли германский рейхстаг.

[ 98 ]