1.1. Теоретические предпосылки красного террора в России

1.1. Теоретические предпосылки красного террора в России

27 октября (9 ноября) 1917 года «в качестве временного рабочего и крестьянского правительства» стал Совет народных комиссаров, который был учрежден II Всероссийским съездом советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Название это использовалось довольно недолго, лишь до принятия Конституции РСФСР 1918 года.

По воспоминаниям первого наркома просвещения А.В.Луначарского, первый состав Совнаркома был во многом случаен, и Ленин не придавал этому вопросу «особого значения» о чем и говорит его следующее высказывание: «если окажутся негодными, сумеем переменить». Как писал первый нарком юстиции, большевик Ломов (Г.И.Оппоков) познания, которого в юстиции включали себя главным образом детальные познания о царских тюрьмах с особенностями режима, «мы знали где бьют, как бьют, где и как сажают в карцер, но мы не умели управлять государством».

Именно на этих «теоретических» позициях и начался красный террор, который имел базой узурпацию власти большевиками в ноябре 1917 года. Декретом от 22 ноября 1917 года Ленин ликвидировал всю систему российского права, сложившуюся после реформы 1864 года. Первым же пунктом этого декрета были распущены все суды, вплоть до высшей кассационной инстанции, далее, были упразднены все должности, связанные с судопроизводством. Выносить приговоры судьи должны были, руководствуясь декретами советского правительства, а когда этого было «недостаточно», то они должны были руководствоваться «социалистическим правосознанием». Революционные трибуналы действовали по отработанному образцу, выработанному еще во время французской революции, который не предполагал «долгого общения с подсудимым».

В результате этих «законодательных актов» Россия стала вторым после Французской революции государством в мире, поставившим закон вне закона, созданная Лениным диктатура пролетариата определялась как «власть, не связанная никакими законами». Нельзя забывать, что так называемый «пролетариат» представлял из себя самые низкие слои общества, готовые на любые действия. В данном случае под «пролетариатом» я не рассматриваю квалифицированных рабочих и крестьян, которые довольно рано разобрались в ситуации, о чем говорит количество восстаний и стихийных бунтов, проходивших практически сразу же после ноября 1917 года.

Возвращаясь к судебной практике большевиков следует иметь ввиду, что при наборе судей в революционные трибуналы от претендента не требовалось никакой формальной квалификации, кроме умения читать и писать. Однако, даже такой подход со стороны большевиков оказался провальным, и в апреле 1918 года трибуналы «всего-навсего» закрыли несколько газет и осудили нескольких «буржуев». В течение всего 1918 года революционные трибуналы осудили «лишь» четыре тысячи четыреста восемьдесят три человека из которых «только» четырнадцать человек были приговорены к высшей мере наказания. Практика показывает, что это совершенно не входило в «планы» «пришлого элемента».

Поэтому «остро» встал вопрос о создании организации, не связанной никакими моральными «предрассудками» в деле борьбы с «инакомыслием». Не вызывает никаких сомнений, что именно Ленин стал главным идеологом ее формирования. Эта организация получила название «Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР. Она была создана уже 7 (20) декабря 1917 года, и просуществовала недолго из-за ограниченности действий и была преобразована 6 февраля 1922 года с передачей полномочий и расширением функций ГПУ при НКВД РСФСР.

Средством для выполнения «распоряжений правительства» послужили концентрационные лагеря. Так, 31 декабря 1918 года в «Известия» было опубликовано специальное распоряжение правительства «О концентрационных лагерях», в котором в частности говорилось: «Президиум Московского совета утвердил Положение о концентрационных лагерях для выполнения необходимых общественных работ. В концлагерь направляются лица без определенных занятий и не зарегистрированные на бирже труда, а также зарегистрированные на бирже труда, но отказавшиеся от работ не по специальности, трудоспособные члены семей, бежавших к белогвардейцам, советские работники, советские служащие и военные служащие, за проступки по службе, и театральные барышники». С февраля 1919 года концентрационные лагеря получили название «школы труда».

Декрет от 15 апреля 1919 года «расширил полномочия» по управлению концентрационными лагерями и установил, что «Для управления всеми лагерями принудительных работ на всей территории РСФСР при Народном Комиссариате Внутренних дел по согласованию с Всероссийской Чрезвычайной Комиссией учреждается Центральное Управление Лагерями»

Декрет от 17 мая 1919 года давал подробные указания об организации лагерей принудительного труда. В нем подчеркивалось, что «Во всех губернских городах в указанные особой инструкцией сроки должны быть открыты лагери, рассчитанные не менее, чем на 300 человек каждый. В уездных городах лагери могут быть открыты с особого разрешения Отдела Принудительных работ. Лица женского пола и несовершеннолетние должны содержаться в особых для каждой категории лагерях. Все заключенные должны быть назначаемы на работы немедленно по поступлении в лагерь и заниматься физическим трудом в течение всего времени их пребывания там»

Среди заключенных большинство составляли мужчины, но было много и женщин. В отдельные годы число заключенных в тюрьмы по политическим мотивам женщин в СССР исчислялось сотнями тысяч. Часть арестованных представительниц «слабого пола» отправляли в лагеря, часть ссылали на поселение в самые отдаленные и слабо обжитые районы страны.

Нельзя забывать, что советские карательные органы имели четкую структуру и строго функционировали в рамках приказов и распоряжений большевистского правительства, что во многом определяет их дальнейшее «поведение» по отношению к местному населению. Именно ВЧК стала основным инструментом реализации красного террора против «классовых врагов», в том числе против лиц, обвинявшийся в «контрреволюционной деятельности».

Статья 58-1 Уголовного кодекса РСФСР 1922 года определяла контрреволюционную деятельность как всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и правительств Союза ССР, союзных и автономных республик или к подрыву и ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции и т.д. До 1922 года под понятие «контрреволюционная деятельность» можно было подвести все, что угодно.

Задачи ВЧК или ЧК «не были популярными в народе», поэтому эта организация родилась в обстановке исключительной секретности. В 1917 году в большевистской печати появилось только краткое, в две фразы, сообщение, что Совнарком учредил Чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Первоначально штаб этой организации располагался в Петрограде, на Гороховой, 2. До революции в этом здании находились контора градоначальника и местное отделение департамента полиции.

Руководителем ВЧК был назначен Ф.Э.Дзержинский. Он родился в 1877 году неподалеку от Вильно, вступил в литовскую социал-демократическую партию «по убеждениям», одиннадцать лет провел в царских тюрьмах и на каторге, которые «закалили» его, и он стал способен на невероятные жестокости, которые он совершал, по его словам, «не для личного удовлетворения», а из «чистой преданности идее».

В марте 1918 года ВЧК переехала вместе с правительством в Москву, где она заняла просторное здание страховой компании «Якорь» на Большой Лубянке, 11. Как признавался на первом этапе формирования штата этой организации секретарь парторганизации ЧК Я.Х.Петерс, его ведомство испытывало затруднения при наборе новых сотрудников, поскольку русские отказывались идти служить в ЧК. В результате среди сотрудников ЧК было много «пришлых элементов» и Ленин решительно одобрял привлечение к этой работе инородцев. Он требовал расширить применение расстрела, и отмечал, что «наши революционные суды должны расстреливать, а иначе это не наши суды». Осуществить «качественно» это могли лишь именно инородные элементы или люмпены из местного населения, потерявшие связь со своими родственниками и не испытывающие угрызения совести по этому поводу. Они с гораздо меньшей вероятностью могли оказаться связаны со своими жертвами родственными узами и их не остановило бы осуждение со стороны русского населения. Сам Дзержинский вырос в атмосфере сильнейшего польского национализма и в юности жаждал «уничтожить всех москалей» за страдания, причиненные ими его народу.

Как вспоминал Ицхок-Нахмен Штейнберг, народный комиссар юстиции РСФСР с декабря 1917 по март 1918, который был «дипломированным специалистом» и получил докторскую степень в Германии за диссертацию о концепции правосудия в Талмуде, «Ленин испытывал «страх» перед русским национальным характером считал, что им недостает твердости, русский не способен проводить суровые меры революционного террора».

Со временем ЧК превратилось в своеобразное министерство, которое представляло из себя государство в государстве, которое «специализировалось» на уничтожении христианского населения, начиная с богатых и знатных, выдающихся представителей культурного класса, и кончая «неграмотным крестьянством». Кроме этого, по принципу принадлежности к христианству были убиты или высланы из страны едва ли не все представители науки, инженеры, доктора, писатели, художники, представители духовенства, не говоря уже о сотнях тысячах всякого рода государственных чиновников. Так, по данным статистики до революции в России было триста шестьдесят тысяч священнослужителей. К концу 1919 года их осталось в живых лишь сорок тысяч, что составило лишь 11% от их общего числа.

Физический террор вовсе не исключает, а скорее всего, дополняет террор «интеллектуальный», который менее «заметный», но это обстоятельство не лишает его смысла притеснения в правах объекта террора. Надо отдать должное, интеллектуальный террор начали не большевики, он принял «организованные формы» уже с 1721 года, когда Петр I учредил высший церковный орган, который был назван Святейшим Синодом. С 1721 и до 1917 года страна жила без патриарха, а руководила церковью учрежденная царем Духовная коллегия. Во главе Синода стоял назначаемый и смещаемый царем правительственный чиновник, должность которого называлась «обер-прокурор Святейшего Синода», который не обязательно должен был быть духовного сана. И только в середине 1917 года, еще до прихода большевиков к власти, начался процесс возвращения Патриаршества в России.

Во главе церкви встал митрополит московский Тихон, который после Октября сначала выступал с резкими обличениями Советской власти, но с 1919 года, после его обработки «большевиками» занял более «сдержанную» позицию, призвав духовенство не участвовать в политической борьбе. Но это его заявление, как известно, не спасло значительную часть представителей православного духовенства от физического уничтожения.

Большевики, согласно учению Маркса, «искренне» верили, что христианская Церковь является основным препятствием на пути строительства храма Соломона, независимо от того где им удастся «зацепиться» с его построением. Для этого, по их мнению, надо лишь лишить Церковь поддержки прихожан. В соответствии с этим их «убеждением» было проведено отделение Церкви от государства, ее представители лишились элементарных гражданских прав, с 16 января 1918 года новым декретом Советской власти был ликвидирован институт духовников и в вооруженных силах.

10 июля 1918 года появилась первая советская конституция, которая объявила духовенство и монашествующих лишенными избирательных прав, а их детям был закрыт доступ в высшие учебные заведения. 23 января 1918 года был опубликован декрет «О свободе совести», в котором последовательно проводился принцип отделения Церкви от государства и школы от Церкви на законодательном уровне, что привело в конечном счете к тому, что преподавание православных религиозных вероучений официально было запрещено.

Православная церковь, как основная конфессия в России, лишилась ее права юридического лица и права собственности. В результате этого декрета все здания, ранее принадлежавшие религиозным организациям, перешли в собственность государства, и оно получило мощный рычаг для давления на служителей культа путем закрытия монастырей и приходских храмов. Только за два года с 1918 по 1920 годы в административном порядке было закрыто шестьсот семьдесят три монастыря из одной тысячи двадцати пяти на начало Октябрьского переворота. Пришлый элемент закрыл основные духовные центры Православной церкви такие как всемирно известные Оптину пустынь, Соловецкий монастырь, Троице-Сергиеву Лавру.

Следующим шагом «воинствующих безбожников» стал предсказуемый шаг разграбления церковных ценностей и лишения ее православных святынь. 3 (16) февраля 1919 года наркомат юстиции принял постановление о вскрытии мощей святых РПЦ во всероссийском масштабе, хотя, надо отметить, что этот процесс имел место и до выхода постановления, но он носил «стихийный характер». Начало процесса вскрытия православных святынь берет свое начало осенью 1918 года со вскрытия мощей Александра Свирского, которое сопровождалось фото и киносъемкой, зачастую в процессе вскрытия имело место грубое кощунство со стороны членов комиссий, доходившее до плевков в раку. В течение 1919 года было вскрыто и осквернено пятьдесят восемь мощей православных патриархов.

На фоне уничтожения православных храмов и физического уничтожения его служителей можно констатировать, что к концу 1920-х годов был зафиксирован рост числа синагог. Так, только в Ленинграде их число возросло с тринадцати до семнадцати в одном только 1917 году.

С финансовой стороны кампания велась в виде «национализации» имущества церкви. Большевики национализировали десятки свечных заводов, являвшихся одной из важнейших составляющих дохода РПЦ. Священнослужители, преподаватели духовных учебных заведений, чиновники Церковного управления лишились средств к существованию, так как никаких пособий им новой властью не предусматривалось.

Изъятие церковных ценностей велось под предлогом помощи голодающим, хотя церковные иерархи и духовенство в целом вовсе не были против собирать пожертвования и жертвовать ценные церковные предметы для того, чтобы закупать за границей хлеб. Помогали в этом процессе даже заграничные благотворительные организации, а также и римско-католическая церковь.

По инициативе Троцкого все изъятые ценные предметы сначала отправлялись в Гохран, а оттуда в большинстве случаев на переплавку. На фоне жесточайшего голода изъятые ценности шли далеко не на закупку продовольствия для голодающего населения России, а на помощь международному рабочему движению и на закупку в Финляндии кожаного обмундирования для комсостава Красной армии и ГПУ.

Факты физическое уничтожение служителей православной церкви каждый может найти в интернете, жестокость и ненависть к которым просто поражает, кровь стынет в жилах, когда читаешь архивные материалы о том, какими способами уничтожались люди, сохранявшие культуру и традиции русского православного народа до последнего издыхания.

Кроме физического уничтожения части духовенства и запугивания оставшейся ее части Троцкий и Луначарский стали проводить политику раскола православной церкви изнутри. В 1921 году ВЧК приняла решение о вербовке среди духовенства своих осведомителей.

Это был способ искусственного разделения Православной российской церкви на две части: «реакционно-черносотенную» во главе с патриархом Тихоном и «прогрессивно-советскую» во главе со специально подобранными в ГПУ священниками, лояльно настроенными к большевикам. По мнению работников «спецслужб», первых надлежало разгромить и уничтожить сразу, вторых позже. Забегая вперед скажу, что после первых «безбожных пятилеток» в конце 1930-х годов почти все обновленческое руководство «прогрессивно-советской церкви» также было расстреляно.

Обновленцы при активном содействии властей захватывали церкви, а весной 1923 года в занятом ими храме Христа Спасителя провели свой Поместный собор, на котором объявили о безусловной поддержке советской власти и о низложении патриарха Тихона.

Еще одним и самым «любимым способом» борьбы с «оппонентами» большевиков стала компания клеветы на православную церковь. Была создана разнообразная, рассчитанная на разные слои населения периодическая антирелигиозная печать, в которую входили газета «Атеист», газета и одноименный журнал «Безбожник» под редакцией Е.Ярославского (Миней Израилевич Губельман). В 1925 году на основе газеты «Безбожник» был создан «Союз безбожников СССР», позднее переименованный в «Союз воинствующих безбожников».

При участии Ярославского составлялись списки запрещенных книг, в которые вошли произведения Платона, Канта, Владимира Соловьева, Федора Достоевского и многие другие шедевры мировой и национальной классики, не «разделяющие» точку зрения пришлого элемента.

Этим пришлым элементом активно насаждалась идея о том, что подлинная история человечества началась лишь в октябре 1917 года, абсолютизировался классовый подход в оценке любых явлений русской истории, а само понятие «русская история» объявлялось реакционно-монархическим понятием и влекло за собой физическое уничтожение его носителя. Запрещались крестные ходы, было отменено исполнение колокольного звона во всех церквах.

На волне уничтожения православной морали и вековых традиций возникло общество «Долой стыд», активно пропагандировалась свободная любовь, повсеместно проводились дискуссии об отмирании семьи, которая наиболее радикально настроенными «новаторами» объявлялась пережитком капитализма. (Смотри первую книгу).

В 1922 году было выпущено пятнадцать антирелигиозных произведений, а за три месяца 1923 года их количество возросло уже до двадцати семи. За пятнадцать лет после революции было издано одна тысяча семьсот названий антирелигиозной литературы общим тиражом сорок миллионов экземпляров в которых проповедовались «комсомольские пасхи», «советские крестины», «коммунистические крестные ходы», на которых активисты пытались подменить и вытравить из сознания православных верующих их христианское учение. В 1929 году по стране была создана сеть антирелигиозных университетов с целью подготовки кадров высшей квалификации в области научного атеизма. Прошел цикл антирелигиозных лекций, фильмов, экскурсий. Тираж газеты «Безбожник» вырос с шестидесяти двух тысяч экземпляров в 1928 году до полумиллиона экземпляров в 1930 году.

В 1923 году на поместном соборе «обновленческих общин» были рассмотрены программы радикального обновления Русской Православной Церкви, был низложен патриарх Тихон и провозглашена полная поддержка церковью советской власти. В 1924 году Высший церковный совет был преобразован в обновленческий Синод во главе с «обновленческим» митрополитом.

Другая часть священнослужителей, оказавшихся в эмиграции, образовала так называемую «Русскую православную церковь за границей». До 1928 года Русская православная церковь за границей поддерживала тесные контакты с «обновленной» Русской Православной Церковью, однако впоследствии эти контакты были прекращены вследствие полного перехода последней под «крыло Советской власти».

На фоне уничтожения православной церкви в России активно развивалось «вглубь и вширь» преподавание в многочисленных еврейских учебных заведениях истории еврейского народа, его традиций, истории еврейского рабочего и революционного движения, еврейской литературы и так далее, как один из важнейших элементов противостояния русификации. Преподавание велось на языке идиш. Так, во второй половине 1920-х годов преподавание истории свелось к изучению исключительно темы классовой борьбы в еврейской общине. В это же время создается система высшего и среднего специального образования на языке идиш, которое «достойно» представляли независимые еврейские университеты в Петрограде и Москве.

В 1922 году еврейское отделение было открыто на педагогическом факультете Белорусского Государственного университета в Минске (БГУ). В 1926 году было открыто еврейское литературно-лингвистическое отделение педфака второго МГУ. Наряду с общими гуманитарными дисциплинами здесь преподавали идиш, иврит, историю языка идиш, методику преподавания языка идиш, историю новой еврейской литературы, методологию еврейской литературы, историю евреев с древности до новейшего времени, историю еврейского рабочего движения.

Преподавателей для системы образования на идиш готовили и девять еврейских педагогических техникумов. В 1932 году на Украине и в Белоруссии имелось сорок пять еврейских индустриальных и сельскохозяйственных техникумов, а также еврейских отделений при общих техникумах.

Вплоть до 1933 года продолжался рост числа еврейских школ и учащихся в них, активно издавалась литература на идиш, продолжали выходить религиозные тексты и сочинения на иврите. Они печатались как в частных и кооперативных, так и в государственных типографиях.

В начале 1930-х годов в стране работало девятнадцать профессиональных театров на идиш, в том числе три государственных еврейских театра в Москве, Киеве и Минске, три молодежных, три рабочих, один детский, два передвижных, два колхозных театра. К этому следует добавить множество самодеятельных театральных коллективов, студий, кружков. В Узбекистане успешно работал театр на еврейско-таджикском языке. Существовал еврейский театральный техникум при ГОСЕТе в Москве, студии еврейского драматического искусства в Киеве и Минске, еврейское отделение в Институте искусств в Киеве. В Киеве существовала и Государственная еврейская капелла, в Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Харькове, Минске высокопрофессиональные еврейские музыкальные ансамбли.

Теперь логически «неплохо» было бы рассмотреть вопрос «какими силами» в высших эшелонах власти решался «проект» уничтожения православного населения, кто оказывал ему поддержку. Данный вопрос является «на удивление спорным», разные авторы приводят прямо противоположные данные и делают, в соответствии с ними прямо противоположные заключения. Вопрос этот лежит в плоскости национального состава как центрального аппарата ВЧК и ОГПУ, так и Правительства страны как в 1920 годы, так в более поздний период, вплоть до прихода Л.Берии в качестве руководителя этой репрессивной структуры и Хрущева в Правительство страны. (ссылки на все цифры, приводимые в работе можно посмотреть в списке использованной литературы. Однако, уже сегодня часть из них является заблокированной, например, сайт http://www.fsb.ru/history/).

Небольшой исторический экскурс: до революции 1917 года наличие евреев в органах государственной безопасности Российской империи в качестве официальных сотрудников было практически исключено в силу законов, регулировавших положение еврейского населения в России. Так, в Отдельный корпус жандармов не допускались «лица, женатые на католичках, и евреи, хотя бы и крещеные», а филерами «не могли быть лица польской и еврейской национальности».

Незначительно отличалось положение евреев, принявших христианство для которых все-таки иногда делали исключения, но таких прецедентов было крайне мало. Это Борис Владимирович Штюрмер, Аркадий Михайлович Гартинг (Арон Мордухович Геккельман), карьера последнего была весьма успешной. В 1911 году он получил потомственное дворянство. Во время Первой мировой войны он сотрудничал с русской контрразведкой в Бельгии и Франции. После 1917 года жил в Бельгии, занимаясь банковским делом. Последние данные о нем относятся к 1935 году.

Еще один «выкрест», надворный советник Иван Федорович Манасевич-Мануйлов (1869-1918) годы жизни, также стал видным чиновником Департамента полиции. Его имя известно широкой публике в связи с Распутиным, с которым он был близок. Историкам спецслужб он известен как сотрудник русской контрразведки. Служебные успехи Манасевича-Мануйлова были вознаграждены орденом Св. Владимира IV степени.

Петроградским окружным судом 13-18 февраля 1917 года по обвинению в шантаже товарища директора Московского соединенного банка И.Хвостова Манасевич был признан виновным в мошенничестве и приговорен к лишению всех особых прав и преимуществ и к заключению на 1,5 года, но уже 27 февраля 1917 года был в числе прочих заключенных освобожден революционерами из Литовского замка. В 1918 году он был расстрелян органами ВЧК.

Я не буду далее перечислять фамилии евреев-филеров, поскольку это не входит и задачу моей книги, отмечу, что их количество было крайне незначительным, их «коньком» была работа за рубежом, где они «на равных» общались с представителями иностранных служб еврейского же происхождения. Всего же из восьмидесяти пяти сотрудников Заграничной агентуры в 1907-1917 годах, евреев было тридцать два человека, столько же было и русских.

Самым крупным провокатором еврейского происхождения являлся в истории русского политического сыска Евно Фишелевич (Евгений Филиппович) Азеф, руководитель Боевой организации партии эсеров, организатор покушений на членов царской фамилии и министров.

Положение о недопущении евреев в структуры «тайной политической полиции» изменилось после Октября 1917 года, когда среди чекистов оказалось много евреев. Современный исследователь Л.Ю.Кричевский, используя анкеты переписи служащих в сентябре 1918 года, пришел к выводу, что национальные меньшинства составляли около 50% центрального аппарата ВЧК, а их доля на ответственных должностях достигала 70%.

Очень важным моментом для нашего исследования является тот факт, что численность работников ВЧК доходила до пятидесяти тысяч человек и на низших должностях было много элементов разного неустойчивого местного населения, которое в значительной степени оказывало влияние на чисто статистические данные, приводящие к уменьшению доли евреев в общей численности работающих, что никак нельзя рассматривать в смысловом значении, поскольку стратегию работы органов власти разрабатывала верхушка управления как ВЧК, так и СНК, где достаточно было «крайне незначительного количество» «пришлого элемента», которые занимали должности, влияющие на принятие решений. Статистику соотношения представителей разных национальностей каждый сможет найти в интернете. Я попытался создать приложения с фамилиями еврейских руководителей, но это оказалось настолько «затратно в плане бумаги», то я решил отказаться от этой идеи. Смотрите интернет, пока эту информацию еще не закрыли.

В качестве примера привожу статистику числа евреев в центральном аппарате ВЧК на ноябрь 1919 года. Из ста пятидесяти восьми сотрудников ВЧК (не считая аппарат Управления особых отделов) было тридцать еврея (20,9%), двадцать три латыша (14,6%), восемь поляков и литовцев (5,1%). За несколько месяцев произошло более чем двукратное увеличение количества евреев по сравнению с июлем этого же года. Наибольшее число вновь поступивших на службу евреев являлись в прошлом сотрудниками Киевской губЧК.

В Московской ЧК, председателем которой с 1918 года был Дзержинский, который при своей занятости не мог, естественно, непосредственно руководить оперативной работой, важная роль отводилась его заместителю. Этот пост занимали Борис Абрамович Бреслав (1918-1919), годы жизни, Василий Николаевич Манцев (1919) и Станислав Адамович Мессинг (с 1920, с января 1921 года председатель МЧК). После перевода Мессинга в Петроград с ноября 1921 года председателем ВЧК по совместительству был зампред ВЧК И.С.Уншлихт. Г.Я.Раппопорт в 1920 года заведовал отделом по борьбе с уголовными преступлениями и замещал заведующего следственным отделом. В Петроградской ЧК первым председателем был Моисей Соломонович Урицкий, «помогал» ему Александр Соломонович Иосилевич, который был секретарем ЧК в период руководства Глеба Бокия.

На Украине, где ЧК были организованы после установления советской власти в конце 1918-начале 1919 года, число евреев сотрудников ЧК было значительно больше, так как местное еврейское население там преобладало. Белоруссия и Литва в этом отношении не составляли исключения. В РСФСР из примерно шестидесяти губернских и областных ЧК евреи в период с 1918 по 1921 годы руководили двумя десятками ЧК.

Работавшие в центральном аппарате ВЧК латыши так же, как и евреи с самого начала проявили склонность к мафиозности. Дзержинский привлекал к работе в ВЧК евреев, Яков Петерс, в качестве его заместителя привлекал для работы в центральном аппарате своих земляков. Здесь сыграло роль стремление «чекистов» устроить своих «родственников» на получение приличных по тем временам пайков и жалований.

Именно в бытность председателя ВЧК Дзержинский, которого Ленин называл пролетарским якобинцем высказывал следующую мысль: «Программа сионистов нам не опасна, скорее наоборот, считаю ее полезной...и далее, мы принципиально могли быть друзьями сионистов».

Несколько позже важнейший в ОГПУ иностранный отдел (внешняя разведка) последовательно возглавляли чекисты-евреи Трилиссер, Артузов, Слуцкий и Шпигельгласс, Пассов и Деканозов. На должность начальника «химической лаборатории ОГПУ» (составление смертельных ядов и токсических составов длительного действия) был назначен еврейский специалист полковник Майрановский. Начальником фотолаборатории ОГПУ был назначен Гессельберг, главбухом ведомства Берензон. Позже чекист-полковник Шварцман был обвинен в создании в аппарате НКВД террористической сионистской организации и с ходу назвал тридцать фамилий чекистов-евреев, которые якобы состояли в его организации.

Еще в начале 20-х годов Г.Г.Ягода рекомендовал кадровой службе ЦК ВКП(б) на должность личного секретаря-референта к «одному из членов Политбюро» двух своих соплеменников Г.Каннера и широко известного в дальнейшем Л.З.Мехлиса. Оба были оформлены непосредственно в секретариат И.В.Сталина. Л.З.Мехлис, используя свое служебное положение, тут же принял к себе помощниками секретаря Маховера и Южака. Последний регулярно изымал из стола Л.З.Мехлиса данные о ходе голосования против мнения ЦК ВКП(б) в первичных парторганизациях и передавал их непосредственно Л.Д.Троцкому.

Второй секретарь Г.Каннер взял к себе помощником чекиста Бомбина (Шмуль Зомберг), который, также наблюдал за работой Политбюро.

В результате наводнения ОГПУ гугенотами Г.Г.Ягода и его Коллегия НКВД резко усилили его чисто репрессивные функции. Появились «внесудебные органы» для вынесения приговоров без права обжалования, расширилась сеть «политических изоляторов» и концентрационных лагерей, широкое распространение получили физические меры воздействия к заключенным.

Начальником Главного Управления лагерей и поселений в то время был М.Д.Берман. Его заместителем С.Г.Рапопорт, начальником Беломорских лагерей был Л.И.Коган, начальником Беломоро-Балтийского лагеря был С.Г.Фирин, начальником Главного Управления тюрем НКВД СССР был Х.Аперт, начальником лагерей на территории Украинской ССР были С.Б.Кацнельсон, затем Балицкий, начальником лагерей Северных областей был Финкельштейн, начальником лагерей Свердловской области был Шкляр, начальником лагерей на территории Казахской ССР был Полин, начальником лагерей в Западной Сибири был сначала Шабо, затем Гогель, начальником лагерей Азово-Черноморского района был Фридберг, начальником лагерей Саратовской области был Пиляр, в Сталинградской области лагерями ведал Райский, в Горьковской области Абрампольский, на Северном Кавказе Файвилович, в Башкирии Залигман, в Дальневосточном регионе Дерибас, в Белоруссии Леплевский. Офицером, непосредственно руководившим репрессиями, был Ф.И.Эйхманс, который и был начальник ГУЛАГа.

В целом «гугеноты» командовали и практически осуществляли репрессии в 95% лагерей ГУЛАГА, П.П.Ткалун был комендантом Московского Кремля, Я.А.Дейг был начальником Секретариата НКВД, И.М.Леплевский был начальником Особого отдела Главного управления Госбезопасности НКВД СССР и так далее, дальнейшее перечисление фамилий и должностей репрессивного аппарата каждый может свободно найти в интернете, перейдя по ссылкам.

Специальным «Центральным управлением торговлей, производственно-бытовыми предприятиями и общественным питанием контингентов НКВД» руководил М.Б.Шнеерсон. «Инженерно-строительный отдел НКВД СССР» для строительства зданий, жилья, тюрем и лагерей для своего ведомства возглавлял А.Я.Лурье.

Даже практическая реализация убийства Лейбы Давидовича Троцкого осуществлялся под руководством чекистов-евреев Шпигельглассом, одним из руководителей операций по ликвидации перебежчиков и невозвращенцев из числа сотрудников советских спецслужб и Эйтингоном.

В этом же «ключе» лежит следующая «репрессивная» мера, которая «заменяла» расстрел, и применялась исключительно к евреям в виде высылки их в Палестину на судах советского торгового флота, обслуживающих маршрут Одесса - Яффа. Эту меру предложили в свое время Дзержинский и Каменев (Розенфельд). Мера эта активно выполнялась, в результате чего значительная часть россиийских евреев покинула страну живыми и невредимыми.

Статистика эта приводится лишь с той целью, чтобы показать, что интересы местного населения эта группа представителей карающих органов представлять не могла по определению.

Прежде чем перейти к рассмотрению групп и способов выполнения массового уничтожения местного населения, хотел бы определиться с такими понятиями как «красный» и «белый» террор, и далее к этому вопросу больше не возвращаться. Все дальнейшее рассмотрение на страницах настоящей работы будет посвящено именно «красному» террору.

Оба эти вида террора носили исключительно жестокий и зачастую массовый характер. Но отличие «белого» террора от «красного» в принципе заключается в том, что белые офицеры никогда не возводили террор в ранг особой политики и не создавали для этого формальных институтов, таких, как ЧК, следовательно, белый террор никогда не был системным. Зачастую расправы над красными были эмоциональной реакцией на опустошительные картины, которые открывались взору на территориях, отвоеванных у Красной Армии. Смешение этих двух понятий является некорректным в принципе. Именно «красный» террор нанес генетическому фонду России, не восполненный до настоящего времени, урон. Идеолог красного террора Л.Д.Троцкий определял его как «орудие, применяемое против обреченного на гибель класса, который не хочет погибать».

Будет ошибкой считать, что «красный» террор или террор «инородцев», начался с периода октябрьского переворота. На первом этапе своего существования «красный террор» выражался в террористических актах как против высшего руководства России, так и против простых городовых, честно выполнявших свой долг. Данный вид террористических актов в виде убийств и грабежей банков имел место с появлением социал-демократии, пришедшей из-за черты оседлости. Эти действия уже можно рассматривать в качестве «разминки» перед общероссийской бурей.

Так, по подсчетам исследователей с 1901 по 1911 годы жертвами революционного террора стали около семнадцати тысяч человек. В 1907 году каждый день в среднем погибало до восемнадцати человек. По данным полиции, только с февраля 1905 года по май 1906 года были убиты следующие должностные лица: генерал-губернаторов, губернаторов и градоначальников восемь человек, вице-губернаторов и советников губернских правлений пять человек, полицеймейстеров, уездных начальников и исправников двадцать один человек, жандармских офицеров восемь человек, строевых генералов четыре человека, строевых офицеров семь человек, приставов и их помощников семьдесят девять человек, околоточных надзирателей сто двадцать пять человек, городовых триста сорок шесть человек, урядников пятьдесят семь человек, стражников двести пятьдесят семь человек, жандармских нижних чинов пятьдесят пять человек, агентов охраны восемнадцать человек, гражданских чинов восемьдесят пять человек, духовных лиц двенадцать человек, сельских властей разных уровней пятьдесят два человека, землевладельцев пятьдесят один человек, фабрикантов и старших служащих на фабриках пятьдесят четыре человека, банкиров и крупных торговцев двадцать девять человек.

После октябрьского переворота Председатель ВЧКа Ф.Э.Дзержинский, определял понятие «красный террор» как «устрашение, аресты и уничтожение врагов революции по принципу их классовой принадлежности». Следовательно, можно сделать вывод о том, что красный террор включает в себя всю репрессивную политику советской власти, начиная с самосудов октября 1917 года, и определяется как логическое продолжение Октябрьской революции.

Официально Красный террор был объявлен 5 сентября 1918 года Постановлением Совета Народных Коммисаров (СНК) РСФСР от 05.09.1918 «О красном терроре». 13 июня 1918 года был «законодательно» принят декрет о восстановлении смертной казни и с этого момента расстрел стал применяться по приговорам революционных трибуналов.

Поводов для «оправдания» «красного» террора после 1917 года у большевиков было больше чем достаточно, так, например, события 30 августа 1918 года, когда был убит председатель Петроградской ЧК еврей Моисей Соломонович Урицкий евреем же Леонидом Каннегисером, а в тот же день в Москве был ранен «родственник еврейского народа» В.И.Ленин по официальной версии, членом Партии эсеров еврейкой Ф.Е.Каплан.

В своем послании президиум Петросовета распорядился немедленно произвести максимально широкие обыски и аресты буржуазии, царских офицеров, подозрительных элементов среди студентов, госслужащих, а также англичан и французов с последующим их уничтожением или высылкой из страны. В мае 1918 года ВЦИК принял декреты «О предоставлении Народному комиссариату продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими» и «О реорганизации Народного комиссариата продовольствия и местных продовольственных органов». Для изъятия продовольствия у крестьянства стали формироваться вооруженные продовольственные отряды.

Попытки запрещения рыночных отношений и насильственные изъятия хлеба у крестьян привели лишь к широкой нелегальной торговле хлебом. Так, городское население в то время по карточкам получало не более 40% потребляемого хлеба, а 60% оборота хлеба проходило через нелегальную торговлю.

11 января 1919 года «для упорядочения обмена между городом и деревней» декретом ВЦИК была введена так называемая «продразверстка» с целью насильственного изъятия продовольствия у крестьянства. В результате этих «экономических» мероприятий единая денежная система страны рухнула. Только в Центральной России хождение имел двадцать один денежный знак. За 1919 год курс рубля упал в три тысячи сто тридцать шесть раз.

Сложившаяся «экономическая система» не стимулировала работающих к производительному труду, производительность которого неуклонно падала. На многих предприятиях прогулы составили до 50% рабочих дней. С целью «восстановления» рабочей дисциплины 15 апреля 1919 года выходит Постановление ВЦИК «О лагерях принудительных работ», а уже 17 мая 1919 года и Декрет ВЦИК «О лагерях принудительных работ»

20 января 1920 года Совет Народных Комиссаров принял постановление о порядке проведения трудовой повинности. Для контроля над исполнением всеобщей трудовой повинности был создан специальный комитет во главе с все с тем же Ф.Э.Дзержинским. Именно с этого момента бюрократизм в аппарате управления становится хронической болезнью советского государства. Кроме этого причиной разбухания советского государственного аппарата стала тотальная национализация промышленности, при которой управление народным хозяйством строилось на жестких директивно-приказных принципах «сверху-вниз», что парализовало инициативу на местах, что наглядно показывает, что большевики не справились с управлением государством через экономические методы управления, равно как и якобинцы во Франции. Механизмы «управления» экономикой этих двух стран оказались идентичными.

В этих условиях, как в России, так и в «далекой Франции» времен французской революции начали искать врагов нового строя. Этими врагами стали разные слои общества, которых объединяло православие. «Статистика и способы» уничтожения православного населения ужасают. Не буду их приводить по причине «отсутствия» места на страницах настоящей работы, каждый сможет посмотреть эту информацию по ссылкам, приводимым в списке использованной литературы. Отмечу лишь, на более чем одной тысяче страниц приводятся дела об изощренных способах умерщвления православного населения России. Остерегаю людей с неустойчивой психикой обращаться к «рекомендованным» материалам.

Все эти «большевистские мероприятия» не могли не вызвать волну протестов со стороны местного населения, которые подавлялись также с особой жестокостью. Приведу лишь часть из них, которая «на слуху».

В канун первой годовщины Октябрьской революции в восьмидесяти уездах Центральной России почти одновременно вспыхнули крестьянские восстания. Мобилизованные крестьяне, захватив оружие и разойдясь с призывных пунктов, поднимали своих односельчан на разгром комбедов, Советов, партийных ячеек. Значительное число крестьянских восстаний в Центральной России объяснялось тем, что эти районы очень интенсивно эксплуатировались продотрядами.

Тамбовское восстание продолжалось с 1918 по 1922 годы, в котором приняло участие до семидесяти тысяч человек. Это восстание было подавлено с чрезвычайной жестокостью, где большевики использовали все те методы, которые через двадцать лет практиковали нацисты, в частности химическое оружие и концлагеря.

Крондштадское восстание, имевшее место в марте 1921-го года. Численность восставших оценивается от пятнадцати до восемнадцати тысяч человек.

В ходе подавления Западно-Сибирского (Ишимского) восстания 1920-1921 годов, в котором участвовало уже более ста тысяч человек, выступавших против продразверстки и за советы без большевиков, инородцами расстреливался каждый пятый заложник, включая детей и женщин.

В Киеве в январе-феврале 1918-го года под руководством красного командира Михаила Муравьева было убито три тысячи человек

В марте 1919-го года в Астрахани прошли массовые забастовки рабочих против власти большевиков. «Оккупанты» ответили таким же массовым террором против несогласных.

Перед взятием Киева добровольческой армией белых в течение двух недель большевиками было расстреляно несколько тысяч человек, а всего за 1919 году по разным данным от двенадцати до четырнадцати тысяч человек.

В Екатеринославе, до занятия его белыми, красными было уничтожено более пяти тысяч человек, в Кременчуге до двух с половиной тысяч человек. В Харькове перед приходом белых ежедневно расстреливалось от сорока до пятидесяти человек, всего свыше одной тысячи человек. В Чернигове также перед занятием его белыми было расстреляно свыше полутора тысяч человек, в Волчанске шестьдесят четыре человека. В Одессе за три месяца с апреля 1919 года было расстреляно две тысячи двести человек.

Однако, все эти «потери» меркнут на фоне братоубийственной войны, когда было с помощью ложных призывов и обещаний противопоставлено православное население одной страны, затем массово было уничтожено казачество, а потом и сами православные крестьяне, отстоявшие власть большевиков в гражданской войне. За период Гражданской войны с 1917 по 1922 годы общие потери составили двенадцать миллионов человек.

На фронтах Гражданской войны «православный мужик» «прозрел» уже довольно скоро, о чем ярко говорит количество дезертиров их Красной Армии. Только за один 1919 год эта цифра составила семьсот шестьсот одну тысячу сто пять человек только по официальной статистике. Такая же проблема массового дезертирства вставала и перед белыми, как только они пытались провести мобилизацию на «освобожденных» территориях. Российский православный мужик понял к чему ведет эта братоубийственная война и начал сопротивляться «доступными ему методами».

За годы гражданской войны эмигрировало из страны более двух миллионов патриотически настроенной части интеллигенции и белого офицерства, несогласного с политикой, проводимой пришлым элементом.

Итак, выше, очень кратко мы рассмотрели одну из основных групп населения православной России, которая по мнению «большевиков», оказывала значительное влияние на умы и сознание православного населения страны, а именно уничтожение служителей культа Православной церкви. Далее нам предстоит «определиться» на какие еще слои общества было направлено острие террора с конца 1917 года, то есть с момента захвата власти большевиками-интернационалистами.

Вторую и относительно незначительную часть населения, которая проживала в основном в городах составляла интеллигенция, которая понимала, что происходит в обществе и могла сильно «навредить» при построении «бесклассового» общества своими публикациями, лекциями и разоблачениями действий «большевиков». Поэтому основным препятствием, возведенным большевиками на пути распространения монархических идей, стала национализация всей печати. Средствами этой печати активно начали вызывать ненависть «к интеллигентному образу жизни», что автоматически возбуждало ненависть среди малограмотного населения и приводило к уничтожению людей интеллигентного вида зачастую прямо на улицах. Людей, же достигших мировой известности на ниве развития обществознания, которых «нельзя» было уничтожить физически, отправили «философскими пароходами» вон из страны.

Уже в 1922 году по указанию В.Ленина началась подготовка к высылке за границу представителей старой русской интеллигенции. Летом этого года по наиболее крупным городам России было положено «начало отлова» мировых светил, было арестовано до 200 человек, вклад которых в российскую и мировую науку был значительным. Решение о высылке было принято без суда. В результате эмиграции в целом за границей оказалось примерно 500 крупных ученых, возглавивших кафедры и целые научные направления, такие как С.Н.Виноградский, В.К.Агафонов, К.Н.Давыдов, и др. Внушителен был список уехавших деятелей литературы и искусства, такие как Ф.И.Шаляпин, С.В.Рахманинов, К.А.Коровин, Ю.П.Анненков, И.А.Бунин и т.д.

Высылка носила грубый, насильственный характер, всем высылаемым разрешалось взять с собой лишь две пары кальсон, две пары носков, пиджак, брюки, пальто, шляпу и две пары обуви на человека; все деньги и остальное имущество высылаемых подвергались конфискации. Смотри мою первую книгу, данный подход применялся при высылке евреев из Испании и Португалии. Просто удивительно, как сильна их «генетическая память»!!!

В результате этих действий социальный слой носителей российской православной культуры и государственности был уничтожен вместе с культурой и государственностью в первые же годы большевистского переворота. В течение полутора десятилетий после установления коммунистического режима было в основном покончено и с его остатками. На этом фоне начался процесс создания «новой пролетарской интеллигенции», ориентированной уже совсем не на христианские ценности, что также было описано в первой книге.

В результате всех этих мер, предпринятых «советской властью», доля студентов - выходцев из образованных слоев, стала стремительно снижаться, но возросла доля учащихся, «принадлежащих к некоренной национальности». Уже в 1923 году в приеме на первый курс коренных студентов, проживавших на территории России, было меньше половины.

В сформированном правительстве (СНК РСФСР) народным комиссаром по делам просвещения был назначен А.В.Луначарский (1874-1933) годы жизни. В Наркомпросе был образован отдел просвещения национальных меньшинств для управления делами культуры в национальных регионах РСФСР. Пролеткульт, начиная с 1917 года, был призван решать две основные задачи: разрушить старую дворянскую культуру и создать новую пролетарскую. Удачнее всего он справился с первой, а о второй можно сказать то, что она была крайне далека от интересов коренного народа России, хотя надо отдать должное, активно развивалась.

Было сделано все возможное для прекращения воспроизводства интеллигенции, детям дореволюционных учителей, доцентов, профессоров, врачей, священников, инженеров, офицеров, юристов, чиновников и так далее было запрещено поступать не только в вузы, но и в средние школы с полным циклом обучения.

Партийная интеллигенция стремились построить модель новой семьи, свободной от ревности, предрассудков, традиционных принципов отношений женщины и мужчины. Маяковский с его взглядами как нельзя лучше «пришелся ко двору».

Тотальный контроль социалистического государства над всеми сферами жизни привел к невиданному разрастанию и собственно административно-управленческого слоя. Уже в конце 1919 года, несмотря на потери во время мировой и гражданской войн, эмиграции и отпадения от России огромных территорий с многомиллионным населением, только в тридцати губерниях Европейской России насчитывалось один миллион восемьсот восемьдесят тысяч средних и четыреста восемьдесят тысяч высших государственных служащих вместо пятисот семидесяти шести тысяч в общем их числе до революции. Думаю, что не надо уточнять представителями какой национальности эти чиновники были. Процесс их «заполнения» кресел управленческого звена будет описан ниже.

Третья группа, подлежащая уничтожению на территории России, была уже более многочисленной и составляла казачье население страны, разбросанное по всей ее территории. Эти люди были православными, и они были хорошо организованной военной силой, способной оказать реальное физическое сопротивление большевизму. Поэтому эта группа людей подверглась не менее жестокому обращению со стороны «большевиков», которые уничтожали поголовно взрослое казачество наряду со стариками, женщинами и детьми. Причины и способы уничтожения казачества будут рассмотрены также ниже в отдельной главе.

И, наконец, четвертая группа, самая многочисленная и прочно стоящая на христианских позициях группа населения - это крестьяне, которые по переписи населения на начало XX века без Финляндии составляли свыше 81% населения России. Православными из них были 70% населения. Иудеи, по той же переписи составляли 4,05%, которые позже в значительной части покинули Россию, эмигрировав из страны, что уменьшило их долю в общей численности населения примерно в два раза. Хотя нельзя отрицать, что имел место и обратный процесс, а именно движение мирового еврейства в Россию, однако его нельзя сравнивать по численности с оттоком евреев из России.

Из высказываний Якова Свердлова следует, что «если нам удастся восстановить деревенскую бедноту против деревенской буржуазии, только в том случае мы сможем сказать, что мы и по отношению к деревне сделаем то, что смогли сделать для городов». Из речи на заседании ВЦИК IV созыва 20 мая 1918 года. Хотя эта речь и была произнесена в 1918 году, она нисколько не потеряла свой актуальность на протяжении всего большевистского подхода, вплоть до активных действий Сталина, которому удалось приостановить этот процесс.

При большевиках «Красный террор» в деревне был ужаснее, чем в городе, дома все были разграблены, скотина уведена, некоторые семьи целиком были вырезаны. По дорогам и в деревнях валялись изуродованные до неузнаваемости трупы крестьян, служившие «для назидания» оставшимся в живых. Трупы эти строго запрещено было убирать и хоронить.

В результате «интервенции инородцев» в стране резко увеличилось число беспризорных детей. По одним данным, в 1921 году в России насчитывалось четыре с половиной миллиона беспризорников, по другим в 1922 году их было уже семь миллионов. Ущерб народному хозяйству составил около пятидесяти миллиардов золотых рублей, промышленное производство упало до 20% от уровня 1913 года. Российская империя потеряла Польшу, Финляндию, Литву, Латвию, Эстонию, Западные Украину и Белоруссию, Бессарабию и Карскую область в Армении.

На этом фоне «поражает» рост всевозможных еврейских религиозных общин, о росте количества синагог упоминалось выше. Так, 24 октября 1924 года на собрании учредителей была создана Ленинградская еврейская религиозная община (ЛЕРО) и принят проект устава, а уже 26 января 1925 года ЛЕРО была официально зарегистрирована. В ведение новой общины перешли хоральная синагога, Преображенское еврейское кладбище, содержание микв, наем на работу шохетов, создание библиотеки религиозной литературы.

В 1925 году руководство ЛЕРО предложило провести Всероссийский религиозный еврейский съезд в Ленинграде, на котором предполагалось избрать центральный орган, который представлял бы еврейское население страны. Среди прочих вопросов на съезде планировалось обсуждение проблем благотворительности, религиозного образования еврейских детей, субботнего отдыха, а также отмена ограничений на издание религиозной еврейской литературы.

В 1926 году с разрешения органов советской власти была созвана Раввинская конференция Волынской губернии в городе Коростень, в которой участвовали пятьдесят раввинов. Выступавшие на конференции поднимали вопросы «угрозы безверия и ассимиляции», в связи с чем, по их мнению, необходимо было укреплять религиозное сознание в еврейской среде и развивать религиозное образование. Центр хасидов Хабада на практике вел борьбу против ассимиляции и безверия среди евреев, поддерживая сеть религиозных еврейских школ различных типов и помогая создавать новые еврейские общины, печать еврейской религиозной литературы, которые выходили значительными тиражами.

На этом фоне будет «уместным» рассмотреть вопросы уничтожения казачьего населения России и первым вопросом будут рассмотрены причины уничтожения терского казачества.