Обвинения против Торглера и Кенена.

Обвинения против Торглера и Кенена

Официальное «Прусское бюро печати» разослало вечером 1 марта следующее сообщение:

«Официальное расследование большого поджога в здании германского рейхстага дало до сих пор следующие результаты.—

[ 73 ]

Только для того, чтобы притащить материалы для поджога, нужны были по меньшей мере семь человек. Для того чтобы разложить эти материалы в различных местах и зажечь их одновременно во всем громадном здании рейхстага, потребовалось, должно быть, не меньше десяти человек. Вне всякого сомнения, поджигатели были в совершенстве знакомы с этим обширным зданием, и только те, кто в продолжение многих лет свободно расхаживали там, могли проявить такое точное знание всех его помещений. Поэтому имеется сильное подозрение против коммунистических депутатов, которые в особенности в последнее время весьма часто собирались в здании рейхстага по самым различным случаям. Этим знакомством преступников со зданием рейхстага, со всеми его входами и выходами, а также с распределением дежурств чиновников рейхстага объясняется и тот факт, что до сих пор удалось арестовать только голландского коммуниста, пойманного на месте преступления: не будучи знаком с планом здания, он не мог бежать после поджога. Арестованный известен и в Голландии своим крайним радикализмом, он постоянно присутствовал на заседаниях коммунистического комитета действия и настоял на том, чтобы его привлекли к участию в поджоге.

«Расследование установило далее, что за несколько часов до начала пожара три свидетеля видели арестованного голландского коммуниста в обществе коммунистических депутатов Торглера и Кенена в кулуарах рейхстага; это было в 8 часов вечера. При бросающейся в глаза наружности ван дер Люббе ошибка со стороны свидетелей невозможна. Вход, по которому проходят в рейхстаг депутаты, закрывается в восемь часов вечера; около половины девятого оба депутата—Торглер и Кенен велели принести их верхнее платье в их комнату и ушли из рейхстага только к десяти часам через другой выход. Как раз в это время произошел поджог. Ввиду этих фактов имеется сильнейшее подозрение против обоих упомянутых коммунистов.

«Слух, будто депутат Торглер добровольно явился в полицию, не соответствует действительности. Правда в тот момент, когда он увидел, что бегство стало невозможным, он просил через своего адвоката гарантий, что не будет арестован при явке в полицию. Однако в этой гарантии ему было отказано и он был арестован».

4 марта появилось сообщение начальника политической полиции, в котором говорится:

«О том, в какой мере следствием установлены серьезные основания для подозрения относительно участия других лиц, в настоящее время ничего не может быть сказано в интересах производящегося следствия и государственной безопасности».

Итак 1 марта имеется сильное подозрение против Торглера и Кенена, и соображения государственной безопасности не препятствуют сообщить, на чем основано это подозрение, а 4 марта сообщение об основаниях подозрения оказывается угрожает государственной безопасности.

В этом заключается второе противоречие.

В цитированном выше сообщении «Прусского бюро печати» от 1 марта

[ 74 ]

сказано, что Торглер и Кенен вышли из здания рейхстага в десять часов вечера. По сообщениям официального «Бюро Вольфа», «Телегра фен унион» и иностранных корреспондентов, пожар был замечен между девятью часами и четвертью десятого. Пожарные приступили к тушению пожара в четверть десятого. Приблизительно в то же время полиция оцепила рейхстаг и сделала невозможным всякий доступ к нему. Через несколько минут после того, как замечен был пожар, на место пожара прибыл Геринг, вскоре после него прибыли Гитлер, Геббельс, Пален и принц Август Вильгельм. И тем не менее официальное бюро печати утверждает, что Торглер и Кенен преспокойно оставили горящий рейхстаг, оцепленный полицией и окруженный тысячеголовой толпой, причем никому не пришло в голову хотя бы обратиться к ним с каким- либо вопросом!

Это—третье противоречие.

[ 75 ]

Персона: