Германия конца XVIII и начала XIX века.

ГЕРМАНИЯ КОНЦА XVIII И НАЧАЛА XIX ВЕКА

«Политическая революция во Франции сопровождалась философской революцией в Германии. Кант первый начал эту революцию; он выбросил за борт устарелую лейбницовскую систему метафизики, которая к исходу прошлого столетия принята была во всех университетах континента. Фихте и Шеллинг начали новую постройку. Гегель завершил новую систему... Развитие германской философии от Канта до Гегеля было столь последовательно, столь логично, столь, если позволительно так выразиться, необходимо, что рядом с упомянутыми системами никакая другая не могла удержаться» 1

Так оценил значение немецкого классического идеализма Фридрих Энгельс.

Высокая оценка немецкой классической философии основоположниками марксизма объясняется выдающейся ролью немецких философов Канта, Фихте и Гегеля в разработке диалектики. Диалектика возникает в это время, особенно у Гегеля, уже не в виде догадок, а как осознанно принятая система мышления, как метод познания и закон движения человеческой мысли. В этом и состояла «фило-

----------------

1. Маркс и Энгельс, Соч., т. II, стр. 405—406.

[48]

софская революция», внесшая коренные изменения в существовавшие до этого формы мышления.

Какие же причины вызвали столь бурную «философскую революцию» в Германии конца XVIII века и первой трети XIX века?

Ответ на этот вопрос лежит в своеобразии прусского, по определению Ленина, пути развития капитализма в тот период. Этот чрезвычайно медленный, тяжелый и мучительный путь экономического и политического развития особенно тяжело отражался на положении трудящихся масс Германии. В конце XVIII века в Германии еще господствовали феодально-крепостнические и ремесленно- цеховые отношения. Городское население не достигало и 25%, в ремесле было занято лишь 4% всего населения. Барщина, оброк, крепостное право, цеховые привилегии мешали развитию нарождающихся капиталистических отношений. К этому присоединилась чрезвычайная политическая раздробленность страны. В Германии насчитывалось ко времени французской буржуазной революции конца XVIII века более 300 мелких государств, королевств, курфюршеств, герцогств, княжеств, графств, баронств и вольных имперских городов. «Каждый мелкий князь был кровожадным неограниченным деспотом для своих подданных» (Энгельс). Каждое такое «государство» имело свои таможенные границы, ограничивало ввоз и вывоз товаров, взимало налоги.

И в хозяйственном и в политическом отношениях Германия в конце XVIII и начале XIX века отстала от передовых стран на много десятилетий. В современной ей Франции и Англии она видела свое будущее.

Объективные условия для бурной и быстрой ломки старых общественных отношений в Германии того периода еще не созрели. Поэтому немецкая буржуазия была не способна вести практическую, действительно революционную борьбу с феодализмом. Но она оказалась достаточно подготовленной, чтобы пережить период «бури и натиска» в области мысли. Идеалы нового класса — немецкой буржуазии второй половины XVIII века — устремились в сферу теории. Немецкий поэт Гейне писал, что у немцев были возмущения в мире мысли, так же как у французов в мире материальном, и в борьбе со старым миром идей они так же горячились, как французы при штурме Бастилии. 

[49]

Наиболее передовые идеологи немецкой буржуазии — Кант, а затем Фихте и Гегель созданием грандиозных по глубине идеалистических философских систем выражали существо не только немецкого, но и французского общественного развития. Маркс прекрасно вскрыл это, заметив, что Кант создал немецкую теорию французской революции.

[50]

Фрагмент кн.: Александров Г. Философские предшественники марксизма. Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940.  С. 49-51.

 

Рубрика: