Бабёф

Бабеф Франсуа-Ноэл (Babeuf, Francois-Noel) (1760-1797). Вождь крайне левого крыла плебейских сил в Французской революции, с самого начала французской революции принимает непосредственное участие во всех выступлениях ремесленной бедноты и рабочих. Он был решительным противником всех правительств Великой Французской Революции, не исключая и якобинцев, за их недостаточную энергию в деле осуществления действительного экономического и политического равенства. Попытался установить коммунистическое общество путем заговорщического восстания ("Заговор равных", 1795 г.). Осенью 1795 г. Бабеф вместе со своими сторонниками организовал тайное общество "Равных", которое поставило себе целью путем насильственного переворота установить коммунистический строй. Обществом был разработан ряд мер, которые должны были быть немедленно проведены в жизнь в случае захвата власти. Важнейшими из этих мер были: отмена права наследства, конфискация частной собственности, уничтожение денежной системы и т. д. Бабеф издает два периодических органа - "Народная трибуна" и "Просветитель", в них намечает программу действий, при помощи которых восставший пролетариат мог бы, по его мнению, закрепить за собой захваченную власть, и набрасывает план политических и экономических мероприятий, долженствовавших обеспечить преобразование переходного социального строя в коммунистический. У Бабефа уже намечено и понятие о диктатуре трудящихся, поскольку по его проекту полноправными гражданами могли быть только лица, занимающиеся физическим трудом, а лица, не выполняющие никаких общественно-полезных функций, объявлялись иностранцами. В 1796 г. общество "Равных" насчитывало 17.000 человек. План заговора Бабефа был раскрыт шпионом офицером Гризелем, проникшим в ряды общества "Равных". 10 мая 1796 г. Бабеф и его ближайшие соратники были арестованы и приговорены к смертной казни. 27 мая 1797 г. Бабеф был казнен. Идея свержения существующего строя путем тайных заговоров и насильственного введения коммунистического строя получила название "бабувизма".

Бабеф. Манифест плебеев. Трибун народа, или Защитник прав человека. Проспект.

Окт 21 2013

ЦЕЛЬ ОБЩЕСТВА — ВСЕОБЩЕЕ СЧАСТЬЕ. (...) Цель Французской революции также — всеобщее счастье. Тот почетный труд трибуна, который я имел мужество взять на себя, возлагает на меня высокий долг указать французам путь, способный привести их к этой сладостной цели. Пусть они следуют за мной, и они достигнут ее, вопреки множеству  расставленных на этом пути препятствий, вопреки всем козням, интригам и заговорам роялизма и патрициата. После роковой реакции термидора патрициату и роялизму удалось повернуть народ к противоположной цели — ко всеобщему несчастью. Ныне народ достиг предела. Его положение слишком противоестественно, слишком ужасно. Давно пора положить этому конец. Тот, кто выступает как защитник подлинного народа и как самый беспощадный враг народа раззолоченного, обязан разъяснить 24 млн. угнетенных, как можно противодействовать, как можно продолжать революцию после того, как от нее отрекались, показать, что нет таких сил, какими бы грозными они ни казались, которые могли бы воспрепятствовать достижению истинной цели, единственно справедливой цели, цели всей общественной организации — общего счастья...

Бабёф. Письмо Шарлю Жермену. 10 термидора III года [28 июля 1795 г.]

Окт 21 2013

Это хорошо, что ты предвидишь все те возражения, которые враги рода человеческого не преминут выдвинуть против нашей системы, вернее против системы природы. Излагая эти возражения, ты вместе с тем их опровергаешь. Ты их опровергаешь довольно успешно, однако, на мой взгляд, ты оставляешь некоторые слабые, незащищенные места. Мне кажется, что нашим противникам было бы легко побить нас, если я не приду к тебе на помощь, противопоставив им нечто посильнее того, что ты выдвигаешь против них. «Вы разрушаете торговлю, вы уничтожаете промышленность, вы утверждаете тунеядство; сельское хозяйство будет заброшено вследствие того, что великая семья окажется перед необходимостью мобилизовать многочисленные фаланги, чтобы завоевать и обеспечить свою независимость». Таковы возражения, которые ты предвидишь, и я думаю, что в самом деле трудно представить себе другие, заслуживающие того, чтобы их опровергали. Мы сейчас рассмотрим в отдельности каждое из только что изложенных...

Бабёф. Письмо сыну. 14 плювиоза [2 февраля 1794 г.]

Окт 21 2013

Ты прав, братец мой, восхваляя принцип, содержащийся в Декларации прав: не делай другим того, чего ты не хотел бы, чтобы делали тебе. Это прекраснейшее из всех правил. Если бы люди точно следовали ему, они все были бы счастливы. Каждый сказал бы: я хочу пользоваться всем, что мне необходимо, но я должен желать, чтобы и все другие, мне подобные, люди также пользовались всем, что им необходимо. Таким образом, я должен иметь лишь ту долю средств, которую возможно предоставить каждому члену общества в вознаграждение за то, что каждый в соответствии со своими способностями будет участвовать в труде на пользу общества. Таким образом, можно будет сказать, что царит равенство, что все люди — братья. Не будет больше бездушных богачей, оскорбляющих бедняков. Не будет больше бедняков, лишенных всего и вынужденных для поддержания своего печального существования продавать свои услуги богатым, становиться их рабами, покоряться во всем их воле...

Бабёф. Законодательство санкюлотов, или совершенное равенство. [апрель — май 1793 г.]

Окт 21 2013

...Требование прав 24 миллионов людей по отношению к 25-му миллиону.(...) Если признано, что в вознаграждение за работу, которую он умеет делать, человек имеет право требовать от общества все, что ему необходимо для существования, т. е. не только хлеб, но и все вещи, соответствующие сумме потребностей общественного человека, то исследование моей задачи уже очень продвинуто... или, даже вернее, ее решение уже полностью налицо. Но мой план предусматривает (чего никто еще не делал):

Бабёф. Письмо Ж.-М. Купе, Законодателю. Бове, 10 сентября 1791 г.

Окт 21 2013

...Я раздумываю о том, чего можно ждать от человека, проповедовавшего глухим следующие достопамятные истины (которыми, я убежден, он сам пропитан), что «необходимо проникнуться теми великими принципами, на которых зиждется общество,— первоначальное равенство, общие интересы, общая воля, декретирующая законы, и сумма всех сил, составляющая суверенитет». Брат! Предписание древнего закона — люби ближнего своего, как самого себя; прекрасное правило Христово — делайте другим все то, что вы хотели бы, чтобы они делали вам; конституция Ликурга, самые прекрасные учреждения римской республики — я имею в виду аграрный закон; Ваши принципы, только что мною воспроизведенные; мои принципы, изложенные Вам мною в моем последнем письме, состоящие в обеспечении всем людям, во-первых, пропитания и, во-вторых, равного образования; все это отправляется от единой общей точки и направлено опять-таки к единому общему центру...

Бабёф. Постоянный кадастр.

Окт 21 2013

...В естественном состоянии все люди равны. Нет никого, кто не согласился бы с этой истиной. Однако для того, чтобы оправдать крайнее неравенство имуществ в общественном состоянии, утверждают, что даже в состоянии дикости все люди, строго говоря, не пользовались абсолютным равенством, потому что природа не наделила каждого из них в одинаковой степени чувствительностью, умом, воображением, трудолюбием, активностью и силой; следовательно, она не наделила людей одинаковыми средствами, чтобы работать для своего счастья и приобретать те блага, которые его обеспечивают. Но если общественный договор был, действительно, заключен на основе разума, разве он не должен был иметь целью устранение того, что есть порочного и несправедливого в естественных законах?..

Бабёф. Письмо Дюбуа де Фоссе.

Окт 21 2013

Подлинная цивилизация, а это название следует давать только той, которая не находится в противоречии с законом нашей природы, но вытекает из него, подлинная цивилизация, говорю я, не допускает этого постоянного движения то вперед, то назад, этого нескончаемого прилива и отлива, где в непрерывном волнении этот уровень то ищет себя, то бежит от себя. Подлинная цивилизация принимает и величественно закрепляет для себя некий уровень, который означает конец всех бед, всех стенаний, всех рыданий, всякого зубовного скрежета. Лишь когда все спокойны за свою судьбу, тогда только достигается цель человеческого общества, ибо, если только оно не является сообществом, враждебным принципам справедливости, оно должно быть установлено с единственной целью, чтобы слабый не был более несчастен, чем сильный, жена не была более несчастной, чем муж, мать — несчастливее, чем отец, чтобы дети не были несчастнее отца и матери, сестры — братьев, младшие — старших. Счастье отдельных личностей, семей, народов, полов может быть лишь следствием уравнения: уравнение способствует совершенству и уничтожает лишь то, что разрушительно. Раньше или позже оно уничтожит порабощение женщины; оно про-возгласит ее освобождение...

3. Критически-утопический социализм и коммунизм.

Мы не говорим здесь о той литературе, которая во всех великих революциях нового времени выражала требования пролетариата (сочинения Бабёфа и т. д.). Первые попытки пролетариата непосредственно осуществить свои собственные классовые интересы во время всеобщего возбуждения, в период ниспровержения феодального общества, неизбежно терпели крушение вследствие неразвитости самого пролетариата, а также вследствие отсутствия материальных условий его освобождения, так как эти условия являются лишь продуктом буржуазной эпохи. Революционная литература, сопровождавшая эти первые движения пролетариата, по своему содержанию неизбежно является реакционной. Она проповедует всеобщий аскетизм и грубую уравнительность....