К. Маркс. Протекционисты, фритредеры и рабочий класс.

Сен 29 2013

Протекционисты, фритредеры и рабочий класс 122

Протекционисты никогда не защищали мелкую промышленность, собственно ручной труд. Разве в Германии д-р Лист и его школа когда-либо требовали покровительственных пошлин для мелкой льняной промышленности, ручного ткацкого производства, ремесел? Нет, когда они просили покровительственных пошлин, то они делали это лишь для того, чтобы вытеснить ручной труд машинами, заменить патриархальное производство современным. Одним словом, они хотят расширить господство буржуазии, и особенно господство крупных промышленных капиталистов. Они зашли так далеко, что объявили упадок и гибель мелкой промышленности, мелкой буржуазии, мелкого земледелия, мелких крестьян хотя и прискорбным, но неизбежным явлением, необходимым для промышленного развития Германии.

Кроме школы д-ра Листа, в Германии — этой стране школ — существует еще и другая школа, которая требует не просто покровительственной, а настоящей запретительной системы. Глава этой школы г-н фон Гюлих написал весьма ученый труд по истории промышленности и торговли 123 , который переведен также на французский язык. Г-н фон Гюлих — искренний филантроп, он серьезно заботится об охране ручного труда, национального труда. Прекрасно! Что же он сделал? Он начал с опровержения д-ра Листа; доказав, что в системе Листа благосостояние рабочего класса есть только обманчивая видимость, пустая, громкая фраза, он выдвинул затем со своей стороны следующие предложения:

1. Запретить ввоз иностранных промышленных изделий.

[254]

2. Ввозимое из-за границы сырье, как, например, хлопок, шелк и т. д., обложить очень высокими ввозными пошлинами для того, чтобы защитить национальную льняную и шерстяную промышленность.

3. То же следует предпринять и по отношению к колониальным товарам, чтобы местные продукты вытеснили с рынка сахар, кофе, индиго, кошениль, ценные породы дерева и т. д.

4. Установить высокие налоги на машины внутри страны, чтобы защитить ручной труд от машины.

Из этого видно, что г-н фон Гюлих принадлежит к тем людям, которые принимают эту систему со всеми ее выводами. Но к чему это его приводит? К тому, чтобы воспрепятствовать не только ввозу иностранных промышленных изделий, но и развитию национальной промышленности.

Г-н Лист и г-н фон Гюлих воплощают в себе две крайности, между которыми колеблется эта система. Если она стремится покровительствовать прогрессу промышленности, то тогда она прямо приносит в жертву ручной труд, труд вообще; если же она стремится покровительствовать ручному труду, то жертвой оказывается промышленный прогресс.

Вернемся к собственно протекционистам, которые не разделяют иллюзий г-на фон Гюлиха.

Если бы они говорили с рабочим классом на понятном и откровенном языке, то им следовало бы резюмировать свои филантропические взгляды в следующих словах: лучше подвергаться эксплуатации со стороны своих соотечественников, чем со стороны иностранцев.

Я полагаю, что рабочий класс никогда не удовлетворится таким решением вопроса; нельзя не признать, что хотя оно и весьма патриотично, но носит несколько аскетический и спиритуалистический характер для людей, единственным занятием которых является производство ценностей, материальных благ.

Но протекционисты скажут: «В конце концов мы сохраняем, по крайней мере, общество в его нынешнем состоянии. Хорошо или плохо, но мы обеспечиваем рабочему его занятие и не допускаем, чтобы он был выброшен на улицу в результате иностранной конкуренции». Я не собираюсь оспаривать это заявление, я принимаю его. Сохранение, консервация нынешнего положения является, таким образом, самым благоприятным результатом, которого в лучшем случае могут достигнуть протекционисты. Прекрасно, но ведь для рабочего класса дело идет не о сохранении существующего положения, а о том, чтобы обратить его в нечто совершенно противоположное.

[255]

Протекционистам остается еще одна, последняя лазейка: они говорят, что их система вовсе не претендует на то, чтобы служить средством для социальной реформы, но начинать все же необходимо с социальных реформ внутри страны, прежде чем приступать к экономическим реформам в области отношений с другими странами. Система протекционизма вначале была реакционной, затем консервативной, после этого она, наконец, становится консервативно-прогрессивной. Хотя на первый взгляд эта теория кажется чем-то весьма соблазнительным, практичным и рациональным, достаточно ясно обнаруживается кроющееся в ней противоречие. Поразительное противоречие! Система протекционизма вооружает капитал одной страны для борьбы с капиталом других стран, она усиливает его для борьбы с иностранным капиталом, и в то же время сторонники этой системы воображают, что якобы этими же средствами можно сделать капитал слабым и уступчивым по отношению к рабочему классу. В конце концов это значит уповать на человеколюбие капитала, как будто бы капитал как таковой может быть человеколюбивым. В общем же, социальные реформы никогда не бывают обусловлены слабостью сильных; они должны быть и будут вызваны к жизни силой слабых.

Впрочем, нам нет необходимости останавливаться на этом. С того момента, как протекционисты признали, что социальные реформы не являются составной частью их системы, не вытекают из нее, а представляют собой особый вопрос, с этого момента они уже устранились от социального вопроса. Поэтому я оставляю протекционистов и перехожу к вопросу о влиянии свободы торговли на положение рабочего класса.

Написано К. Марксом во второй половине сентября 1847 г.

Напечатано в отдельном издании:

«Zwei Reden uber die Freihandels- und Schutzzollfrage von Karl Marx», Hamrn, 1848

Печатается по тексту издания 1848 г.

Перевод с немецкого

На русском языке публикуется впервые

Воспроизводится по изданию: К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2, т. 4, с. 254-256.

[256]

Примечания

122. Работа «Протекционисты, фритредеры и рабочий класс» представляет собой часть текста речи, подготовленной Марксом для выступления на конгрессе экономистов в Брюсселе. Маркс не получил слова на конгрессе и после его закрытия обработал свою речь для печати, опубликовав ее в бельгийской газете «Atelier Democratique» («Демократическая мастерская») 29 сентября 1847 года. До нас дошел только немецкий перевод ее начальной части, опубликованный другом Маркса и Энгельса И. Вейдемейером в 1848 г. в Хамме вместе с переводом другой речи Маркса о свободе торговли, от 9 января 1848 г. (см. настоящий том, стр. 404 — 418). Конец речи Вейдемейер опустил, ссылаясь на то, что его содержание повторяется в речи от 9 января. Изложение речи Маркса приведено также в статье Энгельса «Брюссельский конгресс по вопросу свободы торговли» (см. настоящий том, стр. 263 — 267). — 254.

123. Имеется в виду книга: G. Gulich. «Geschichtliche Darstellung des Handels, der Gewerbe und des Ackerbaus der bedeutendsten handeltreibenden Staaten unserer Zeit». Bd. I — V, Jena, 1830 — 1845 (Г. Гюлих. «Историческое описание торговли, промышленности и земледелия важнейших торговых государств нашего времени». Тт. I — V, Иена, 1830 — 1845). — 254.

Воспроизводится по изданию: К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2, т. 4, с. 254-256.

Рубрика: 
Персона: