Кто поджигатели?

Кто поджигатели?

При первых известиях о пожаре рейхстага вся мировая пресса поставила вопрос: кто поджигатели? Большинство германских газет солидаризировалось с сообщением правительства Гитлера, что рейхстаг подожгли коммунисты. Напротив' вся заграничная пресса отнеслась к официальным сообщениям о пожаре скептически. По мере того как поступали дальнейшие сообщения, этот скептицизм превращался в открытое издевательство над официальными германскими утверждениями. «Тан» писал 1 марта:

«Официальное сообщение очевидно преследует цель довести население до бешенства и восстановить его против левой оппозиции. Нет возможности проверить утверждения полиции. Можно только констатировать, что пожар рейхстага приходится весьма кстати для выборной пропаганды правительства. Он служит предлогом для мер, направленных не только против коммунистов, но также против социал-демократов, и для того чтобы поставить штурмовые отряды и Стальной шлем на одну доску с вооруженными силами».

[ 66 ]

В том же номере газеты говорится, что «демократические и левые круги Берлина скептически относятся к утверждениям о виновниках поджога».

На следующий день эта газета идет дальше: «Арест ван дер Люббе и его признание недостаточны для того, чтобы приоткрыть завесу над тайной этого пожара».

Лондонская газета «Ивнинг стандард» писала 1 марта:

«Нас удивило бы, если бы мир принял за чистую монету заявление Гитлера, что пожар рейхстага—дело коммунистических поджигателей».

Лондонская «Ньюс кроникль» от этого же числа пишет: «Утверждение, что германские коммунисты имели какое-либо отношение к пожару, просто вздор и глупость...»

Официальное агентство Рейтера сообщало 1 марта: «Не подлежит никакому сомнению, что миллионы людей в Германии не могут и не хотят верить распространяемой из официальных источников версии, что страна была на волосок от красной революции».

Лондонский «Дейли телеграф» писал 3 марта:

«Уже теперь ни один разумный немец не верит версии, что рейхстаг подожгли коммунисты. Тем временем стало известно, что капитан Геринг еще до поджога рейхстага подготовил целый ряд приказов р репрессивных мероприятий, словно он заранее знал, что в эту ночь в Берлине произойдет сенсационное событие».

Не прошло и трех дней после пожара рейхстага, как правительство Гитлера уже очутилось перед следующим фактом: никто в мире не верит его утверждениям. Непроходимая стена недоверия отделяет Германию от остального мира. По-прежнему через германскую границу ежедневно отправляются сотни поездов. Но разница в сравнении с прошлым заключается в следующем: поезда, идущие из Германии, переполнены людьми, бегущими от смерти и тюрьмы; поезда, идущие в Германию, почти пусты; те немногие пассажиры, которые едут в них, едут по поручению газет и организаций, желающих знать, что на самом деле происходит в Германии. Письма, приходящие из Германии за границу—это один сплошной крик ужаса.

[ 67 ]