Бабёф. Письмо Ж.-М. Купе, Законодателю. Бове, 10 сентября 1791 г.

Окт 21 2013

ПИСЬМО Ж.-М. КУПЕ, ЗАКОНОДАТЕЛЮ 4

Бове, 10 сентября 1791 г.

(...) Я раздумываю о том, чего можно ждать от человека, проповедовавшего глухим следующие достопамятные истины (которыми, я убежден, он сам пропитан), что «необходимо проникнуться теми великими принципами, на которых зиждется общество,— первоначальное равенство, общие интересы, общая воля, декретирующая законы, и сумма всех сил, составляющая суверенитет».

Брат! Предписание древнего закона — люби ближнего своего, как самого себя; прекрасное правило Христово — делайте другим все то, что вы хотели бы, чтобы они делали вам 5; конституция Ликурга 6, самые прекрасные учреждения римской республики — я имею в виду аграрный закон; Ваши принципы, только что мною воспроизведенные; мои принципы, изложенные Вам мною в моем последнем письме, состоящие в обеспечении всем людям, во-первых, пропитания и, во-вторых, равного образования; все это отправляется от единой общей точки и направлено опять-таки к единому общему центру.

И этот центр — это все та же единая цель, к которой будут стремиться все конституции мира, по мере того как они будут совершенствоваться. Тщетно опрокидывать троны королей, учреждать республику, постоянно произносить слово «равенство» — вы всегда будете гнаться за пустым призраком и ничего не добьетесь.

Мой брат, Вам я это говорю в полный голос, но еще не скоро я осмелюсь говорить это шепотом другим людям: аграрный закон, это закон, которого страшатся и приближение которого чувствуют богатые и о котором совсем не думают многочисленные бедняки, т. е. сорок девять пятидесятых человеческого рода, который, однако, без этого закона полностью вымрет на протяжении самое большее двух поколений (мы вместе произведем математическую проверку этого ужасного предсказания в любой момент по Вашему желанию); этот закон, который, как мы с Вами в этом убедились, был предметом самых горячих желаний Мабли; этот закон, который возникает на горизонте столетий только при обстоятельствах, подобных тем, в которых мы находимся, т. е. когда крайности сходятся, когда земельная собственность, единственное подлинное богатство, сосредоточена в немногих руках, а всеобщая невозможность утоления страшного голода побуждает большинство людей требовать передачи им великого мирового поместья, где творец хотел, чтобы каждый обладал необходимой частью для добывания своего пропитания; этот закон (...) есть вывод из всех законов (...)

Нельзя, я думаю, ожидать хорошего приема, если выступить напрямик с предложениями такого рода в нашем несчастном собрании. Его добродетель окажется вынужденной в борьбе с коррупцией пользоваться оружием, которое обычно применяется последней: политике надлежит противопоставить политику. Первые постановления должны быть хорошо замаскированы, и они нисколько не должны казаться направленными к согласованной цели.(...)

Земля не должна быть отчуждаемой;(...) каждый чело-век при своем рождении должен найти ее в достаточном размере, как он находит воздух и воду, а умирая, он должен оставить ее в наследство не своим близким, а всему обществу; (...) только система отчуждаемости привела к тому, что у одних оказалось все, а другим не осталось ничего...

Мои пожелания заключаются в том:

1) Чтобы депутаты любого Законодательного собрания признали от имени народа, что термин «Учредительное собрание» — это нелепость; что уполномоченные народом депутаты обязаны всегда делать все, что они признают полезным для счастья народа... Из этого вытекает обязанность и необходимость дать средства существования этому огромному большинству народа, которое, несмотря на всю свою добрую волю трудиться, уже не имеет их: аграрный закон, совершенное равенство.

2) Что право вето, подлинный атрибут суверенитета, должно принадлежать народу, и с достаточно очевидным успехом (поскольку мы увидим в дальнейшем в небольшом сочинении, озаглавленном «О ратификации закона», о котором я Вам сообщал, что мои аргументы похожи на те, которыми пользуется автор) я доказал возможность его осуществления вопреки всему, что могло бы быть сказано против этого... Не следует ли ждать от этого народного вето, что страждущая и постоянно до того подверженная жестокому чувству голода сторона выдвинет требование обеспеченного имущества: аграрный закон.

3) Чтобы не было больше разделения граждан на несколько классов; чтобы все были допущены ко всем должностям; чтобы всем были предоставлены права голосовать, высказывать свои мнения на всех собраниях; чтобы серьезно наблюдали за собранием законодателей; чтобы соблюдалась свобода собраний в общественных местах, чтобы не было никаких осадных положений; чтобы был уничтожен корпоративный дух в национальной гвардии путем приема туда всех граждан без исключения и без другого назначения, кроме борьбы с внешними врагами родины... Из всего этого неизбежно воспоследует активное соревнование, усиление духа свободы, равенства, гражданской энергии, большие средства выявления общественного мнения и, следовательно, выражения общей воли, которая в принципе есть закон; требование первейших прав человека, следовательно, честно обеспеченного хлеба для всех: аграрный закон.

4) Чтобы все государственные дела рассматривались на пленарных заседаниях и чтобы не было больше комитетов... Таким образом, исчезнут небрежность, апатия, беспечность, эта склонность полностью полагаться на мнимое благоразумие горсти людей, ведущих за собой целое собрание и около которых гораздо легче быть соблазненным коррупцией. Отсюда же следует, что все сенаторы обязаны серьезно заниматься поставленным на обсуждение вопросом и определить свое отношение к нему со знанием дела. Это будет также предупреждением всем защитникам народа о необходимости отстаивать его самые заветные интересы, следовательно, о наблюдении за тем именно, чтобы все могли жить: аграрный закон...

Примечания

4. Купе, Жак Мишель (1737—1809) — до революции аббат; был членом Законодательного собрания, Конвента и Совета пятисот. В Конвенте Купе поддерживал якобинцев, голосовал за смертный приговор Людовику XVI.

5. См. наст, изд., с. 102, прим. 17.

6. О Ликурге см. наст, изд., с. 150, прим. 4.

Утопический социализм: Хрестоматия / Общ. Ред. А.И. Володина. – М.: Политиздат, 1982, с. 182-184.

Рубрика: 
Персона: