Критика [Фейербахом] идеализма. Учение о природе.

КРИТИКА ИДЕАЛИЗМА. УЧЕНИЕ О ПРИРОДЕ

В первые годы своей сознательной жизни Фейербах был последователем Гегеля. К этому периоду относится его замечательное сочинение «Мысли о смерти и бес-

[109]

смертии», его историко-философские сочинения, в частности работа о голландском философе-материалисте Спинозе. В этих работах он пытается проследить историю развития человеческой мысли как развитие разума, а отдельные философские системы исследовать как своеобразное проявление и выражение исторической жизни и развития этого разума.

Но уже с 1836 г. Фейербах, как указывает Ленин, начинает критиковать теологию и поворачивать к материализму. Фейербах говорил, что Гегель призывал своих читателей и слушателей к изучению «небесных сфер». Это не удовлетворяло Фейербаха. В 1839 г. он написал известную работу— «Критика философии Гегеля», в которой дал содержательный- критический разбор гегелевской идеалистической философии. Эти же аргументы Фейербах развил затем в 1841 г. в своей важнейшей работе «Сущность христианства». Основное его возражение против Гегеля состояло в том, что философия не может достигнуть истинных результатов до тех пор, пока она замыкается в рамках чистой мысли. Философия, по Фейербаху, сама, собственными силами не может создать жизнь. Философия не порождает из себя все богатство своих идей. Лишь изучая природу, философ приобретает знания. Философская система, пытающаяся выйти за пределы и природы и человека, игнорирующая то и другое, является ничтожной и бессмысленной. Самые глубокие тайны скрыты в естественных вещах, а их-то и попирают ногами представители идеалистической философии. Для философии имеется единственный путь исцеления — вновь возвратиться к природе. Поэтому истинная задача философа, по мнению Фейербаха, состоит не в том, чтобы замкнуться в пределах мышления отдельного человека, но в том, чтобы обратиться к изучению природы.

Фейербах возвестил торжество материализма. Он доказал, что гегелевский идеализм есть не что иное, как философски подкрашенная теология, философское выражение поповской точки зрения на мир и его происхождение.

«Абсолютный дух» Гегеля, говорил Фейербах, есть обыкновенное человеческое сознание, но оторванное от человека.

В противовес учению Гегеля Фейербах утверждал, что сознание есть порождение материи. В этом материалистическом решении основного вопроса философии, в нанесении

[110]

решительного удара гегелевскому идеализму — историческая заслуга Фейербаха.

Энгельс в своей классической работе «Людвиг Фейербах» заметил, что когда появилось сочинение Фейербаха «Сущность христианства», оно одним ударом рассеяло старые противоречия, накопленные в идеалистических системах, провозгласив торжество материализма. Энгельс пишет, что существо идей Фейербаха можно было бы свести к таким положениям: природа существует независимо от какой бы то ни было философии, от мышления, сознания человека. Она есть основание, на котором вырастают люди — продукты природы. Вне природы и человека нет ничего. Высшее существо, бог, созданный религиозной фантазией людей, — это лишь фантастическое отражение человеком своей собственной сущности. И дальше Энгельс продолжает:

«Кто не пережил освободительного влияния этой книги, тот не может и представить его себе. Мы все были в восторге, и все мы стали на время последователями Фейербаха. С каким воодушевлением приветствовал Маркс новое воззрение и как сильно повлияло оно на него, — несмотря на все его критические оговорки, — можно видеть из книги «Святое семейство» 1

«Сущность христианства», по выражению Маркса и Энгельса, дала «отставку мировому духу Гегеля». В «Святом семействе» они так оценивают историческую заслугу Фейербаха:

«Кто уничтожил диалектику понятий — войну богов, знакомую только философам? Фейербах. Кто поставил на место старой рухляди, на место «бесконечного самосознания» не «значение человека» (точно человек имеет еще какое-то другое значение, как не то, что он человек!), а самого «человека»? Фейербах и только Фейербах»  2.

И действительно, все внимание Фейербаха после его увлечения Гегелем было направлено на борьбу против идеализма. Высоко оценивая философию Фейербаха, Маркс приглашал Фейербаха принять участие в «Немецко-французском ежегоднике», считая его естественным, призванным природой и историей противником философов-идеалистов— Шеллинга и Гегеля.

------

1. Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 642.

2. Маркс и Энгельс, Соч., т. III, стр. 117.

[111]

 «Вы, — писал Маркс, — Шеллинг наизнанку».

Вместе с тем Маркс и Энгельс с самого начала видели ограниченность материализма Фейербаха.

Фейербах, критикуя философию Гегеля, отвергал и то положительное, что принес с собой немецкий классический идеализм, отбрасывал в сторону диалектику Гегеля.

Фейербах еще не был в состоянии правильно оценить диалектику Гегеля. Энгельс в своей замечательной работе о Фейербахе отмечал, что при жизни философа естествознание находилось в состоянии сильного брожения. Было собрано огромное количество новых научных данных и осуществлено много открытий. Но их внутренняя связь только начинала устанавливаться. Некоторые общие выводы к тому времени наукой уже были сделаны. Так, например, еще при жизни Фейербаха было создано учение о клетке, учение о превращении энергии, появилась теория Дарвина о происхождении видов путем естественного отбора. Однако Фейербах не мог следить за всеми научными открытиями в той деревенской глуши, куда он был вынужден уехать из университетского центра. «Жалкие немецкие порядки» приводили, по словам Энгельса, к тому, что профессорские кафедры замещались «эклектическими крохоборами», а великий немецкий философ Фейербах вынужден был «окрестьяниваться и прозябать в деревенском захолустье». Этим в значительной мере объясняется, почему для философа оказался недоступным исторический взгляд на природу.

Фейербах подверг решительной критике гегелевскую идеалистическую систему. Диалектику Гегеля он просто игнорировал. Маркс и Энгельс, свободные от ограниченностей, присущих мыслителям, им предшествовавшим, «спасли сознательную диалектику, - перенеся ее в материалистическое понимание природы и истории» 1

Материализм Фейербаха ярко виден при решении им основного философского вопроса.

В своих «Предварительных тезисах к реформе философии» Фейербах пишет, что мышление, взятое само по себе, абстрактно, вне связи с природой, не дает никакого положительного знания, что положительное знание возникает

-------

1. Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 8.

[112]

в результате общения человека с природой или, как пишет Фейербах, общения «я» и «не-я». Природа — источник всех знаний; с природы начинается истинная философия, а философия выступает родоначальницей остальных наук. Природа — мать всех наук. Единство науки и философии состоит в том, что они происходят от природы, у них общая основа — материальный мир. В своих сочинениях «Предварительные тезисы к реформе философии» и «О начале философии» Фейербах констатирует, что философия опирается в своих выводах на факты природы. Но каким образом она это делает? Фейербах считал, что философия не приходит от идеи реальности к природе, но, наоборот, она начинает с реальности, с природы. «Дух следует после чувства, а не чувство после духа», — пишет Фейербах. Мысль человека — это конец, а не начало вещей. Переход к природе от мысли, от сознания есть «прихоть чистой веры». В другом месте он указывает, что если человек начинает с изучения реальности, природы и остается в ней, то философия является для человека постоянной потребностью. Если же человек строит философскую систему, не обращаясь к изучению природы, эта система будет пустой и бессодержательной, она будет поповщиной.

Уже самое понимание Фейербахом начала философии направлено против гегелевского учения о задачах и предмете философии. У Гегеля истинная философия соединяется с религией. У Фейербаха истинная философия берет свое начало там, где она отграничивает себя от религии. У Гегеля человек приходит к природе от разума. У Фейербаха философия начинается с реальности, с природы. У Гегеля все развитие совершается благодаря особой активности «абсолютной идеи». У Фейербаха в центре внимания— жизнь самой природы. Природа активна и вполне самостоятельна. Здесь налицо разные исходные положения, противоположные обоснования предмета, содержания философии.

Если все содержание и весь характер философии, по учению Фейербаха, складываются из взаимоотношения человека и природы, то что же представляет собой человек? Человек, отвечает Фейербах, это часть природы. Субъект, «я», человек является одновременно и объектом, частью природы, подчиненной законам природы. Поэтому, по Фейербаху, отношение «я» к «не-я», субъекта к объекту, человека к природе построено на том основании, что чело-

[113]

век, субъект, является одновременно и объектом и в этом состоит его единство с природой.

Правда, человек Фейербаха — существо абстрактное, не связанное с определенным классом, сословием, партией, с определенными политическими интересами, с общественно-исторической определенной средой. Он часть природы, и только. Такой человек — только биологическое существо. В этом смысле человек Фейербаха еще абстрактен, пассивен, он страдательное, созерцательное существо. Активная сторона находится в объекте, в природе. По учению Фейербаха, только природа воздействует на человека, человек же остается пассивным.

Хотя по Фейербаху человек и представляет собой единство внешнего мира—природы и мира субъективного и в этом смысле является высшим предметом философии, однако Фейербах не был в состоянии наметить переход от человека к природе. Этого и нельзя было сделать с таких философских позиций, согласно которым человек — бездействующее, пассивное существо. Наметить переход от человека к природе возможно лишь в том случае, если изучить деятельность человека по изменению природы, если изучить классовую борьбу людей.

Когда Ленин говорил о недостатках философской системы немецкого материалиста, он указывал на так называемый антропологизм Фейербаха. Ленин говорил об «узости» антропологической философии, отмечая, что и антропологический принцип и натурализм есть лишь неточные, слабые описания материализма.

Что же представляет собою этот антропологизм философского учения Фейербаха? Слово «антропология» происходит от двух греческих слов: «антропос» — человек, «логос» — учение, слово, мысль; антропология — учение, наука о человеке. Фейербах сделал попытку, опираясь на учение о человеке, построить целую философскую систему.

Первое впечатление таково: если человек Фейербаха един с природой, если он сам есть часть природы, то он, этот человек, реален, конкретен. Однако это только первое впечатление. Стоит рассмотреть, как проявляются особенности природы в человеке и чем отличается человек от животного мира, как открывается ограниченность учения Фейербаха. Энгельс в своей книге «Людвиг

[114]

Фейербах» заметил, что хотя человек Фейербаха реален, однако — он абстрактное, вне мира находящееся существо.

«...За точку отправления он берет человека; но о мире, в котором живет этот человек, у него нет и речи, и потому его человек остается тем же абстрактным человеком, который фигурирует в религии»  1.

Этот анализ Энгельса вскрывает один из важнейших пороков системы метафизического материализма, представителем которого выступал и Фейербах. Этот порок состоит в созерцательности его философии.

Если по учению диалектического материализма высшее единство человека и природы проявляется в практической деятельности человека, в промышленности, то по учению Фейербаха дело обстоит совсем иначе. Человек дан у него раз навсегда. Его свойства неизменны. Он — существо биологическое. Фейербах не мог раскрыть практически-критическую, революционную, политическую деятельность человека. Он рассматривал человека вне окружающей его общественной среды. В этом и состоит существо так называемого антропологизма его философского учения. Недаром первый тезис Маркса о Фейербахе гласит, что материализм Фейербаха был созерцательным, что Фейербах не понимал роли революционной, практически-критической деятельности общественного человека.

Несмотря на всю тщательность разработки Фейербахом учения о человеке, теория его была ограничена, недостаточна. Ведь сколько бы люди ни изучали с точки зрения физиологии и биологии строение, скажем, человеческой руки, они никогда не могли бы достигнуть познания того огромного исторического дела, которое совершалось при ее помощи. Для того чтобы раскрыть значимость, роль человеческой руки в истории общества, требуется обратиться к производственной деятельности человека, где способность человеческого сознания и человеческой руки проявляется практически-действенным образом.

И все же антропологическое учение Фейербаха имело прогрессивное значение. Его учение о человеке стояло неизмеримо выше абстрактно-идеалистической теории Канта и Фихте.

-------

1. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, стр. 30.

[115]

Фрагмент кн.: Александров Г. Философские предшественники марксизма. Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940.  С. 109-115.

Рубрика: 
Персона: