Начало погрома левых

Начало погрома левых

Еще тлеет огонь на пепелище пожара, тысячеголовая толпа еще стоит перед горящим зданием рейхстага, как уже мчатся полицейские автомобили и мотоциклетки и маршируют колонны штурмовиков.

Первый арест последовал вскоре после полуночи. Когда забрезжил свет, в темных коридорах берлинского полицей-президиума на длинных скамьях сидели сотни арестованных: коммунисты, социалисты, пацифисты, писатели, врачи, адвокаты—их ночью вытащили из постелей и повезли в полицию. Многие из них спали, когда радио извещало о пожаре рейхстага.

Газеты, вышедшие в полдень, сообщили имена первых арестованных. Среди них находились писатели Людвиг Ренн, Эгон Эрвин Киш, Эрих Барон, Карл фон Оссецкий и Отто Леман-Руссбюльдт; врачи Бенхейм, Шминке и Ходанн; адвокаты Литтен, Барбаш и Феликс Халле; коммунистические депутаты Вальтер Штеккер, Эрнст Шнеллер, Фриц Эммерих, Оттомар Гешке и Вилли Каспер. Депутат рейхстага Торглер, обвиняемый в соучастии в поджоге, отправился утром 28 февраля в полицей-президиум, чтобы заявить протест против этого обвинения. Его немедленно арестовали. Коммунистические и социал-демократические газеты в этот день уже не вышли. Типографии газет «Форвертс», «Берлин ам морген», «Вельт ам абенд» были заняты полицией еще в ночь с 27 по 28 февраля, напечатанный уже тираж утренних выпусков был конфискован. Типография «Роте фане», находившаяся в доме имени Карла Либкнехта, была уже за несколько дней до этого занята полицией. «Роте фане» была запрещена еще до пожара рейхстага.

[ 60 ]