Члены союза республиканского Флага и партийные работники в камере пыток.

Члены союза республиканского Флага и партийные работники в камере пыток

Опровержения национал-социалистического правительства все время пытаются изобразить все эксцессы в штурмовых казармах как произвол отдельных штурмовиков. Мы приводим ряд сообщений из Касселя, которые устанавливают с несомненностью, до какой степени связаны были избиения с официальным руководством штурмовиков. Даже для виду не старались разграничить допрос и избиения; приходится читать, что арестованные «выпускались» после исключительно мягкого допроса, но затем уже на лестнице были схвачены штурмовиками для «последующей обработки» и затаскивались в подвалы.

Руководитель Союза республиканского флага Ганс Квер сообщает в протоколе:

«24 марта после часа дня четверо штурмовиков и один в штатском взяли меня в рабочем кабинете 51 в ратуше. «Господин Квер, вы должны следовать за нами». Двое берут меня за руки. Ведут с

[ 198 ]

[ Иллюстрация ]

[ 199 ]

лестницы. Штурмовики, стоявшие на лестнице, кричали публике: «Вот идет генерал республиканского флага Квер». Ведут в помещение Бюргерзале. Имя одного из сопровождающих штурмовиков Диппель (агент; последнее время работал в отделе призрения, был уволен за растрату, осужден к 4 месяцам тюрьмы). Один из штурмовиков отбирает у меня сведения, касающиеся моей личности и партийной принадлежности. После этого следует заявление, что я свободен.

На лестнице меня задерживают двое штурмовиков, заявляя, что мне еще нельзя уходить. Один из них входит в комнату к штурмовику, который меня допрашивал, и очень быстро возвращается обратно. Он делает жест рукой, который должен означать, что я буду отправлен в подвал. Там меня встречают 10—15 штурмовиков и требуют, чтобы я немедленно скинул пальто и шляпу. Затем меня уводят насильно в темный подвал к месту, где стоит скамья. Штурмовик идет впереди с карманным электрическим фонариком и освещает дорогу. Лампочка погасла. Меня бросают на скамью и по крайней мере в продолжение 10—15 минут избивают зверским образом. Когда я в полубессознательном состоянии свалился со скамьи и просил обходиться со мной человечнее, в ответ прозвучал издевательский смех. После этого последовали удары еще сильней. Когда я, покидая подвал, шел недостаточно быстро, мне было сказано: «Слишком мало получили, если не поторопитесь, поведем еще раз обратно».

Городской секретарь Мартин Мейер, 30 лет (Беннерштрассе, 14), был арестован 24 марта половина первого штурмовиками в отделе исполнения ратуши города Касселя, где он работал, и доставлен на Карлштрассе в помещение Бюргерзале. Там он был отведен в темный подвал, положен на скамьях, и в течение получаса его с короткими перерывами избивали резиновыми дубинками. Большие кровоподтеки на носу и правом глазу.

Кашель Зепель, секретарь профсоюза (Кассель, Шильштрассе, 14), был арестован 23 марта 1933 г. в пять часов пополудни вместе с профсоюзным секретарем Герке и из дома профсоюзов был отведен 8 штурмовиками для допроса в помещение Бюргерзале. Содержался в большом зале. Слышал крики из нижнего помещения. Ждал час. Отведен 8 штурмовиками в темный подвал, положен на стол и в три приема был избит 6 штурмовиками резиновыми дубинками. Находится на врачебном излечении. Еще лежит в постели. Вероятно повреждение почек, моча с кровью, спина, ягодицы, верхняя часть бедер повреждены.

Баль Генрих, купец (Кассель, Людвигштрассе, 2), арестован около трех часов пополудни 4 штурмовиками в магазине и доставлен в помещение Бюргерзале. Был избит уже на улице. Грозили расстрелом в случае побега. В помещении Бюргерзале был избит. Били резиновыми дубинками четверть часа по обнаженному телу (брюки спущены). С тех пор лежит в постели больной в кассель- ской областной больнице.

Управляющий местной больничной кастой в Касселе Христиан Витрок (Кассель, Луизенштрассе, 20) 40- летнего возраста, был взят у себя в конторе 24 марта 2 штурмови-

[ 200 ]

ками. Его вели по лестнице ратуши, а затем через толпу к помещению Бюргерзале на Карлштрассе; по дороге его били и топтали ногами. В помещении Бюргерзале штурмовики опросили его и затем сказали: «Витрок свободен». Затем он был выведен из зала, как будто бы его действительно отпускают, но из здания его не выпустили, а совершенно неожиданно направили в темный подвал, бросили там на скамью и избили резиновыми дубинками. Два удара в голову, кровоподтеки на спине, ягодицах и на бедрах, платье и обувь выпачканы, частью изодраны. Затем он снова был доставлен в верхнее помещение и там вторично избит. Находится на врачебном излечении.

[ 201 ]