Ван дер Любе никогда не был в СССР.

Ван дер Любе никогда не был в СССР

Мы помещаем ниже сообщение вечернего выпуска «Локаль анцейгера», в котором указывается, что ван дер Люббе получил выучку в Москве. Сообщение это послужило поводом для яростной кампании против СССР. «Локаль анцейгер» преподнес это сообщение в кричащей форме:

[Иллюстрация]

Сообщение «Локаль анцейгер» от 28 февраля 1933 г.

На самом деле голландская полиция вовсе не давала Таких сведений. Сам ван дер Люббе никогда не утверждал, что был в СССР. Его ноги не было в СССР.

Это—четырнадцатое противоречие.

Ван дер Люббе вышел из Лейдена между 13 и 15 февраля. Как сообщала «Фоссише цейтунг» (от 2 марта 1933 г.), он ночевал в ночь с 17 на 18 февраля в ночлежном доме Глиндове у Вердери. Отсюда он отправился 18 февраля пешком в Берлин. В интервью, данном голландским журналистам 13 марта, комиссар уголовного розыска

[ 84 ]

Гейзиг утверждал, что ван дер Люббе познакомился с коммунистами на регистрационном пункте для безработных и таким образом попал в коммунистический «комитет действия». Ван дер Люббе мог прибыть в Берлин не раньше субботы 18 февраля вечером. На следующий день, в воскресенье, регистрационные пункты были закрыты. Итак, если верить словам полицейского интервью, знакомство ван дер Люббе с коммунистами на регистрационном пункте для безработных могло произойти не раньше понедельника 20 февраля. Теперь представьте себе положение: голландец, говорящий на ломаном немецком языке и не имеющий никаких удостоверений от голландской коммунистической партии, знакомится на одном из пунктов для безработных с коммунистами, они сводят его с высшим руководством партии, а последнее с места в карьер поручает ему поджечь 27 февраля германский рейхстаг!

Это—пятнадцатое противоречие.

В сообщении официального «Прусского бюро печати» от 1 марта 1933 г. утверждается, что:

«Арестованный (ван дер Люббе) постоянно присутствовал на заседаниях коммунистического комитета действия и настоял, чтобы его привлекли к участию в поджоге».

На это центральный комитет германской коммунистической партии 3 марта 1933 г. ответил:

«Разумеется, ни в рейхстаге, ни в каком-либо другом месте никогда не происходили заседания какого-то коммунистического комитета действия, в которых участвовал арестованный в рейхстаге ван дер Люббе. Во-первых, не существует никакого коммунистического комитета действия, а есть только центральный комитет германской коммунистической партии и его политическое бюро. Во-вторых, на заседаниях коммунистической партии, или тех или иных организаций ее, не участвуют посторонние лица, не являющиеся ни членами германской коммунистической партии, ни членами какой- либо другой секции Коминтерна».

Этот ответ на вымыслы Геринга разоблачает шестнадцатое противоречие.

[ 85 ]