Энвер Ходжа. Началось сильное китайское экономическое давление, но мы никогда не встанем на колени.

Дек 28 2012

ВТОРНИК
17 ИЮНЯ 1975 г.

НАЧАЛОСЬ СИЛЬНОЕ КИТАЙСКОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ДАВЛЕНИЕ, НО МЫ НИКОГДА НЕ ВСТАНЕМ НА КОЛЕНИ

После приема, после обычных речей, изобиловавших стереотипными формулами, Адиля Чарчани и других членов нашей правительственной делегации принял Чжоу Энь-лай в больнице; прием длился 15 минут. Он справился у них о нашем здоровье и, на прощании, сказал им: „Завтра мне сделают операцию, поэтому я принял вас раньше. Эта операция делается с целью продлить мне жизнь". Это может быть так, но может быть и ... „Прощайте, не пытайтесь больше встречаться со мной".

Сегодня мы получили радиограмму от Адиля; он сообщает об официальной беседе, которую имел с ним Ли Сянь-нянь, глава правительственной делегации КНР, после изложения проблем Адилем.

На наши запросы о кредитах и помощи на предстоящую пятилетку китайцы дали низкопробный ответ: они удовлетворяют нашу просьбу о кредите лишь на 25 процентов, из которых 50 процентов на объекты и 50 процентов на материалы. В этот кредит они включают и военные запросы. Они предоставляют такую помощь, просто не желая сказать, что не хотят оказывать нам никакой помощи.

Причины, которые китайцы выставляют в связи с этим, смехотворны: „Мы очень бедная страна". А 5 лет назад, когда они были „гораздо более бедной страной", они предоставили нам кредит в несколько раз более крупный. Более того, из 35 объектов, которые значатся в заключенных соглашениях, 20 вообще еще не поставлены и они, конечно, переносятся

на предстоящую пятилетку; впрочем уже строящиеся у нас объекты они также перенесли дальше нынешней пятилетки.

Пять лет подряд все китайские официальные лица, начиная с Чжоу Энь-лая, говорили нам: „Помощь, которую мы оказываем вам, очень незначительна, но через два года и в будущей пятилетке мы будем помогать больше, ибо положение у нас будет лучше". А ныне, судя по словам Ли Сянь-няня, получается, что положение Китая „хуже", что Китай стал „очень бедной страной", так что слова „будем помогать больше" они свели к смехотворной помощи.

Нам ясно, что такая позиция китайцев не вызвана тем, что они „бедны", наоборот, их страна сделала большой прогресс; нет, это противодействие касательно решительной марксистско-ленинской позиции нашей партии и нашего государства в отношении их внутренней и внешней политики. Китайцы несогласны с нашей внешней политикой, потому что мы не разделяем их политические установки.

Мы несогласны с утверждениями китайцев о том, что „американский империализм менее опасен, чем советский социал-империализм". Мы говорим, что „оба они опасны и против них надо вести упорную борьбу". Китайцы заявляли, что они являются участниками „третьего мира". Мы говорим, что мы — социалистическая страна и поддерживаем правильную национальную антиимпериалистическую и антисоциалимпе-риалистическую политику любого народа и любого государства так называемых третьего мира, второго мира и еще кто знает, как они самоназываются и саморазделяются. Албания — социалистическая страна, она не смешивается ни с кем и проводит независимую, марксистско-ленинскую политику. Китайцы же поддерживают НАТО, Европейский общий рынок и „Объединенную Европу".

Мы против подобных позиций и не считаем их марксистско-ленинскими. Все эти договоры и организмы являются в руках американского империализма и империализма других стран орудием угнетения народов и подготовки третьей мировой войны для установления мирового господства. Такими являются и Варшавский договор, „социалистическое содружество" и СЭВ.

Против обеих этих группировок и содружеств надо вести самую жестокую борьбу. Ленин в свое время изобличал, осуждал и со всей силой боролся против этих организмов капиталистической буржуазии.

Любое государство, любого человека, будь он троцкист, титовец, чанкайшист, если он скажет „я против советских", китайцы сделают своим другом. Мы против подобного принципа. Противоречия среди врагов социализма мы умеем углублять и углубляем, насколько можем, но в первую очередь мы сохраняем принципы. Старую собаку батькой мы не зовем.

Понятно, китайцам не по душе эти наши позиции и им подобные, ибо они срывают с них марксистско-ленинскую маску, которую они хотят носить; поэтому они оказывают на нас давление. Это давление носит экономический характер, так как политически и идеологически им не удалось поколебать и никогда не поколеблют нас. Это начало с их стороны сильной экономической блокады. Но и в этом направлении они потерпят провал. Мы никогда и никому не покоримся — ни китайцам и ни кому бы то ни было другому.

Очевидно, что такая их позиция является составной частью крупного империалистическо-ревизионистского заговора, который составляется против Албанской партии Труда и социалистической Албании. Настоящий акт китайцев не может быть рассмотрен в отрыве от большого политического, идеологического, пропагандистского, экономического и военного давления, которое оказывают на нас Соединенные Штаты Америки, Советский Союз и их сателлиты, в том числе и Югославия и Румыния, которые китайцы причисляют к государствам „третьего мира". Их давление не является воображаемым; оно было конкретизировано в военно-экономическом заговоре, во главе которого стояли Бекир Балуку, Петрит Думе, Хито Чако, Абдюль Кэлэзи, Кочо Теодоси, Липе Наши и т.д. Целью этих предателей была ликвидация партии и ее марксистско-ленинского руководства, с тем чтобы социалистическая Албания превратилась в ревизионистскую страну. О такой Албании мечтают советские, югославы, китайцы и др. Все они противодействуют марксистско-ленинской поли

тике нашей партии, ведут борьбу с ней, поэтому они вместе со своей агентурой организовали заговор внутри нашей страны, содействовали этой агентуре и продолжают содействовать ей и теперь, когда мы уже раскрыли и ликвидируем ее. Эти государства своими деяниями продолжают натравливать эту агентуру, разбитую нашими ударами, продолжают поощрять ее и подобными действиями надеются ослабить нас, прибегая к экономическому давлению и т.п., с тем чтобы мы не вынесли суровый приговор предателям. Именно к этому и направлена нынешняя экономическая блокада, которую нам устраивают китайцы.

Чьими агентами были раскрытые нами предатели? Это неважно. В основном они были агентами советских и югославов, однако к этому причастны и китайцы, ибо именно теперь, когда мы переживаем трудности, своим поведением они стараются усугубить наши трудности.

Разве так поступают друзья? Нет! Как мы поступали, когда Китай испытывал большие трудности, когда он оказался изолированным всеми? Мы помогли ему всеми силами, мы одни устояли перед сильной бурей, обрушивавшейся на Китай, и боролись вместе с ним до конца. Бекир Балуку и его группа не только были старыми агентами советских, но связались и с китайцами. Враждебный стратегический план, который готовил Бекир Балуку, вырабатывался по совету Чжоу Энь-лая. Сам Бекир сказал нам, что этот план ему „предложил Чжоу", но мы отвергли его совет, как враждебный нам. Бекир Балуку втайне работал в том направлении, которое посоветовал ему Чжоу Энь-лай, т.е. „отступление в горы", „союз с Югославией и Румынией". В этом суть всей китайской ревизионистской стратегии, причем не только военной, но и политической и идеологической. Мы отвергли эту враждебную нам стратегию, ибо она была на руку НАТО и советским, а также китайцам. Эта стратегия была нацелена на превращение Албании в арену интриг и вожделений великих держав. Не является ли китайский план слишком темным? А в экономических взаимоотношениях с нами как поступали китайцы в эти последние годы? Самое меньшее, что можем сказать, это то, что они совсем не были корректными.

Правда, китайцы предоставили нам порядочный кредит на пятую пятилетку, однако они далеки от выполнения своих обязательств. Из 35 объектов, которые они должны были предоставить нам, предоставили только 10 или 15. Строительство некоторых объектов мы еще не начали, и это не по нашей вине. Мы с трудом начали строительство трех крупных объектов — Эльбасанского металлургического комбината, Фиерзской гидростанции и Балшского завода глубокой переработки нефти, за которые нам пришлось вести упорную борьбу. Тем не менее, их завершение было отложено на один или два года сверх срока, намеченного по контракту. В этой отсрочке также виновны не мы.

Все это происходило в то время, когда Бекир Балуку составлял военный заговор, а Абдюль Кэлэзи с Кочо Теодоси саботировали добычу нефти и экономику вообще. Можно ли считать случайным такую согласованность целей и времени? А китайцы, не показали ли они нам свои волчьи клыки, когда мы ликвидировали военный путч предателей, когда мы нанесли удар Абдюлю Кэлэзи и его компании? Весьма вероятно, что Абдюль Кэлэзи, будучи человеком югославов, в то же время был и человеком китайцев. Итак, получается, что мы имеем дело с очень крупным заговором с участием многих враждебных нам государств, которые добиваются насильственного изменения положения в Албании.

Я уверен, что Китай причастен к этому заговору; но какой Китай? К нему причастен ревизионистский Китай, ревизионистское течение, которое, видимо, сильное и стоит у власти.

Эту трудную ситуацию мы наверняка успешно выдержим. Мы еще больше напряжем колоссальную энергию народа и партии, их пламенный патриотизм и сорвем и эту блокаду, как срывали все прежние. Мы будем идти осмотрительно. Это не мы сожжем мосты дружбы с Китаем. Наше мнение и наше недовольство мы открыто и по-товарищески выскажем китайским товарищам, поэтому мы подготовили официальный ответ, который Адиль устно передаст им, т.е. скажет им каково наше мнение о той исключительно малой помощи, которую они предоставили нам. Мы скажем им, что нам не понимать этого беспочвенного поступка, идущего вразрез со всем тем, что они говорили нам раньше. Мы скажем им, что подобная позиция с их стороны сильно навредит нам не только экономически, но и политически.

Китайские товарищи должны осознать, что поступают неправильно и что мы понимаем, в чем источник этого их неправильного поступка и чего они добиваются этой своей позицией.

Энвер Ходжа. Размышления о Китае. II. 1973-1977. Отрывки из политического дневника. Тирана, 1979. С. 110-115.

Рубрика: 
Персона: