Перед фашистским тайным судом.

Перед фашистским тайным судом

За столом сидит фашистский судья, три звездочки на обшлаге штурмовой формы дали ему судебную власть над всеми арестованными. В стол воткнуты блестящие кинжалы, штыки и тесаки; слева или справа часто дрожит пламя свечей. Арестованного подталкивают к столу, к нему вплотную подступают штурмовики. Он их чувствует возле себя, они сопровождают его ответы ударами. Если он доказывает свою невиновность, они бьют его сзади. Всякая защита становится бессмысленной, речь идет не о правде. Суд только комедия, повод для новых мучительств.

Арестованный внезапно узнает источник доноса, из-за которого он попал сюда. Он надеется опровергнуть обвинения, возбужденным тоном излагает он факты, но резиновые дубинки обрушиваются со свистом на него. «Говорить ты должен только тогда, когда тебя спрашивают». Требуют адресов. Нужны новые жертвы. Рассчитывают на политические успехи, если можно будет всюду оповестить о том, что вожди рабочего движения предают друг друга. Но наталкиваются на преданность. Товарищи никого не выдают. И озлобленные садисты снова начинают избиения. Почетной страницей истории германского рабочего движения является то, что тысячи рабочих не поколебались даже под дубинками штурмовиков. Вся жестокость не принесла пользы; товарищи предпочитали погибнуть, чем выдавать палачам новые жертвы. Фашистские суды 1933 г. могли физически истязать революционеров, превращать их на всю жизнь в калек, но они не в силах были сломить их мужество. Они могли мучить человека, избивать его на смерть, они могли довести до самоубийства десятки арестованных, но их громадный аппарат с трудом мог добиться хоть небольшого числа предательств. Эта стойкость всего лучше доказана дальнейшим мероприятием штурмовиков: они вынуждены были изобрести второй разряд пыток.

[ 174 ]