План построения «новой партии».

В организационно-политическом плане этот кризис в 1976 г. привел к отставке прежнего лидера партии Де Мартино и избранию нового секретаря — Б. Кракси. Во главе руководства оказались сравнительно молодые, «сорокалетние» лидеры — Б. Кракси, К. Мартелли, Кл. Сионьориле, Ф. Чикитто, Э. Манка, Дж, Де Микелис и др. Они принадлежали к разным течениям ИСП, но объединились вокруг Кракси с целью построить сильную современную социалистическую партию.

Новое руководство ставило перед собой нелегкие задачи: завоевать собственное «политическое пространство», дистанцироваться от ИКП и ХДП, сделать ЙСП центром сил светского полюса и «гарантом управляемости» в стране, отличительной особенностью которой, как уже отмечалось, была затяжная экономическая и политическая нестабильность.

Внушительная победа французской социалистической партии на парламентских выборах 1981 г. вдохновила итальянских социалистов на амбициозную цель — завоевать 20 % голосов избирателей. Однако на этом пути нужно было решить несколько задач. Прежде всего, где взять эти 20 %, если существующий в стране электорат давно поделен между крупнейшими партиями?

С самого начала обозначилась главная цель «операции Кракси» — в поисках политического «пространства» привлечь на свою сторону новые средние городские слои (новые отряды служащих, управленческий персонал, научно-техническую интеллигенцию). Со страниц изданий ИСП исходили призывы изучать и учитывать требования и ожидания, распространенные в этих слоях (причины, по которым ИСП обратила свое внимание именно на эти группы избирателей, рассмотрены ниже).

Стремясь привлечь на свою сторону указанные слои, а также творческую интеллигенцию, социалистическая печать развернула на своих страницах обсуждение интересующих их тем. Акцент делался на темы

[247]

свободы личности, демократии и социализма, нападки на реальный социализм, поддержки диссидентов. На первых порах социалистам удалось привлечь к сотрудничеству многих интеллектуалов (во главе с Н. Боббио). Сгруппировавшись вокруг теоретического журнала ИСП «Мопдоперайо», они приняли участие в разработке нового политического курса и проекта программы партии.

ИСП стремилась также вернуть утраченное — голоса, перешедшие к компартии в 1976 г., справедливо считая, что многие избиратели проголосовали за ИКП не потому, что полностью разделяли ее взгляды, а потому, что не верили в ИСП. В поисках поддержки социалисты стараются проникнуть в различные культурные круги и кружки, не оставляют без внимания движения молодеячи, женщин. «ИСП должна стать гарантом и представителем этих сил, которые иначе останутся вне движений»,— заявил один из инициаторов нового курса Дж. Де Микелис 3. В поисках резервов социалисты обращаются также к различным радикальным течениям, в том числе к анархистским — в этом одна из причин спекулятивной критики «слева» в адрес итальянских коммунистов (ИКП).

Решая проблемы расширения «базы» и соответствующей ориентации партии, социалисты должны были определиться в отношении к социал-демократии. Если бы Кракси просто сказал: «Я хочу сделать, как у немецких социал-демократов», он потерял бы многих своих союзников,— отмечал впоследствии Л. Бассо 4. Поэтому Кракси на первом этапе занимал противоречивую позицию. На словах он заявлял, что к опыту европейской социал-демократии следует относиться критически, ибо она, «отказавшись от какой-либо идеологической характеристики», утратила также и «перспективу преобразования общества в социалистическом смысле, сведя свою роль к управлению существующим порядком» 5.

На практике же в стремлении достигнуть «идеальной модели» (образцами стали французская соцпартия и СДПГ), изобразить себя как часть той силы, которая в других странах Западной Европы имеет гораздо больший вес, социалисты усиливают курс на «европеизм», пытаются приблизить позиции соцпартии к установкам, преобладающим в западноевропейской социал-демократии. В дальнейшем, был отброшен всякий

[248]

камуфляж и появилось даже предложение о «лейборизации» партии, превращении ее в некое подобие лейбористской партии Англии.

Частью плана утверждения современного облика социалистической партии (по типу ведущих социал-демократий Западной Европы) явилась развязанная социалистами ожесточенная идеологическая полемика с коммунистами. Стремясь отмежеваться, дистанцироваться от ИКП, социалисты предъявили ей список претензий: коммунисты должны были пересмотреть свою позицию по таким вопросам, как отношение к СССР, к ленинизму, к демократическому централизму, отойти от стратегической линии «исторического компромисса», ответить на вопрос что будет делать ИКП, когда войдет в правительство.

Цель полемики была ясна: воспользовавшись трудностями, которые испытывала компартия в тот период, осуществляя первые шаги своей новой тогда стратегической линии «исторического компромисса», дискредитировать ИКП и отнять у нее часть избирателей. Кроме того, нападки на компартию были своеобразным способом обретения доверия буржуазного Запада, а также симпатий широких кругов итальянской интеллигенции.

В центре дискуссии оказался документ, вышедший из-под пера Б. Кракси и его идеологического помощника Л. Пелликани «Социалистическое Евангелие», которое было опубликовано 27 августа 1978 г. одновременно в «Эспрессо» и «Аванти!». Это — своего рода идеологический манифест, кредо либерального социализма 6.

Конфликт между большевизмом и «демократическим социализмом», писал Кракси, не сводится к вопросу о средствах, которые можно использовать, чтобы идти к идеальной цели. «Между ленинским коммунизмом и социализмом существует несовместимость, которую можно назвать противоположностью между коллективизмом и плюрализмом». Ленинизм в «Социалистическом Евангелии» уподоблен религии, которая стремится дать ответ на все проблемы жизни человека. Утверждалось также, что марксистско-ленинская партия тоталитарна, у нее —«истина в последней инстанции», у нее «ключи от истории». Коммунизм, — согласно «Евангелию»,— не может позволить, чтобы «процветал критический дух, методологическое сомнение,

[249]

плюрализм философских направлений — одним словом, все то, что естественно для западной цивилизации».

В отличие от ортодоксального коммунизма, развивал свою мысль Кракси, «демократический социализм» предполагает светскость и плюрализм. «Ленинизм и плюрализм — понятия противоположные, если господствует первое, умирает второе...»

Демократия — либеральная или социалистическая — предполагает существование множества центров власти (экономических, политических, региональных и т. д.), а диалектика конкуренции между ними мешает образованию тоталитарной, всепоглощающей власти. «Если мы хотим двигаться к плюралистическому социализму, мы должны это делать в направлении, противоположном тому, которое указывает ленинизм»,— замечал Кракси.

Что касается марксизма, то по мнению Кракси, экономические прогнозы Маркса не сбылись, тезисы о государстве ошибочны. Вывод: чтобы спасти социализм, необходимо преобразовать его, причем, без «великого пророка». При этом, надо обратиться к тем источникам демократической и социалистической мысли, о которых несправедливо забыли — Прудону, Розе Люксембург, Кон-Бендиту.

Ссылки на анархистские, федералистские идеи Прудона представляли собой все тот же поиск аргументов для обоснования постоянного водораздела между «авторитарным коллективизмом» (ИКП) и «автономистским плюрализмом» (ИСП). Той же цели служили и ссылки на ранние работы Розы Люксембург и Троцкого.

В статье Кракси не была представлена ни история, ни современное состояние итальянского социализма; было обойдено молчанием и историческое своеобразие итальянского социализма по сравнению с европейской социал-демократией. Характерно, что в работе, в которой предлагалось отправить Маркса «на чердак», не было ни одной ссылки на его труды.

Однако то, что в «Евангелии» объединены столь разные мыслители как Прудон и Роза Люксембург, заставляет поставить вопрос: каков собственно социализм современной ИСП?

[250]

 

Персона: