Герман Геринг.

Герман Геринг

Все признания ван дер Люббе не могли однако помешать тому, что вторая возложенная на него задача кончилась провалом. Эта задача заключалась в том, чтобы своим выступлением, своими услужливыми признаниями заслонить от глаз всего мира действительных поджигателей. Для этого фигура ван дер Люббе оказалась слишком ничтожной, его роль слишком прозрачной. Мир раскусил обман, понял, кто спрятан за этой фигурой, увидел за ней капитана Германа Геринга, предводителя штурмовых отрядов, министра германской республики, прусского министра-президента и министра внутренних дел, председателя германского рейхстага. 

Капитан Геринг дал нам в справочнике рейхстага свою биографию. Это—история его орденов. В жизни этого человека как будто ничего не происходило кроме пожалования орденов. Даже его ближайшие друзья — как и он, бывшие офицеры — отказались от упоминания о своих орденах в биографиях, помещенных в справочнике рейхстага. Только Герман Геринг перечисляет их все до единого.

Капитан Геринг родился 12 января 1893 г. в Розенгейме в Баварии. Даже если бы мы не знали этого из его биографии, можно было бы ни минуты не сомневаться в том, что он был воспитан в кадетском корпусе.

«Биографы» Геринга любят рассказывать о его геройских подвигах в качестве летчика во время мировой войны. Они забывают прибавить, что он совершал свои полеты, предварительно опьяняясь морфием. Шприц для впрыскивания морфия был его неизменным спутником и остался им и по сию пору.

[ 117 ]

 «Биографы» Геринга рассказывают, что в 1924—1925 гг. Он жил в Риме Они забывают прибавить, что он бежал из Германии в 1923 г., когда путч Гитлера кончился неудачей. «Герой мировой войны», человек, «штурмовавший облака», дезертировал, когда ему грозило несколько месяцев заключения в крепости. Ему не грозила смерть, как тем рабочим вождям, которые—в Германии и за ее пределами — борются с фашизмом Гитлера, рискуя своей жизнью. Геринг обратился в бегство перед незначительным наказанием.

Его «биографы» сообщают, что Геринг жил в 1925—1926 гг. в Стокгольме и работал там на службе у одной авиационной фирмы. Они опускают при этом одну мелочь — забывают прибавить, что согласно официальным данным стокгольмской полиции он в 1925 г. содержался в сумасшедшем доме в Лангбро, так как врач нашел его душевнобольным. Впоследствии он был помещен в госпиталь Конрадсберг близ Стокгольма, но по причине буйного поведения его пришлось перевести обратно в Лангбро и держать там взаперти. В частных заведениях его нельзя было больше держать, так как персонал отказывался смотреть за ним. В Лангбро с ним тоже были такие припадки бешенства, что пришлось перевести его в отделение для особенно буйных больных.

Все опровержения Геринга и все процессы, которые он через посредство шведского правительства ведет против газет, напечатавших о нем эти сведения, будут тщетны. «Коричневая книга» приводит неопровержимое документальное доказательство, что Геринг содержался в сумасшедшем доме.

«Биографы» Геринга любят рассказывать о его браке с Карин фон Фок. В первом браке она была замужем за капитаном шведской службы Кантцовым. После развода бывшие супруги судились из-за вопроса об опеке над их сыном Томасом. Во время судебного разбирательства 22 апреля 1926 г. суду представлено было заключение судебного эксперта врача Карла А. Лундберга, в котором определенно заявляется, что Геринг страдает морфинизмом в тяжелой форме. Итак, морфинизм Геринга признан судом. Суд вынес решение, что Геринг не может быть назначен опекуном над малолетним Томасом. А национал-социализм доверил морфинисту Герингу опеку над 60 млн. немцев.

10 марта 1933 г. Геринг выступил в Эссене с речью, в которой между прочим сказал: «Мои нервы еще продолжают служить мне». Этим уклончивым ответом он надеялся заставить замолчать заграничные газеты, сообщающие о состоянии его нервов. Он не считался тогда с тем, что существуют документальные доказательства относительно состояния его нервов, его душевного расстройства, его морфинизма. Мы обнародываем эти документы не для того, чтобы разоблачать сенсационные детали из частной жизни Геринга. Мы обнародываем их для того, чтобы показать, в руки каких людей национал-социализм отдал власть. В «третьей империи» самым видным человеком после Адольфа Гитлера является заведомый морфинист, которого шведский суд признал неспособным быть опекуном, человек, который по причине душевного расстройства содержался в сумасшедшем доме.

Не случайно этот Геринг играет руководящую роль в «третьей импе-

[ 118 ]

рии». В нем воплощена вся животная грубость прусского офицерства, которое с 1918 г. непрерывно стремилось к власти. В нем воплощен садизм офицеров, который в эти последние месяцы выразился в тысячах убийств и десятках тысяч грубых и жестоких истязаний. В нем представлена та офицерская банда, которая убила Розу Люксембург и Карла Либкнехта, пролила в Венгрии потоки крови, воздвигла белые виселицы в Финляндии и превратила всю гитлеровскую Германию в один сплошной коричневый ад. Геринг воплощает в себе весь смысл национал-социалистической политики. Национал-социализм представляет не рабочих, не служащих, не среднее сословие, — он представляет интересы господствующего класса, интересы правящей касты. Национал-социализму была предоставлена политическая власть для того, чтобы он поддерживал существующую систему хозяйства и защищал ее против натиска социальной революции. Для защиты этих интересов, для защиты нетрудовых доходов, которые ему предоставляет государство, национал-социализм подобрал свой высший должностной персонал из рядов бывшего офицерства, дворянства, высшего чиновничества. По этому капитану Герингу, животно-грубому, лживому до последней степени, до последней степени трусливому, можно судить о подлинном лице национал-социализма.

Этот капитан Геринг является организатором пожара в рейхстаге. Его товарищ по партии Геббельс придумал весь план, Геринг его выполнил. В его руках сконцентрировались все возможности, он располагал всей необходимой властью, у него сходились все нити. Морфинист Геринг поджог рейхстаг.

[ 119 ]

Персона: