Гитлер в плену у Гугенберга?

Гитлер в плену у Гугенберга?

30 января было образовано так называемое правительство «национальной концентрации» с Гитлером в качестве рейхсканцлера. Гинденбург назначил Гитлера канцлером на условиях, весьма тяжелых для национал-социалистов. Министры-националисты имели абсолютное большинство в кабинете. Имперским комиссаром Пруссии назначен был заместитель канцлера фон Папен, хотя в предыдущих правительствах этот пост занимал сам канцлер. Министерство рейхсвера, которое национал-социалисты в последней стадии своей борьбы за власть требовали для себя, было отдано в руки верного Гинденбургу генерала фон Бломберга. Когда Гинденбург 30 января принимал присягу нового правительства, Гитлер должен был в присутствии всех членов кабинета дать категорическое обещание, что не будет предпринимать никаких перемен в составе правительства, каков бы ни был исход выборов. Три национал-социалистских министра — Гитлер, Фрик и Геринг — были зажаты в правительстве в тиски между националистами, которым переданы были все министерства поц делам хозяйства, руководство внешней политикой и министерство рейхсвера. По плану националистов Гитлер — «вождь» — должен был оказаться их пленником. Гинденбург принимал его только в присутствии

[ 69 ]

фон Папена. Никогда еще ни одному канцлеру не становились такие унизительные условия.

Легальным путем нельзя было добиться перемены этого положения. Националисты крепко цеплялись за эти формальности. Второй руководитель союза Стального шлема подполковник Дюстерберг огласил 12 февраля на предвыборном собрании категорическое обязательство Гитлера не предпринимать никаких перемен в составе своего кабинета. Дюстерберг преследовал при этом цель — связать Гитлера по рукам и ногам. Чаша весов склонялась в пользу националистов.

Окружение Гитлера, в первую очередь Геббельс и Геринг, не покладая рук работало после 30 января над тем, чтобы освободить Гитлера из тисков националистов.

Со дня на день давление возрастало. Только новое распределение власти внутри правительства могло положить предел растущему недовольству в рядах национал-социалистических избирателей. Насильственный переворот был чреват слишком большими опасностями. Рейхсвер и союз Стального шлема стояли на стороне Гинденбурга. Надо было считаться с тем, что в случае открытой борьбы союз республиканского флага тоже станет на сторону рейхсвера и Стального шлема, против национал-социалистов.

[ 70 ]