...но в действительности они преследуют тысячи рабочих.

... но в действительности они преследуют тысячи рабочих

Вот особенно ясное доказательство этого, рассказывает рабочий, которого затащили на Гедеманштрассе:

«Вечером 5 марта я с шестью другими рабочими, находящимися в пивной X на улице у северной части Берлина, подвергся нападению группы одетых в форму штурмовиков. Мы сидели дам в ожидании результатов выборов. Штурмовики приставили нам к груди револьверы и принудили нас с поднятыми вверх руками отправиться в их помещение на улице X. Там мы были прежде всего избиты в кровь как «коммунистические свиньи». Затем нас отправили на автомобиле в центральное помещение штурмовиков на Гедеманштрассе, 6. Нас погнали на четвертый этаж, и в длинном коридоре непрерывно на нас сыпались удары кулаками и хлыстами. Коридор был снизу доверху украшен «добычей» — социал-демократическими знаменами и плакатами. У стены на виселице висело чучело, одетое в форму красного фронтовика, которое должно было изображать Эрнста Тельмана.

Здесь мы были загнаны ударами в общее помещение, нас принудили под крики «Да здравствует Гитлер!» стать на колени, читать «отче наш» и петь затем1 гимн Хорста Весселя. Кто не подчинялся, того немедленно избивали до полусмерти. Затем нас оттащили к стене помещения и стали непрерывно стрелять из револьверов почти над самой нашей головой. Нам дали короткую передышку, после чего начались первые «допросы». Каждый из нас вызывался поодиночке в комнату, где стояло с полдюжины штурмовиков с хлыстами. Какой-то человек сидел у пишущей машинки. Мы должны были раздеться донага, и нам заявили, что нас будут бить до тех пор, пока мы не скажем всего. От нас требовали самых невозможных признаний. У нас выпытывали имена и адреса коммунистических работников, спрашивали о каких-то тайных складах оружия и множительных аппаратах. Во время этого допроса нас непрерывно били. Затем нам давали по полчаса на размышление, после чего пытки начинались сызнова.

Некоторым антифашистам, которые раньше состояли в рядах штурмовиков, остригали волосы, оставляя только спереди перевязанный клок волос. Нам объяснили, что эти люди будут на следующее утро расстреляны. Когда мы пришли, они уже лежали в бессознательном состоянии в общей камере. Кроме нас в общей камере находилось около 50 рабочих социал-демократов и коммунистов. При освобождении от нас потребовали, чтобы мы дали расписку, что нас выпустили невредимыми. Подписку мы дали. Двух своих спутников я нашел затем в больнице «Фридрихсгайм». Один был ранен выстрелом в шею».

[ 188 ]

[ Иллюстрация ]

[ 189 ]

Кроме этого, не вызывающего никаких сомнений документа мы даем еще ряд дальнейших сообщений избитых рабочих, чтобы показать, как национал-социалистическое движение ознаменовало повсюду свой официальный приход к власти.

«Покрыт ранами»

«Рабочий И. М., живущий на Вердерштрассе в Берлине, захвачен в ночь с 27 на 28 марта штурмовиками и тяжело избит в национал-социалистической казарме на Рудоверштрассе. Все его тело покрыто ранами».

Квартира разрушена

«К рабочему Р. из Шенеберга, который был известен как партийный работник, явились на квартиру в понедельник (после нападения). Там его сильно изранили стальными прутьями и затем потащили в казарму штурмовиков. В тот момент, когда составлялось настоящее сообщение, еще не было известно, что сталось с этим рабочим. Его квартира была совершенно разгромлена штурмовиками».

Дикая стрельба

«Рабочий Макс Ф. в провинции Бранденбург подвергся ночью нападению 40 вооруженных штурмовиков. Дверь в квартиру была выбита, после чего штурмовики начали немедленно неистово обстреливать квартиру. Ф. успел, несмотря на тяжелое ранение, спастись, выпрыгнув в окно. Во время бегства он получил еще ранение руки и груди. Он спасся и нашел приют в больнице. Место, куда он спасся, пришлось держать в строжайшей тайне, так как родные подвергались каждый день после нападения угрозам» (точный материал об этом случае имеется в нашем архиве).

Переломы костей

«36-летний рабочий Павел Попроцкий, Мальплякштрассе, 23, был вытащен из своей квартиры в мочь! с 26 на 27 марта в 3 часа. Большой отряд штурмовиков препроводил арестованного в помещение штурмовиков на Утрехтштрассе, где от него требовали адресов партийных работников. Когда он отказался указать адреса, его начали избивать. Спустя несколько часов его отпустили с тяжелыми повреждениями и, как установило медицинское обследование, весьма вероятно со сложным переломом малой берцовой кости».

«Отче наш» или портупеей по голове

«18-летний рабочий Курт Гакенбуш, Грюнталерштрассе, 63, был арестован вместе с тремя товарищами 26 марта и доставлен в помещение на Принценштрассе. Они были избиты портупеями.

[ 190 ]

Арестованные отказались читать «отче наш» перед собравшимися штурмовиками. Их снова стали избивать. Несколько часов спустя арестованные были доставлены на пункт скорой помощи, где они под угрозами должны были заявить, что штурмовики спасли их от совершенного на них нападения. У Гакенбуша оказалась при этом кроме кровоподтеков на лице и спине еще тяжелая рана на голове».

Кровоподтеки

«Рабочий Яков Иклер, Кассель, Кёттенштрассе, 4, был взят штурмовиками, производившими обыск в квартире его отца, доставлен в помещение Бюргерзале, положен на скамью и избит затем резиновыми дубинками. Удары в нижнюю часть лица, по голове, кровоподтеки на спине, ягодицах и верхней части ляжки. Состояние засвидетельствовано врачебным удостоверением (в архиве). Имя врача здесь не называется, так как в Германии периода «третьей империи» стало не безопасным оказывать врачебную помощь изувеченному.

[ 191 ]