Терроризируют арестами.

Терроризируют арестами

За границей трудно составить себе представление о технике арестов, которые со времени прихода Гитлера к власти стали повседневным делом для полиции и штурмовых отрядов. В каком-нибудь районе города появляется нелегальная прокламация. Следует донос полицейского или сторонника фашистов. Немедленно мчатся автомобили «полиции особого назначения», оцепляется весь район, обыскивают все дома с чердака до подвалов, конфискуют книги и пишущие машинки и нередко арестовывают совершенно непричастных граждан. Малейший протест немедленно влечет за собой побои и истязания. На тех, кто возражает против конфискаций, накладывают поручни и их арестовывают.

Приведем несколько заголовков газетных сообщений без особого выбора за несколько дней. Эти заголовки показательны для деятельности властей по части арестов.

 «Арестовано 70 коммунистов» («Фелькишер беобахтер» от 10 апреля 1933 г.).

[ 289 ]

 «Большие облавы в Эрфурте, Дрездене и Альтоне» («Берлинер тагеблат» от 25 апреля 1933 г.).

«Обыски в Шарлоттенбурге» («Дейтше альгемейне цейтунг» от 29 апреля 1933 г.).

«Арестована социал-демократическая фракция мюнхенского муниципалитета».—«С.-д. члены городской управы не утверждены» («Д. А. Ц.» от 12 апреля 1933 г.).

«Облава на Бюловплац», «Аресты коммунистов в Штутгарте» (270 арестов и 400 обысков), «Арест группы коммунистических заговорщиков в Мейсене», «Большая облава в северной части Берлина» («Д. А. Ц.» от 12 апреля 1933 г.).

Сотни таких сообщений можно найти во всех германских газетах за месяцы март, апрель, май, июнь. июль. В конце июня, когда были распущены социал-демократическая партия и «Боевой союз молодых националистов», преследования усилились. Вместо сотен бросают теперь в тюрьмы тысячи людей.

С начала июля правительство Гитлера стало арестовывать в качестве заложников родственников бежавших рабочих вождей. Наибольшую известность получил случай с арестом пяти родственников Шейдемана, но это только один из многих случаев.

[ 290 ]