Хуа Гофэн

Хуа Гофэн (Hua Guofeng; наст. Су Чжу) (16 февраля 1920, Цзяочэн, Шаньси (…) — 20 августа 2008, Пекин) — китайский государственный деятель, председатель Центрального комитета Коммунистической партии Китая (1976—1981), председатель Государственного совета Китайской Народной Республики (1976—1980), преемник Мао Цзэдуна на посту руководителя Китая.

Будущий глава китайского государства родился в бедной крестьянской семье и при рождении получил имя Су Чжу. В конце 1935 года он вступил в Красную Армию, которая совершила «Великий поход» (…) из южных провинций на север Китая; участвовал в боях против японцев и Гоминьдана. На заключительном этапе гражданской войны Хуа Гофэн стал секретарем партийного комитета округа Янгао в провинции Шаньси, организатором местного партизанского движения в 1947—1948 годах.

В 1949 году, после победы коммунистов в гражданской войне, Хуа Гофэн стал секретарем окружного партийного комитета в провинции Хунань — на родине Мао Цзэдуна. Во время компании по коллективизации сельского хозяйства (1955—1956) он привлек к себе внимание Мао Цзэдуна и в 1959 году был выдвинут на пост партийного руководителя провинции Хунань. В годы культурной революции Хуа Гофэн проявил себя верным последователем Мао. На Девятом съезде Коммунистической партии Китая он был избран членом ЦК партии, а в 1973 — членом Политбюро. В 1971 году Хуа Гофэн был переведен в Пекин, был введен в состав китайского правительства, в 1975 году назначен заместителем председателя правительства. После смерти Чжоу Эньлая в январе 1976 года Хуа Гофэн стал его преемником на посту председателя правительства, а после смерти Мао Цзэдуна в сентябре того же года возглавил КНР, став председателем ЦК КПК и Центральной военной комиссии.

Приход Хуа Гофэна к власти повлек за собой репрессии против группы партийных лидеров — «банды четырех». В области внешней политики новый китайский руководитель продолжил линию на конфронтацию с СССР (...). Однако вскоре Хуа Гофэн был вынужден уступить реальные рычаги власти Дэн Сяопину. В сентябре 1980 году Хуа Гофэн передал полномочия главы правительства Чжао Цзыяну, а в июне 1981 года был смещен и с поста председателя ЦК КПК, который занял Ху Яобан. В том же году председателем Центральной военной комиссии стал Дэн Сяопин. Членом ЦК КПК Хуа Гофэн оставался до октября 1997 года.

Энциклопедический словарь. 2009. Электронная версия текста с сайта http://dic.academic.ru/

 

Энвер Ходжа. Китайские ревизионисты за глаза нападают на албанскую партию труда.

Ноя 30 2012

Коммунистическая партия Китая, за спиной у нашей партии, открыла отвратительную полемику, не поставив сначала на обсуждение разногласия и противоречия, которые у нее есть с нашей партией. Она подготовила стандартный материал, вызывает в Пекин представителей всех марксистско- ленинских партий, которые ей удается вызвать туда, и читает им его. Этот материал подготовлен против марксистско-ленинской линии нашей партии вообще, и против ее VII съезда — в особенности. Такого ревизионистского, троцкистского акта даже и Хрущев не совершал против нас; насколько мы знаем, и против китайцев он этого не делал. Ренегат Хрущев нападал на нас, атаковал нас и возражал нам либо открыто, либо в письменном виде, а китайцы никогда этого не делали.

Энвер Ходжа. Китайская стратегия терпит фиаско.

Ноя 30 2012

Ничего, никакие антимарксистские действия китайцев не должны удивлять нас. Мы рассматриваем действия и взгляды Коммунистической партии Китая, ее Центрального Комитета и Мао Дзэдуна в марксистско-ленинском свете, освещающем нашу партию. Однако ни одно из их действий не соответствует нашей теории, так как Коммунистическая партия Китая не руководствуется марксистско-ленинской теорией. Как я говорил и писал и раньше, этой болезнью Коммунистическая партия Китая заболела с самого начала своей деятельности. Она ошибками начала эту деятельность и ошибками же продолжает ее, даже и в основных вопросах марксистско-ленинской теории, хотя об этой ее деятельности официально ничего не написано.

Энвер Ходжа. Некоторые соображения о баллыстском «декалоге» Мао Цзэдуна.

Ноя 30 2012

Китайские ревизионисты во главе с группой Хуа Го-фэна, захватившего власть в Китае путем военного путча, опубликовали в текущей неделе документ Мао Цзэдуна, речь из десяти пунктов („О десяти главных соотношениях"), произнесенную им на расширенном заседании Политбюро Центрального Комитета в апреле 1956 года. Этот документ написан до VIII съезда Коммунистической партии Китая, на котором отчетный доклад зачитал Лю Шао- ци. Доклад был ревизионистского содержания. Мы, присутствовавшие на съезде, удивились тому, как мог быть зачитан такой доклад и особенно удивляемся тому, как он не был осужден, по крайней мере, позднее, вместе с Лю Шао-ци, который был ликвидирован. В этом докладе VIII съезду вопросы толковались согласно идеям Мао Цзэдуна, так что и после Культурной революции его считали правильным. Это подтверждается десятью пунктами баллыстского „декалога" Мао, составляющими его стратегию и его немарксистское, эклектическое мировоззрение.

Энвер Ходжа. Китайская нота без адреса и без подписи.

Ноя 29 2012

Товарищ Бехар Штюла был принят вчера Ли Сянь-нянем, который вручил ему „вербальную ноту", подобно ноте протеста, которое какое-либо министерство иностранных дел может направлять правительству какой-либо другой страны. Но в министерских вербальных нотах имеются адреса, тогда как в „ноте" китайцев не было ни адреса, ни подписи. В сущности в ней говорилось: „Товарищ Хуа Го-фэн говорит, что на VII съезде АПТ публично были подвергнуты нападкам в виде намеков линия Коммунистической партии Китая и стратегические идеи Мао Цзэдуна о некоторых важных проблемах, особенно относительно международного положения. Это он не считает правильным, основанным на марксизме-ленинизме, ибо это вредит дружбе, единству движения, раскрывает перед врагами разногласия между двумя братскими партиями" и т.п. Упоминается наше письмо от 1964 года (относительно китайско-советских границ), о котором Мао Цзэдун говорил, что не будет отвечать нам на него, ибо ему не хотелось вступить в полемику, поэтому и они „не дадут ответа на обвинения" и т.п. Это переданное Бехаром изложение „вербальной ноты" из двух страниц, которую он пришлет нам завтра самолетом.

Энвер Ходжа. Нестабилизованное руководство.

Ноя 29 2012

Новое китайское руководство плавает в неописуемом политическом, идеологическом и организационном хаосе. Не видно никакой стабильности, даже и в ошибочном пути, на который вступил Хуа Го-фэн. Все выдают себя и прикидываются последователями линии Мао, но это неверно. Казалось будто немарксистсколенинская линия Мао была стабильной, но она не была да и не могла быть такой. А почему не могла быть такой? Да потому, что Мао не придерживался марксистско-ленинской теории в политике, в идеологии и в строительстве государства диктатуры пролетариата. И это явилось результатом того, что Мао строил Коммунистическую партию Китая не как марксистско-ленинскую партию и воспитывал ее не как таковую.

Энвер Ходжа. Грызня за власть.

Ноя 29 2012

Нет никакого сомнения в том, что в Китае, после смерти Мао, ситуация осталась хаотичной, и партия, вооруженная эклектической теорией, переживает состояние раскола. Известно, что при жизни Мао правая группа Чжоу Энь-лая преобладала. Мао, как „рулевой", руководил через „центристов", сдерживая и правых, и левых, которые противостояли друг другу с „обнаженными мечами". В группе Чжоу вторым был Дэн Сяо-пин, который должен был занять его место. С этим Мао был согласен, но зато возражали левые. Как только умер Чжоу, Мао оказался на распутье. Он не мог навязать свою волю левым, так что они приступили к разоблачению Дэна еще при жизни Мао. Мао удалось сохранить Дэна в партии, однако правые находились под угрозой...

Энвер Ходжа. По всей видимости, так произошло с «четверкой».

Ноя 27 2012

Внимательно прочтя информацию об одном циркуляре ЦК КП Китая, по-моему, можно заключить, что все утверждения китайцев есть вздор и ложь. В этом циркуляре указывается, что в октябре 1974 года Ван Хун-вэнь, пошел, мол, к Мао Цзэдуну и „обвинил", мол, Чжоу Энь-лая. По-моему, Ван Хун-вэнь поступил очень хорошо, и это допускается партийными нормами. Любой член Центрального Комитета и даже любой член партии имеет полное право идти к председателю или первому секретарю ЦК партии и высказать ему свое мнение о каком-либо члене руководства или о любом коммунисте, какой бы пост он ни занимал. Это соответствует партийным правилам. В повседневной практике многие люди, партийные или беспартийные, обращаются к Центральному Комитету, председателю или первому секретарю Центрального Комитета с письмами, подписанными или даже анонимными, информируя его о деятельности провинившихся людей.