Основные этапы становления «нового реформизма».

В начале 1978 г. в официальном органе ИСП газете «Аванти!» был опубликован «Проект программы социалистической альтернативы», разработанный группой идеологов ИСП. Он послужил затем основным документом для обсуждения на 41-ом съезде партии (29 марта — 1 апреля 1978 г.) и был принят им в качестве новой программы партии. В этом документе были изложены основные позиции ИСП по широкому кругу проблем, сформулированы теоретические и идеологические установки партии, а также ее представление о характере будущего социалистического общества в Италии.

Во введении к Проекту программы, где перечислялись ценности итальянского социалистического движения и его конечные цели, указывалось, что ИСП не требует от своих членов приверженности к той или иной единственной философской или религиозной доктрине — она приемлет на равных основаниях все течения мысли, признающие этические принципы, политические и социальные концепции, ориентирующиеся на идеалы справедливости, равенства и мира, которые лежат в основе Программы партии.

Уже на этом этапе туманное обоснование идеологических основ не устраивало многих в ИСП, причем не только левых. С резкой критикой выступил, например, близкий в свое время к Пенни известный историк-социалист Дж. Тамбуррано: «Можно, разумеется считать, что марксизм и классовая борьба ныне уже утратили свое значение. Но тогда это должно быть отражено в Проекте более четко и последовательно. ...Подобно германским социал-демократам, официально заявим на съезде, что марксизм и классовая борьба уже не имеют более никакого значения, исторической ценности и что мы вполне серьезно принимаем это общество, т. е. формулируем свою собственную закамуфлированную Бад-Годесбергскую программу, что представляется мне большой теоретической и практической ошибкой» 7.

Возобладала, однако, точка зрения, четко сформулированная Л. Пелликани в статье «Социализм и рынок» 8, напечатанной в «Мондоперайо» в порядке дискуссии о проекте программы. Пелликаии не сомневался, что марксизм переживает кризис, и считал, что

[251]

левые партии обязаны пересмотреть всю теоретико-политическую проблематику социализма в совершенно новых понятиях.

Поиски социалистической демократии, согласно Пелликани, должны вестись на ином пути, чем тот, который, по его мнению, был указан Марксом и Энгельсом. Этот путь — рынок. Само собой разумеется, что речь идет о «социалистическом рынке»— программируемом и самоуправлеическом в противоположность рынку капиталистическому, опирающемуся на частное владение средствами производства. В программе ИСП официально признано значение рынка как вспомогательной структуры. Документ исходит из того, что без полицентрической системы экономической жизни не может быть и политического плюрализма. Таким образом, экономический идеал ИСП — рыночный социализм.

В документе (не без влияния французских социалистов) важная роль отводилась идее самоуправления, которую соцпартия определяла как систему, способную обеспечить демократизацию экономической жизни.

Как соединить демократию с социализмом? Социалисты предлагали разрешить данную проблему с помощью «конфликтной демократии». В программе это сформулировано следующим образом: «Конфликтная демократия — это не разжигание и обострение социальных напряжений, ведущих к разобщению, а, напротив, единственная форма общественного устройства, способная обеспечить самовыражение различных политических сил и дать им возможность развернуть конфронтацию в рамках институциональных каналов».

Туманность формулировки позволяет лишь догадываться, что речь идет о сохранении противоречий при социализме. Однако, уже упоминавшийся Дж. Тамбуррано справедливо бросил авторам проекта упрек в том, что у них отсутствует понимание простой истины: создание социализма — это процесс, осуществляющийся в ходе столкновения антагонистических сил, т. е. классовой борьбы. Между тем, понятие конфликтной демократии содержится и в буржуазной идеологии.

Итак, рынок, самоуправление, конфликтная демократия — относительно новые понятия, которые социалисты внесли в программу. С их помощью ИСП надеялась преодолеть «кризис», к которому ее привело

[252]

 «следование марксизму». И впоследствии, оценивая путь ИСП после Мидаса (отель, где в 1976 г. произошла смена руководства ИСП), сами социалисты отмечали, что Туринская программа — это переход к реформизму и политическому реализму, хотя в ней, по их утверждениям, еще содержатся остатки марксизма 9

На следующем этапе идеологические построения все меньше интересуют социалистических лидеров. В 1980 г. провозгласив лозунги «управляемость, стабильность, эффективность» ИСП вернулась в правительственную коалицию.

В 1981 г. в «Тезисах к 42 съезду ИСП», в литературе их прямо называли «13 тезисов Кракси», партия объявила себя сторонницей «градуализма» (постепенности), мотивируя свою позицию следующим образом: «Общество — это не машина, которую можно разобрать ради собственного удовольствия, а сложный, последовательно развивающийся организм. Прерывать историческую последовательность — значит травмировать общество». Далее отмечалось: «Исторический опыт ясно свидетельствует особенно для стран, уже познавших высокий уровень экономического и гражданского развития, что единственным демократическим путем к социализму является путь социальных демократических и структурных реформ» 10.

Кракси впервые выдвинул идею «великой реформы», которая охватила бы институциональную административную, социально-экономическую и моральную сферы в 1979 г. В дальнейшем эта идея пронизывала все его предложения и была связана с осуществлением ИСП главной функции, на которую она претендовала, гаранта «управляемости». Единственный способ, который, по его мнению, мог обеспечить управляемость в стране, «разблокировать» ситуацию в итальянской политической жизни,— это образование крупной партии (ИСП) или федерации партий с одновременным глубоким обновлением институтов.

Реформа институтов, предлагавшаяся Кракси, включала следующие моменты: 1) четкое разграничение полномочий палат парламента; 2) ускорение процесса принятия решений на парламентском уровне; 3) обеспечение стабильности правительства; 4) деполитизация судебных органов; 5) реформа избирательного закона.

Эти предложения были повторены Кракси на программной конференции в Римини весной 1982 г., до-

[253]

кументы которой получили неофициальное наименование «Хартии итальянского реформизма». Цель краксианского руководства — «построение альтернативы в рамках существующей системы западных демократий». Дело не в том, чтобы демонтировать «социальное государство», — заявил Кракси: «Речь идет о переходе от плохого управления к хорошему управлению социальным государством» 11.

«Хорошее» управление подразумевало осуществление упомянутой «великой реформы», а также целого ряда мер, предназначенных для преодоления социально-экономического кризиса. В программе делается акцент на элементы регулирования социальных противоречий: лозунг введения «механизма принятия согласованных решений» рабочих и предпринимателей, идея пересмотра Статута трудящихся и механизма подвижной шкалы заработной платы и т. п. По сути дела, в Римини в общих чертах проступила модель будущей правительственной программы Кракси.

Концепция «современного реформизма», провозглашенная на съезде в Палермо (1981 г.) и на программной конференции в Римини (1982 г.), нашла свое дальнейшее развитие в тезисах к 43 съезду (1984 г.). Соцпартия пыталась найти собственный ответ на проблемы, порожденные экономическим кризисом, технологической перестройкой и их серьезными социальными последствиями.

В противовес традиционному кейнсианскому курсу (который лежал в основе буржуазного и социал-демократического реформизма эпохи быстрого экономического развития) и современному «неоконсерватизму» Рейгана — Тэтчер тезисы ИСП выдвигали «неодирижизм», который должен состоять в широком, но гибком и целенаправленном государственном вмешательстве с одновременным стимулированием частной инициативы. Цели «неодирижизма»— обеспечение подъема производства, технологическое обновление, экономия, но также и обеспечение занятости и социальной справедливости. В отличие от неоконсерваторов социалисты настаивают, таким образом, на «социальном мире».

В связи с этим и профсоюзам предназначалась несколько иная роль: перейти от «культуры конфликта» к «культуре ответственности», т. е. отказаться от защиты существующих завоеваний трудящихся и перейти к поддержке «динамического» курса.

[254]

Трудящимся предлагалось согласиться на «умеренность» в материальных требованиях и ограничение действия подвижной шкалы заработной платы. Оправдание таких «самоограничений» — необходимость осуществления в общенациональных интересах экономической политики, отвечающей потребностям ускоренной технологической перестройки. Подобные цели, согласно социалистам, можно было ставить только в условиях «управляемости» страны. Идеи «великой реформы» институтов находят в тезисах свое дальнейшее развитие. Основные ее задачи — разрушение биполярной политической структуры в Италии, усиление влияния социалистов и промежуточных светских сил, создание возможностей для ротации партий.

Идея «управляемости» стала ключевой в новом курсе ИСП. Собственно, в этом и заключалось главное содержание того, что стало называться новым (умеренным или прагматическим) реформизмом Кракси. Руководящая группа ИСП осуществила довольно крутой поворот в том, что касается приоритетов политической деятельности. В центре внимания перестали находиться вопросы перспективы, стратегии, выбора места на политической арене, на первое место были выдвинуты проблемы, касающиеся «специфичности», «идентичности» социалистов. В стремлении доказать свое автономное, специфическое лицо, отказавшись от оригинальности итальянского социалистического движения, Кракси далеко ушел от ценностей и установок старой ИСП.

[255]

 

 

 

Персона: