III [глава]

III

Милостивый государь!

В течение некоторого времени я был лишён возможности, в силу обстоятельств, писать вам о положении дел в Германии; сейчас продолжаю свои сообщения в надежде, что они заинтересуют ваших читателей и будут следовать одно за другим с меньшими перерывами, чем до сих пор. С удовлетворением могу вам сообщить, что мы делаем такие же быстрые и решительные успехи, как и тогда, когда я отправил вам своё последнее сообщение. С тех пор как я вам писал в последний раз, прусское правительство сочло опасным оказывать дальше поддержку «Союзам для улучшения положения трудящихся классов». Оно обнаружило, что эти союзы повсюду заражаются чем-то вроде коммунизма, и поэтому оно сделало всё, что было в его власти, чтобы упразднить их или по крайней мере помешать их успеху. С другой стороны, большинство членов этих обществ, принадлежа к буржуазии, становились в тупик, когда речь заходила о тех шагах, которые они могли бы предпринять для улучшения положения трудящихся. Никчёмность всех предложенных ими мер, — сберегательные кассы, премии и поощрения лучшим рабочим и тому подобное, — немедленно доказывалась коммунистами, которые подвергали эти меры публичному осмеянию. Таким образом попытка буржуазии обмануть рабочий класс посредством лицемерия и ложной филантропии оказалась совершенно бесплодной, тогда как для нас она создала возможности, довольно редкие в стране с патриархальным полицейским строем; в итоге хлопоты достались на долю правительства и капиталистов, а пользу из всего этого извлекли мы.

Но не только эти собрания были использованы для коммунистической агитации; в Эльберфельде, центре фабричного округа Рейнской Пруссии, были проведены настоящие коммунистические собрания. Коммунисты этого города были приглашены некоторыми наиболее почтенными гражданами для совместного

[526]

обсуждения коммунистических принципов. Первое собрание состоялось в феврале и носило скорее частный характер. На нём присутствовало от сорока до пятидесяти человек, в том числе генеральный прокурор округа и другие члены судебных учреждений, а также представители почти всех крупнейших торговых и промышленных фирм. Д-р Гесс, имя которого уже не раз упоминалось мной на столбцах вашей газеты, открыл заседание, предложив избрать председателем г-на Кётгена, коммуниста, что было принято без возражений. Затем д-р Гесс прочёл лекцию о современном состоянии общества и о необходимости уничтожить старую систему конкуренции, которую он назвал системой открытого грабежа. Лекция вызвала продолжительные аплодисменты (в аудитории большинство составляли коммунисты); после этого г-н Фридрих Энгельс (который некоторое время тому назад напечатал в вашей газете несколько статей о коммунизме на континенте 139) довольно подробно говорил об осуществимости и преимуществах коммунистической системы* . В подтверждение своих положений он привёл ряд подробностей об американских коммунистических колониях и о вашей колонии «Гармония». Вслед за тем завязалась весьма оживлённая дискуссия, в которой со стороны коммунистов выступали вышеупомянутые ораторы и некоторые другие, а со стороны их противников — генеральный прокурор, литератор д-р Бенедикс и другие. Заседание, начавшееся в девять часов вечера, затянулось до часу ночи.

Второе собрание состоялось через неделю в обширном зале лучшей гостиницы города. Зал был заполнен местной «респектабельной» публикой. Г-н Кётген, который председательствовал на предыдущем собрании, изложил некоторые соображения о будущем строе общества и его перспективах, как они рисуются коммунистам. Затем г-н Энгельс произнёс речь** , в которой он доказал (как явствует из того факта, что не раздалось ни одного слова возражения), что современное положение Германии не может не привести в очень скором времени к социальной революции; что эта неминуемая революция не может быть предотвращена какими-либо мерами, способствующими развитию торговли и фабричной промышленности, и что единственным средством предотвратить такую революцию, — революцию более грозную, чем все потрясения предшествующей истории, — является подготовка и введение коммунистической системы. Дискуссия, в которой приняли участие на стороне

------------

* См. настоящий том, стр. 532. Ред.

** См. настоящий том, стр. 546. Ред.

[527]

коммунистов некоторые представители адвокатской профессии, специально для этого приехавшие из Кёльна и Дюссельдорфа, опять была весьма оживлённой и затянулась за полночь. Были также прочитаны некоторые коммунистические стихотворения присутствовавшего на собрании д-ра Мюллера из Дюссельдорфа.

Неделю спустя имело место третье собрание, на котором снова выступал д-р Гесс и, кроме того, были прочитаны из одного сборника некоторые подробности об американских коммунистических колониях. Перед закрытием собрания возобновилась дискуссия.

Через несколько дней по городу распространился слух, что следующее собрание будет разогнано полицией, а ораторы—арестованы. Бургомистр Эльберфельда действительно отправился к владельцу гостиницы и пригрозил отнять у него патент на содержание гостиницы, если он в будущем будет позволять, чтобы в его помещении происходили подобные собрания. Коммунисты тотчас же обратились по этому поводу к бургомистру и накануне того дня, когда должно было состояться очередное собрание, получили предписание на имя гг. Гесса, Энгельса и Кётгена, в котором местные власти с потрясающим количеством ссылок на обычное и писаное право объявляли подобные собрания незаконными и грозили положить им конец вооружённой силой, если они не будут прекращены. Собрание состоялось в ближайшую субботу; на нём присутствовали бургомистр и генеральный прокурор (который после первого раза избегал показываться на этих собраниях) в сопровождении отряда вооружённой полиции, присланного по железной дороге из Дюссельдорфа. Конечно, при таких условиях не было никаких публичных выступлений: собравшиеся занялись бифштексами и вином и не дали полиции никакого повода к вмешательству.

Такие меры могли только способствовать нашему делу: они побудили тех людей, которые ещё ничего не слыхали о данном вопросе, заинтересоваться им, поскольку правительство приписывало ему такое значение; и очень многие из тех, кто пришёл на дискуссию, совершенно не зная о наших взглядах или даже иронически относясь к ним, отправились домой, проникнутые уважением к коммунизму. Это уважение было вызвано отчасти и почтенным представительством нашей партии на собрании: почти каждая патрицианская и богатая семья города была представлена одним из своих членов или родственников за обширным сто-лом, занятым коммунистами. Короче говоря, эффект, произведённый этими собраниями на общественное мнение всего промышленного округа, был поистине изумитель-

[528]

ный; через несколько дней тех, кто публично выступал за наше дело, забросали просьбами о книгах и газетах, из которых можно было бы получить представление о коммунистической системе в целом. Насколько нам известно, полный отчёт о заседаниях будет издан в скором времени.

Что касается коммунистической литературы, то в этой области агитации была развёрнута широкая деятельность. Публика буквально жаждет осведомления: она поглощает всякую новую книгу по этому вопросу. Д-р Пютман издал сборник статей, в который вошли: прекрасная работа д-ра Гесса о бедствиях современного общества и о средствах к их устранению; подробное описание бедственного положения рабочих в Силезии с очерком происшедшего там минувшей весной восстания; несколько других статей, описывающих общественные порядки в Германии, и, наконец, сообщение об американских коммунистических колониях и колонии «Гармония», составленное Ф. Энгельсом по письмам г-на Финча и по статье, подписанной «Один из тех, кто сам ходил за плугом»* . Сборник, хотя и подвергся преследованиям со стороны прусского правительства, был, однако, быстро раскуплен повсюду. Основан ряд ежемесячных изданий: «Вестфальский пароход» 140, издаваемый Люнингом в Билефельде и содержащий популярные статьи о социализме и сообщения о положении трудящихся. «Народный листок» в Кёльне 141, с более определённой социалистической тенденцией, и «Gesell-schaftsspiegel» («Зеркало общества») в Эльберфельде, издаваемый д-ром Гессом и основанный специально для опубликования фактов, характеризующих современное состояние общества, и для защиты прав трудящихся классов. Кроме того, д-р Пютман основал трёхмесячник «Rheinische Jahrbucher» («Рейнский ежегодник»), первый номер которого сейчас находится в печати и в скором времени выйдет в свет.

С другой стороны объявлена война тем из немецких философов, которые отказываются сделать практические выводы из своей чистой теории и которые утверждают, что человеку только и надлежит предаваться спекулятивным размышлениям о метафизических проблемах. Маркс и Энгельс опубликовали подробное опровержение принципов, отстаиваемых Бруно Бауэром** , а Гесс и Бюргерс приступили в настоящее время к опровержению теории Штирнера. Бауэр и Штирнер являются выразителями наиболее крайних выводов немецкой абстрактной

-------------

* — псевдоним Александера Сомервилла. Ред.

** См. настоящий том, стр. 3—230. Ред.

[529]

философии, а следовательно и единственно серьёзными философскими противниками со-циализма, или, вернее, коммунизма, так как в Германии слово социализм не означает ничего, кроме различных туманных, неопределённых и неопределимых фантазий тех, кто видит, что необходимо что-то предпринять, но не может решиться принять коммунистическую систему со всеми вытекающими из неё выводами.

В печати также находятся «Критика политики и политической экономии» д-ра Маркса, «Положение рабочего класса в Англии»* г-на Энгельса и «Anekdota» 142 — сборник статей о коммунизме, а в ближайшие дни будет приступлено к переиоду лучших французских и английских произведений по вопросу о переустройстве общества.

Вследствие жалких политических порядков в Германии и произвола в действиях её патриархальных правительств едва ли возможно установить между коммунистами различных местностей какую-либо связь кроме литературной. Периодические издания, главным образом «Рейнский ежегодник», служат центром для тех, кто отстаивает коммунизм в печати. Кое-какая связь поддерживается также через проезжих; вот и всё. Союзы не разрешены законом и даже переписка не безопасна, так как «тайные кабинеты» развернули в последнее время необычайно активную деятельность. Так, мы только из газет узнали о существовании двух коммунистических организаций в Познани и горах Силезии. Сообщают, что в Познани, столице прусской Польши, группа молодых людей образовала тайное общество на основе коммунистических принципов и намеревалась завладеть городом; заговор был раскрыт, и эти намерения не были осуществлены; вот всё, что мы знаем об этом деле. Во всяком случае, достоверно то, что большое число молодых людей, принадлежащих к аристократическим и богатым польским семействам, арестованы; что с тех пор (свыше двух месяцев) все сторожевые посты удвоены и обеспечены боевыми патронами; что двое юношей (12-ти и 19-ти лет), братья Рымаркевич, скрылись и до сих пор ещё не задержаны властями. Большое число арестованных — юноши от 12-ти до 20-ти лет. Другой так называемый заговор—в горах Силезии — был, как говорят, очень обширным и также ставил себе коммунистические цели; заговорщики якобы намеревались захватить крепость в Швейднице, занять всю линию гор и оттуда бросить клич обездоленным трудящимся всей Германии. Насколько всё это соответствует действительности —

-----------

* См. настоящий том, стр. 231—517. Ред.

[530]

никто не может судить, но и в этом несчастном округе также произведены аресты по доносам полицейского шпиона, и богатый фабрикант, г-п Шлёффель, доставлен в Берлин, где он в настоящее время предан суду как предполагаемый главарь заговора.

Союзы немецких коммунистов-рабочих в Швейцарии, Франции и Англии попрежнему очень деятельны, хотя во Франции и некоторых частях Швейцарии они терпят притеснения со стороны полиции. Газеты сообщают, что около шестидесяти членов женевского коммунистического союза были высланы из города и из кантона. А. Беккер, один из наиболее одарённых швейцарских коммунистов, издал прочитанную им в Лозанне лекцию, озаглавленную «Чего желают коммунисты?» 143, которая принадлежит к лучшим и наиболее сильным из известных нам произведений этого рода. Смею сказать, что она заслуживает перевода на английский язык, и я был бы рад, если бы кто-либо из ваших читателей оказался достаточно знакомым с немецким языком, чтобы взяться за это дело. Это, разумеется, только небольшая брошюра.

Надеюсь продолжать свои сообщения от времени до времени и остаюсь

Старый друг ваш в Германии

Написано Ф. Энгельсом около 5 апреля 1845 г.

Печатается по тексту газеты

Напечатано в газете «The New Moral

Перевод с английского

World» № 46, 10 мая 1845 г.

[531]