Александров Г. Людвиг Фейербах.

ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ

Характеризуя свой материализм, Маркс и Энгельс
ссылаются обычно на Фейербаха, как на философа,
восстановившего материализм в его правах.
 Однако это не означает, что материализм
Маркса и Энгельса тождественен материализму
Фейербаха. На самом деле Маркс и Энгельс
 взяли из материализма Фейербаха его «основное зерно»,
развив его дальше в научно-философскую теорию
материализма и отбросив прочь его идеалистические
 и религиозно-этические наслоения.

Сталин.

После смерти Гегеля одни последователи философа развивали его наиболее реакционные убеждения в области права, политики, истории, другие — так называемые «левые гегельянцы», к числу которых принадлежали Бруно Бауэр, Эдгар Бауэр, Штирнер и др., — пытались сделать радикальные выводы из философского учения Гегеля, подвергнуть критике религию и даже связать философию с политикой. Из всех философов, примыкавших к «левым гегельянцам», если не рассматривать идейного развития Маркса и Энгельса, в студенческие годы участвовавших в работе кружка «левых гегельянцев», наиболее прогрессивные убеждения высказал и изложил известный немецкий ученый, философ-материалист Людвиг Фейербах.

Практическая революционная борьба, которую вели Маркс и Энгельс в начале 40-х годов прошлого века5 остро затронула и сферу теории, в частности философию. Маркс и Энгельс с огромным вниманием следили за философской борьбой того времени, испытав на себе «освободительное влияние» философии Фейербаха.

Людвиг Фейербах родился в 1804 г. в местечке Ландсгут (Германия), в семье известного немецкого юриста

[106]

и государственного деятеля Ансельма Фейербаха. Семья Фейербаха жила чрезвычайно разносторонними интересами. Один из его братьев был археологом, другой увлекался естествознанием, третий, идя по пути отца, занимался юридическими науками.

Людвиг Фейербах, будучи студентом вначале Гейдельбергского, а затем Берлинского университетов, изучал богословие, историю религии и философии, увлекался гегелевской философией. Он получил степень доктора философии при Эрлангенском университете. В молодые годы Фейербах был страстным последователем Гегеля.

Первое сочинение Фейербаха «Мысли о смерти и бессмертии» (1830 г.), встревожило немецкую полицию и вызвало нетерпимое отношение реакционеров к философу, которое продолжалось до самой смерти Фейербаха (1872 г.).

Особенно ненавидели Фейербаха мистики, попы, религиозные фанатики, политические реакционеры. Фейербах отзывался о них, как о наиболее непримиримых своих врагах. Он писал, что «если попы рассудительны, то они злы, бесчестны, лицемерны. Если же они честны и добры, то они глупы».

Фейербах резко критиковал установившиеся в Германии того времени порядки, по которым всякая попытка назвать вещи своими именами рассматривалась как «преступная дерзость» и считалась ужасным и непростительным «нарушением этикета». Он делал смелые выводы о том, что в современной ему Германии истина считается не только безнравственной, но и ненаучной. «Когда наука достигает истины, она перестает быть наукой и делается объектом полиции — полиция есть граница между истиной и наукой», — писал Людвиг Фейербах в предисловии к своей книге «Сущность христианства».

Смелый, чрезвычайно решительный по характеру, Фейербах не терпел политических притеснений, особенно в области научного творчества. Будучи идеологом немецкой радикально настроенной буржуазии, Фейербах содействовал росту передовых оппозиционных настроений против реакционного прусского абсолютизма в Германии.

Значительную часть жизни Фейербах провел вне политической борьбы, в стороне от бурных потрясений, которыми была так богата немецкая история середины XIX века. «Немецкий Спиноза», как его называли в то время,

[108]

не мог в течение всей своей жизни получить философскую кафедру ни в одном из немецких университетов, не имея этой возможности, Фейербах занялся литературной деятельностью в области философии. Он поселился в деревне Брукберг, где и прожил около 25 лет, будучи оторван от политической и научной жизни страны. Несмотря на это, философ внимательно следил за прессой, читал социалистическую литературу, а к концу жизни, в 1870 г., вступил даже в немецкую социал-демократическую партию.

Прусское правительство боялось и преследовало этого прогрессивного, демократически настроенного, смелого и решительного мыслителя-материалиста. Несмотря на препятствия, Фейербаху удалось в революционное время, в период 1848 и 1849 гг. прочитать в Гейдельберге цикл лекций для студентов, интеллигенции, рабочих, ремесленников и вообще людей, оппозиционно настроенных по отношению к прусскому правительству. Но даже и здесь он встретил препятствия. Когда организаторы курса лекций Фейербаха обратились с просьбой предоставить здание Гейдельбергского университета для слушателей лекций, правление университета отказало в этой просьбе. Фейербах был вынужден читать свои лекции в здании городской ратуши.

Фейербах кончил свою жизнь в глубокой нищете. Как бы в насмешку над философом, дом в Брукберге, где жил Фейербах, после его смерти приобрело баварское правительство, устроив в нем помещение для преступников и поставив во главе этого своеобразного учреждения попа, т. е. одного из лагеря наиболее ярых противников Фейербаха.

Фейербах оказал большое влияние на развитие материалистической философии и просветительства в России. Среди широких слоев русской интеллигенции его имя было самым популярным из всех западноевропейских мыслителей прошлого века. Известно, что сочинения Фейербаха изучались в кружке петрашевцев; им увлекались Герцен и Белинский; сторонниками его идей были Чернышевский и Добролюбов.

Фрагмент кн.: Александров Г. Философские предшественники марксизма. Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940.  С. 106-130.

[109]

Рубрика: 
Персона: