2.2. Политические причины еврейского переселения в Крым

2.2. Политические причины еврейского переселения в Крым

Хотя датой смерти Ленина и является январь 1924 года, но уже начиная с 1922 года он был совершенно недееспособным после инсульта. Поэтому именно с этого периода времени начинается борьба двух течений как в экономике, так и в политике. Первая заключается в том, что у руля власти и силового аппарата находились люди в преобладающем большинстве еврейской национальности, и вторая линия, которая очень слабо, но уже начала просматриваться, во главе которой стал проявлять себя Сталин, заключалась в ограничении влияния «инородного элемента» на внутреннюю политику России. Эта линия наиболее отчетливо выразилась в том, что около трети от всего еврейского населения страны, «потерявшего базовую специальность» были объявлены «нетрудовым элементом» и причислены к категории «лишенцев», что и было описано выше.

Первая линия «решила» «преодолеть эту несправедливость» и «посадить евреев на землю», хотя этот процесс и носил изначально стихийный характер, что также было описано выше. Следует отметить, что «целесообразность» создания автономной единицы для евреев России была отмечена еще Лениным. Вопрос создания аграрных колоний начал обсуждаться сразу же после установления советской власти в Крыму в ноябре 1920 года. С 16 по 21 октября 1922 года в Москве по этому поводу прошел Всероссийский съезд Еврейского Общественного Комитета (Евобщесткома).

Вторая политическая линия «решила» использовать процесс обособления еврейского населения в своих интересах для подъема всего народного хозяйства страны, а не только еврейское его части, и не допустить транснациональный банковский капитал в финансовые структуры СССР. Поэтому в начале мая 1924 года было принято решение о закрытии местных представительств Евобщесткома, а 11 октября 1924 году на всесоюзном съезде Евобщесткома в Харькове было заявлено и о его самороспуске в целом.

Еще одним признаком кризиса в деле еврейской колонизации Крыма и на Украине стало официальное появление в 1928 году Биробиджанского проекта, который сталинская линия внедрила для «защиты» дальневосточных рубежей страны и «освобождения» Крыма от «инородного элемента».

Более всего смущает и удивляет тот факт, с какой легкостью авторы всех проектов «освоения» Крыма взялись распоряжаться судьбами огромных людских масс. Накануне Первой мировой войны из более чем пяти миллионов евреев, проживавших на территории России, только 3-4% были связаны так или иначе с сельским хозяйством. Остальные 96% были заняты в торговле, промышленности, в городских учреждениях. Эту статистику привел задолго до революции, еще в 1913 году И.В.Сталин в работе «Марксизм и национальный вопрос».

После Октябрьской революции и гражданской войны от империи отпали Польша, Западная Украина и Западная Белоруссия, Бессарабия. Поскольку они были основными регионами расселения российских евреев, число последних сократилось более чем наполовину. Этому процессу способствовала и массовая эмиграция евреев из России.

В России же в общей своей массе остались лишь примерно до ста двадцати тысяч евреев, тем или иным образом связанных с сельским хозяйством. Преимущественно это были управляющие, агрономы, ветеринары, счетоводы, но не крестьяне, а, если можно так выразиться, «деревенская интеллигенция». Вот посредством переселения этих людей в Крым «энтузиасты» намеревались создать в регионе численный перевес евреев и учредить национальную республику, с последующим выходом из состава СССР в качестве конечной цели. Думаю, что именно эта цель и стояла перед организаторами проекта «Крымская Калифорния».

Поддержкой Крымского проекта занимались евреи-работники ГПУ, занимавшие высокие посты в этой репрессивной организации, такие как Исаак Давидович Абкин, Дмитрий Аркадьевич Белогорский, Ефим Анисимович Богуславский, Яков Арнольдович Бухбанд, Израиль Яковлевич Дагин, Александр Павлович Радзивиловский, Григорий Яковлевич Рапопорт, Касриэль Менделевич Рудин, Александр Иосифович Ротенберг, Сергей Соломонович Шварц и другие «менее ответственные члены». Яков Аронович Браиловский был заместителем заведующего организационным отделом Крымского обкома ВКП(б).

После смерти Ф.Дзержинского процесс «защиты» еврейского населения несколько ослаб и уже его «некому было сдерживать». И уже в начале сентября 1924 года, когда Дзержинский «отошел от дел ВЧК» начались многочисленные аресты членов различных сионистских партий, движений и организаций. Члены этих партий впоследствии перешли на нелегальное положение. Уже в 1925 году начальник секретного отдела ОГПУ Г.Дерибас требовал не высылать за границу сионистских активистов, чтобы это не стало «серьезным стимулом для усиления сионистской работы», а разбираться с ними на местах.

В январе 1925 году прошла волна арестов сионистов, в основном членов молодежных организаций, в Москве, Ленинграде, Екатеринославе, Ростове, Бахмуте и других городах. Тем не менее, еще многим арестованным наказание было заменено высылкой из страны. В 1928 году были ликвидированы последние остатки легальных сионистских организаций. С начала 1930-х годов легальное сионистское движение в России прекратило свое существование полностью, хотя подпольно продолжали действовать некоторые группы. В начале 1928 года были распущены коммуны Хе-Халуца по всей стране, руководство крупнейшей из них «Тель-Хай» в Крыму было арестовано.

Перед празднованием Рош ха-Шана 1929 года началась всесоюзная антирелигиозная кампания, во время которой десятки синагог были закрыты и превращены в еврейские рабочие клубы. В еврейском рабочем клубе в Ленинграде прошел открытый суд над руководителями «ЛЕРО». Была закрыта Ленинградская хоральная синагога 17 января 1930 года, Московская синагога 1 февраля 1930 года и синагоги в других городах. В 1929 году собрание «студентов-коммунистов» в Киеве потребовало введения процентной нормы для евреев при приеме в университет.

В январе 1930 года, после постановления Оргбюро ЦК ВКП(б) о реорганизации аппарата ЦК ВКП(б) Еврейское бюро было упразднено. Тогда же прекратилась деятельность местных отделений евсекций, функционеры которых в своей основной массе перешли на работу в советские органы власти, в том числе в еврейские национальные советы в районах, а с 1934 году и Еврейской автономной области на Дальнем Востоке и продолжили там дело автономизации еврейского населения.

К 1 декабря 1933 года было закрыто двести пятьдесят семь синагог, то есть 57% от существовавших в первые годы советской власти. Хотя нельзя отрицать и тот факт, что на этом фоне продолжали закрывать православные храмы и мечети. Именно в этом и проявилась борьба двух направлений в борьбе за страну в целом.

С 1933 года по 31 декабря 1934 года проводилась «генеральная чистка» ВКП(б). В ходе «чистки», которая была возобновлена в мае 1935 года, из партии, насчитывавшей более одного миллиона девяти ста тысяч членов, было исключено 18,3%. После завершения «чистки» началась «проверка партийных документов», продолжавшаяся по декабрь 1935 года, которая добавила еще до двадцати тысяч исключенных. С января по сентябрь 1936 года была проведена «замена партийных документов». В реальности эта проверка стала продолжением «чистки» 1933-1935 годов и сопровождалась массовыми арестами. Основная масса большевиков, преимущественно евреев, игравших ведущие роли с 1917 года в Советском правительстве, была казнена.

Евреи составляли и от половины до двух третей подсудимых на московских показательных процессах «троцкистско-зиновьевского центра» и «параллельного троцкистского центра». В августе 1936 года были приговорены к расстрелу пятнадцать человек, в том числе Г.Зиновьев, Л.Каменев, Е.Дрейцер, И.Рейнгольд, Э.Гольцман, Фриц-Давид (И.-Д.Круглянский), М.Лурье, Н.Лурье.

На процессе так называемого параллельного антисоветского троцкистского центра в январе 1937 года в числе приговоренных к расстрелу были Я.Дробнис, Я.Лившиц, Л.Сосновский, М.Богуславский, Б.Норкин, Г.Пушин. Приговоренные к десяти годам заключения К.Радек и Г.Сокольников были убиты в тюрьме уголовниками. В числе военачальников, расстрелянных по делу так называемой антисоветской троцкистской военной организации в июне 1937 года, были командарм 1-го ранга И.Якир и комкор Б.М.Фельдман. Я.Гамарник покончил жизнь самоубийством. К расстрелу были приговорены А.Розенгольц, В.Максимов-Диковский, И.Зеленский. Расстрелян был и сам Г.Ягода, подготовивший процесс Зиновьева-Каменева.

Из числа сотрудников органов государственной безопасности было репрессировано около двадцати тысяч человек, в числе которых ряд бывших руководящих работников ВЧК, «соратников Дзержинского»: А.X.Артузов, Г.И.Бокий, М.Я.Лацис, М.С.Кедров, В.Н.Манцев, Г.С.Мороз, И.П.Павлуновский, Я.X.Петерс, М.А.Трилиссер, И.С.Уншлихт, В.В.Фомин.

В 1-й половине 1938 года сначала ОЗЕТ, а затем Комзет были распущены, подавляющее большинство остававшихся еще на свободе сотрудников этих организаций были репрессированы. С этого же года началось закрытие иешив по всей стране, однако многие ученики закрытых иешив разбились на группы по 10-15 человек и продолжали обучение нелегально.

Началась кампания по преследованию раввинов, которая заключалась в лишении их прописки, их детей выгоняли из институтов, многие были вынуждены уехать в отдаленные регионы страны, а десятки эмигрировали. В середине 1930-х годов закрытие синагог ускорилось. Преследования еврейской части населения страны привели, как следствие, и к самороспуску Комитета раввинов. На этом фоне руководство Джойнта приняло решение о прекращении финансирования религиозных учебных заведений в «новых исторических условиях». Так, в ответ на обращение верующих евреев Пензы, протестующих против закрытия синагоги в январе 1933 года, было заявлено, что «синагога в городе Пенза фактически являлась центром группировки исключительно антисоветского торгашеского элемента».

Со второй половины 1930-х годов число высших и средних учебных заведений, где велось обучение на идиш, начинает стремительно сокращаться. Практически все еврейские высшие и средние учебные заведения в СССР были закрыты в 1937-38 годы.

По оценке Снайдера, политика террора привела к смерти примерно ста тысяч советских евреев в 1930-х годах. Однако эти цифры не идут ни в какое сравнение с потерями православного населения России в период с 1917 по 1941 годы. Кроме этого, говорить отдельно о евреях как жертвах Большого террора довольно сложно поскольку в статистической отчетности НКВД по результатам террора не указывалась национальность репрессированных вплоть до июля 1938 года.

Для справки: Тимоти Дэвид Снайдер, Профессор Йельского университета, который занимался проблемами национализма, тоталитаризма и холокоста.

Для наглядности приведу график, показывающий вышеописанные процессы. Смотри график 1.

 

График 1

 

Национальный состав руководства НКВД