Учение о движении материи

УЧЕНИЕ О ДВИЖЕНИИ МАТЕРИИ

Догадка французских философов XVIII века о том, что именно движение материи придает ей разнообразие, огромное богатство проявлений и свойств, явилась крупнейшим достижением науки и философии.

[28]

Чтобы верно оценить эту гениальную догадку французских материалистов, стоит напомнить, что за несколько десятилетий до выступлений французских материалистов, в XVII веке, выдающийся голландский философ Спиноза считал, что движение присуще лишь отдельным телам, но не всей природе.

Французские материалисты, опираясь на новый, более высокий уровень знаний, создали значительно более совершенное учение о природе. Они признали движение атрибутом материи, способом ее существования. Гольбах в «Системе природы» писал, что «движение — это способ существования, вытекающий необходимым образом из сущности материи»  1.

Дидро в своих философских работах также обосновывал эту мысль. Он признавал «ужасным заблуждением» взгляд, согласно которому тело не одарено само по себе ни силой, ни действием. Этот взгляд, по мнению Дидро, находится в прямом противоречии с физикой и химией. Дидро учил, что природе самой по себе присущи все свойства и каждое тело природы полно действия и силы. Для того чтобы привести материю в движение, говорил он, требуется сила. Но эта сила—не внешний толчок, не действие бога; эта сила находится в природе. Внешней она может быть по отношению к молекуле. Но она может быть и внутренней ИЛИ, как ее Дидро называет, интимной. Причем Дидро уверял, что если внешняя сила, действующая на молекулу и вызывающая ее движение, с течением времени иссякает, то та сила, которая внутренне присуща молекуле, неизменна и вечна.

Оценив движение, как форму существования материн, как неотъемлемый от материи атрибут, французские материалисты в ряде сочинений подробно изложили свое учение о движении материи.

Гольбах в третьей главе «Системы природы» обстоятельно рассматривает вопрос о переходе материи из одною состояния в другое. Он указывает, что одни и те нее элементы, видоизменяясь, проходят разные стадии движения, образуют то один, то другой вид материи. Из неорганических элементов путем их движения может возникнуть растение. Растение дает пищу для животных, животные же не отделены непроходимой стеной от

-----

1. Гольбах. Система природы, стр. 18.

[29]

человека. Будучи разными состояниями движения в природе, животные, растения, минералы в процессе движения материи меняются местами, одно вещество превращается в другое.

Движение в природе не имеет своего начала в виде толчка. Поль Гольбах пишет о «постоянном ходе природы», «вечном круге» движения. Этот «круг» движения проходит все существующее. В процессе движения своих частиц и смены своих состояний природа порождает солнце, становящееся в центре соответствующих мировых систем. Возникают планеты, образуются целые миры, а в совокупности — вся вселенная. Человек не может вполне охватить своим сознанием движение и необъятное богатство всей природы, ибо слишком мимолетно его существование по сравнению с вечной жизнью природы. Но, не исчерпывая богатства природы в своем мышлении, человек, по учению Гольбаха, способен проникнуть в самые глубокие и сокровенные законы жизни природы. Гольбах пишет:

«Таким образом, непрерывное, присущее материи движение изменяет и разрушает все существа, отнимает у них в каждое мгновение какие-нибудь из их свойств, чтобы заменить их другими; оно же, изменяя их наличные сущности, изменяет также их порядок, направление, стремления и законы, регулирующие их способы бытия и действия. Начиная от камня, образованного внутри земли путем тесного сочетания сходных и родственных, сблизившихся между собой молекул, до солнца, этого колоссального резервуара пылающих частиц, освещающего небосклон; начиная от пассивной устрицы до активного и мыслящего человека, мы видим непрерывный ряд, постоянную цепь сочетаний и движений, дающую начало существам, которые отличаются между собою лишь по своим элементарным веществам, по сочетаниям и пропорциям этих веществ, порождающим бесконечное разнообразие способов существования и действия. В фактах рождения, питания, сохранения мы увидим всегда лишь различно комбинированные вещества, имеющие каждое свойственные ему движения, регулируемые неизменными и определенными законами, вызывающими в них необходимые изменения. В образовании, росте и жизни животных, растений и минералов мы найдем лишь вещества, которые комбинируются, соединяются, накопляются, расширяются

[30]

и которые мало-помалу образуют чувствующие, живущие, прозябающие существа, или же существа, лишенные этих свойств, которые, просуществовав известное время в определенном виде, должны погибнуть, послужив этим для создания существ другого вида» 1.

По сравнению с материализмом XVII столетия в Англии, Нидерландах, Испании французский материализм XVIII века явился новым и еще более величественным обобщением знаний той бурной эпохи.

Учение французских материалистов о движении материи несомненно было высшим этапом развития научной материалистической мысли того времени.

Но как ни гениально было это учение о материи, о движении, оно оставалось метафизическим. Французские материалисты были метафизиками не потому, что отрицали движение, а потому, что они само движение понимали еще ограниченно, так, как оно понималось естествознанием XVIII века. Движение, как правило, сводилось ими к простому перемещению в пространстве простейших элементов тел. А так как простейшие тела неизменны, вечно одни и те же, то все изменения понимались ими как различные комбинации все тех же частиц, либо как постепенный рост, либо уменьшение того, что уже ранее имелось в природе. Переход материи из одного качественного состояния в другое не признавался французскими материалистами. Выражение «природа не делает скачков» — одно из самых характерных для философии того времени. Движение не понималось еще как противоречивый процесс.

Разложив материю на тождественные друг другу простейшие частицы, французские материалисты считали материю во всех ее основных элементах качественно однородной. Это не могло не сказаться и на их учении о движении.

Гольбах в своей знаменитой работе «Система природы» писал: «Природа действует по простым, единообразным, неизменным законам».

Дидро считал эту мысль вполне справедливой. Оп также заметил: «Мир не был создан. Он остается таким, каким был и будет».

В признании того, что мир в целом неизменен, что свое

-------

1. Гольбах. Система природы, стр. 29.

[31]

завершение он нашел в человеке и человек не подлежит дальнейшему изменению, что законы природы даны раз навсегда и не подлежат развитию, — в этом сказался метафизический, антиисторический взгляд французских материалистов на движение материи.

Несмотря на историческую ограниченность учения французских материалистов о материи и движении, их взгляды — важный этап в поступательном, восходящем развитии знаний человека о природе.

Как не восхищаться, например, словами Дидро, который, перед тем как изложить учение о строении материи, писал: «Помни всегда, что природа — не бог, человек — не машина, гипотеза — не факт».

Прогрессивное значение идей французских философов XVIII века следует тем более отметить, что, несмотря на метафизическое понимание ими материи и движения, в их учении содержатся глубокие диалектические идеи. К таким идеям относится их догадка об эволюции человека и животного мира, особенно отчетливо изложенная в произведениях Дидро. Он доказывал, что животный мир, в том числе и человек, не был создан богом, что органический мир прошел длительное развитие, прежде чем приобрел те совершенные и разнообразные формы, которые люди воспринимают в этом мире сейчас. Французские философы были убеждены, что жизнь произошла от тепла, тепло же возникло в механическом движении. Все разнообразие жизни в природе произошло вполне естественным путем, все создала сила движения, сохраняющая мир. Причем они доказывали, что человек и животные подчинены одним и тем же законам, что не только из одной и той же материальной массы состоит весь органический мир, но что и законы жизни животных, растений, человека весьма сходны между собой. В сочинении «Сон Даламбера» Дидро заметил, что «всякое животное — более или менее человек; всякий минерал — более или менее растение; всякое растение — более или менее животное» 1.

Эту мысль о родственности всех видов органической жизни благодаря общему источнику, из которого все они произошли, еще яснее выразил Гельвеций в своей книге «Об уме». Дидро, высказываясь о книге Гельвеция, в

-----

1. Дидро. Избранные произведения, т. I, стр. 165.

[32]

 [иллюстрация]

 [33]

таких замечательных словах передает эту идею родственности различных видов органического мира, в том числе животных и человека:

«Различие между человеком и животным сводится у него только к различию организации. Так, например, удлините у человека лицо, вообразите, что нос, глаза, зубы, уши у него, как у собаки, снабдите его шерстью, поставьте его на четыре лапы, — после такого превращения человек этот, будь он хоть доктором Сорбонны, станет выполнять все функции собаки; он будет лаять, вместо того, чтобы аргументировать; он будет грызть кости, вместо того, чтобы заниматься разрешением софизмов; вся его деятельность сосредоточится в обонянии; почти вся душа его будет заключаться в носу; и он будет гоняться по следу за кроликом или зайцем, вместо того, чтобы выслеживать атеистов или еретиков... С другой стороны, возьмите собаку, поставьте ее на задние ноги, округлите ей голову, укоротите морду, отнимите у нее шерсть и хвост, — и вы сделаете из нее ученого доктора, занимающегося глубокими размышлениями о тайнах предопределения и благодати...» 1

Все это не исключает той мысли, что человек, с точки зрения Гельвеция, Гольбаха и Дидро, произошел постепенно: сначала в материи возникла способность к движению, затем возникли условия для ощущения, от ощущений совершился переход к представлению, затем к мышлению, к рассуждению, к чувствам, к знакам, жестам, звукам, к речи, к наукам и, наконец, к искусству. Материя достигает высшей формы своей жизни в человеке. Современное состояние природы — результат многочисленных изменений в огромный период времени. На первой стадии развития органического мира возникает растительное царство, которое послужило источником для животного царства, и высшим завершением его оказался человек.

Часто приходя к чрезвычайно положительным научным выводам и диалектическим догадкам, французские философы XVIII века, имевшие в своем распоряжении ограниченный научный материал, еще не могли открыть качественные своеобразий различных ступеней развития в природе и форм движения материи. Отдельные гениальные догадки диалектического характера о том, что часть всегда находится в связи с целым, что различное сочетание

----

1. Дидро. Избранные произведения, т. II, стр. 6.

[34]

элементов природы в своем движении приводит к разнообразным формам существования материи, что каждая форма жизни материи проходит длительную эволюцию, что движение является неотъемлемым атрибутом материи, — все это не выводит учения французских материалистов за пределы метафизического, механистического понимания природы.

Только диалектический материализм в противоположность метафизике «рассматривает природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век»

-------

1. Сталин, О диалектическом и историческом материализме, «Вопросы ленинизма», стр. 537, изд. 11-е.

[35]

Фрагмент кн.: Александров Г. Философские предшественники марксизма. Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940.  С. 28-35.

Рубрика: