Они называют себя друзьями рабочих...

Они называют себя друзьями рабочих...

От безработного, который просил милостыню у коммунистов и получил у них работу по дому, требовали, чтобы он заплатил своим товарищам изменой за солидарность. Он поплатился за свое мужество. Он пишет:

«В понедельник 6 марта в 17 часов к входным дверям квартиры депутата X явилось двое штурмовиков с начальником и потребовали, чтобы их впустили. Так как я находился в квартире, где разобрал белье, то я открыл дверь, но сначала только до предохранительной задвижки. В щель был немедленно просунут револьвер, и штурмовик потребовал, чтобы дверь была открыта настежь. Спросили, где находится товарищ X, чего я указать не мог. После этого они забрали меня с собой. Меня отвезли на Бехтерштрассе в прицепной тележке мотоцикла. Там начались избиения. И по сей час, когда я пишу, на мне имеются видимые следы всего того, что надо мной проделали. Под глазами синяки, на левой половине лба четырехсантиметровая затянувшаяся рана от укуса, руки опухли и расцарапаны. Меня ругали «убийцей» и т. д. без всякого к тому основания. Затем я должен был смыть с себя кровь. Она текла изо рта, носа и лба. Едва только я умылся, как меня снова приволокли в первую комнату и снова стали избивать. Я искал себе защиту на стоявшей в помещении скамейке и закрыл обеими руками лицо, чтоб таким образом избежать ударов, так как в противном случае они безусловно раздробили бы мне челюсть, но они этим не удовлетворились.

Вместе с двумя другими арестованными я был доставлен на Гедеманштрассе на таксомоторе. Нас сопровождали два мотоцикла. При отправке мне сказали, что я должен радоваться тому, что они были так гуманны, в подгруппе «работают» иначе. Я чуть не рассмеялся при этом.

На Гедеманштрассе при допросе я сказал, что я попрошайничал и что мне всегда что-нибудь подавали из квартиры X. Затем я стал туда чаще наведываться, чтобы иногда поговорить и о политике, и наконец госпожа X мне поручила кое-какую домашнюю работу, как-то: выбивать ковры и т. п. Я сказал штурмовикам, что меня очень радовало то, что со мной так хорошо обходились коммунисты.

[ 186 ]

[ Иллюстрации ]

[ 187 ]

Я также сказал им, что я сочувствую КПГ и голосовал за третий список. На это допрашивавший меня сказал: «К людям, говорящим правду, мы еще милостивы. Мы хотим уничтожить не вас, а ваших вождей и с ними рассчитаться».

[ 188 ]