Оуэн Р. Доклад графству Ленарк о плане облегчения общественных бедствий и устранения недовольства путем предоставления постоянных производительных занятий бедным и трудящимся…

Окт 23 2013

ДОКЛАД ГРАФСТВУ ЛЕНАРК О ПЛАНЕ ОБЛЕГЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ БЕДСТВИЙ И УСТРАНЕНИЯ НЕДОВОЛЬСТВА ПУТЕМ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ПОСТОЯННЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ ЗАНЯТИЙ БЕДНЫМ И ТРУДЯЩИМСЯ,

притом в таких условиях, при которых значительно усовершенствуются их личные свойства, улучшатся условия их жизни, сократятся издержки производства и расходы и создадутся рынки, соответствующие уровню производства

(1820)

(...) Введение парового двигателя и прядильной машины 5 в огромной степени увеличило мощь человека. Вследствие их применения производительные силы населения нашего острова, или, иначе, средства для создания богатства, выросли за полвека больше чем в 20 раз, не говоря о стимулировании роста богатств в других странах.

Однако паровой двигатель и прядильная машина вместе с бесчисленными механическими усовершенствованиями, к появлению которых они дали толчок, обрушили ряд бедствий на общество, причем последние значительно перевешивают извлеченные из этих изобретений выгоды. Они вызвали накопление богатства в руках немногих, которые с его помощью продолжают поглощать богатства, создаваемые трудом многих. Таким образом, масса населения обратилась в рабство и зависит от невежества и капризов монополистов; она гораздо более беспомощна и несчастна, чем была до того, как имена Уатта и Аркрайта 6 стали вообще известны. И тем не менее изобретения этих знаменитых и талантливых людей служат орудием подготовки общества для важных и полезных перемен, которые должны вскоре произойти.

Все знают и чувствуют, что те великие блага, которые эти изобретения должны были дать обществу, до сих пор не осуществились. При новых обстоятельствах, к которым они привели, условия жизни общества вместо того, чтобы улучшиться, ухудшились. И теперь общество совершает попятное движение. (...)

Этот принцип индивидуальной заинтересованности, противостоящий, как это всегда бывает, общественному благу, рассматривается всеми известнейшими политико-экономами как краеугольный камень всей социальной системы, без ко-торой общество не могло бы существовать. Но когда люди познают самих себя и обнаружат, какие изумительные результаты дает сочетание и объединение частных интересов, они признают, что теперешнее устройство человеческого общежития — антиобщественно, неблагоразумно и нерационально; они поймут, что под воздействием этого устройства все самые лучшие и ценные свойства человеческой природы подавляются с самого детства и применяются самые противоестественные средства, чтобы возбудить вредные наклонности; коротко говоря, они согласятся, что люди с величайшими усилиями превращают все свои свойства, способные созидать благополучие и счастье, в нечто нелепое, глупое и гибельное. (...)

Желанное изменение должно основываться на простом воплощении великого и универсального принципа и привести к согласованию всех мелких дисгармонирующих интересов, вследствие которых человеческая природа оставалась до сих пор в непримиримой вражде сама с собой. Не только обширными, но и универсальными должны быть те мероприятия, которые освободят общество от подавляющих его трудностей, но они осуществятся мирным путем при общем спокойствии, при доброжелательном и искреннем содействии всех партий и всех народов. Вследствие представляемых ею выгод эта перемена начнется почти одновременно среди всех культурных народов и будет затем осуществляться во все ускоряющемся темпе, без всякого противодействия, преодолевая на своем пути все существующие общественные системы. Удивляться будут только тому, что наша система вообще могла так долго существовать. (...)

Практическое применение всего нового, как бы оно ни было ничтожно, требует для своего усовершенствования времени и опыта. Поэтому нельзя ожидать, чтобы система, охватывающая все стороны жизни и осуществляющая на практике всю науку политической экономии, была сразу разработана и осуществлена наилучшим способом. Сначала будет допущено много ошибок; как и во всякой попытке доступными человеку средствами объединить многообразные части и достигнуть большого общего результата, нужно ожидать много частичных неудач.

По всей вероятности, при первом опыте многие отдельные части будут не соответствовать целому и практика подскажет множество усовершенствований. Никакое сочетание умов не может до начала практического осуществления заранее согласовать такое множество функций, какое будет сочетаться в этом новом механизме, выполняющем столь важные для общества задачи. Этот механизм, который удивительным образом упростит и облегчит все функции человека, умножит разумные и желанные удовольствия до такого предела, который обычный ум не может охватить. Если изобретение разных машин в ряде случаев умножило силу труда с видимой выгодой для отдельных людей, ухудшив в то же время условия жизни многих других, то это изобретение сразу неисчислимым образом умножит физические и умственные силы всего общества, никому не причинив вреда своим введением или быстрым распространением. (...)

Примечания

5. См. наст, изд., с. 341, прим. 2: Аркрайт сконструировал в 1768 г. прядильную машину, приводившуюся в действие первоначально конной силой, а с 1771 г.— водяным двигателем, почему она и названа «ватерной» машиной. Уатт изобрел в 1769 г. паровую машину; для учения Оуэна характерно более глубокое, чем у других представителей утопического социализма, понимание роли капиталистического производства в создании материальных предпосылок будущего социалистического общества. К. Маркс писал, что Оуэн «объявляет развитие капитала необходимым условием для преобразования общества...» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. II, с. 222). К Маркс объяснял более глубокий исторический подход Оуэна к капитализму тем, что «он жил в другой обстановке, в период промышленной революции и уже сильно обострившихся классовых противоположностей» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II, с. 155).

6. См. наст, изд., с. 341, прим. 2 – то же, что приведено выше.

Утопический социализм: Хрестоматия / Общ. Ред. А.И. Володина. – М.: Политиздат, 1982, с. 323-325.

Рубрика: 
Персона: