Учение французских материалистов о материи

УЧЕНИЕ ФРАНЦУЗСКИХ МАТЕРИАЛИСТОВ О МАТЕРИИ

Французские материалисты создали развернутое учение о природе, о материи и движении как предмете философии. Своим обобщением естествознания они положительно повлияли на развитие всех областей науки, смело расширили кругозор человека. Французские материалисты использовали научные достижения для решительной борьбы с феодальным мировоззрением.

Виднейшие мыслители Франции XVIII века широко привлекали для разработки своей философии научный и философский материал, созданный их предшественниками. Они тщательно изучали философские произведения английских материалистов Бэкона и Гоббса, физику Ньютона, философию великого голландского материалиста Спинозы, естественнонаучные и философские произведения Ренэ Декарта. С физикой последнего было связано целое направление во французском материализме того времени. Не меньшее влияние оказало на французскую философию XVIII века и сенсуалистическое учение Локка — английского материалиста XVII века, считавшего началом всех знаний людей чувственное восприятие предметов природы. С именем Локка также связано одно из направлений французских материалистов.

Все французские материалисты учили, что философия должна быть отделена от религии, что богословие не должно вмешиваться в дела науки, что философия беспредметна без науки, наука же не обладает основными исходными принципами без философии.

Многие из виднейших французских материалистов критиковали ученых и философов прошлого за то, что их фило-

[19]

софские теории нередко противопоставлялись научным фактам.

Автор «Системы природы» Поль Гольбах писал, например, что такой ученый, как Ньютон, «обширный гений которого разгадал природу и ее законы», впал, однако, в заблуждение, поставив движение природы в зависимость от «первого толчка», осуществляемого богом. Ньютон, по справедливому мнению Гольбаха, не понял, что собственных сил природы без привлечения на помощь бога было вполне достаточно, чтобы объяснить все явления природы.

Гольбах критикует Ньютона за то, что тот пытался совместить объяснение происхождения мира зако-» нами механики с так называемым первым толчком бога, стремился соединить науку с религией.

Так же резко отрицательно высказывается о связи науки и религии блестящий материалист XVIII века Дешан. В своем трактате «Истина или достоверная система» Дешан, решительно отделяя философию от религии, заявляет, что философ должен сосредоточивать внимание на рассмотрении всех вещей в их совокупности. Вещи существуют самостоятельно, они не зависимы от бога. Философия, по мнению Дешана, должна видеть то, что обще всем вещам. Это общее должен уметь правильно воспринимать разум человека.

Виднейший французский энциклопедист Дени Дидро в своей работе «Мысли об объяснении природы» писал: «Я представляю себе необъятную область наук широким полем, усеянным темными и светлыми пятнами. Цель наших работ должна заключаться или в том, чтобы расширить границы светлых пятен, или в том, чтобы умножить на поле источники света» 1.

Дидро считал целью философии возвышение могущества человеческого разума. Благодаря разуму человек может проникать в самые сокровенные, скрытые до сих пор от него законы природы, может ставить эти познанные законы на службу деятельности человека.

Дидро отмечал, что научная философия должна прежде всего опираться на факты. Факты, писал он, составляют истинное богатство философа.

Но простое перечисление фактов не есть еще подлинная

-----

1. Дидро, Избранные сочинения. Т. 1., стр. 84, 1926 г.

[20]

[иллюстрация]

[21]

наука. Слова греческого философа Гераклита: «миогозна- ние не научает быть умным», имеют еще большее значение для эпохи Дидро. Дидро бросает полный горечи упрек предшествующим исследователям, что они не изучали того, что важно знать, а если и изучали, то делали это бессистемно, не имея ни определеннох! точки зрения, ни планов, ни научных методов, часто нагромождая без конца пустые слова. Знание же подлинной природы вещей оставалось в загоне.

Перед философией была поставлена задача — исследовать, опираясь на данные всех областей научного знания, общие законы, по которым движется мир. Французские материалисты стремились все научные завоевания включить в область философии. Эти задачи можно было плодотворно решить, опираясь на материалистическое мировоззрение.

И действительно, крупнейшие мыслители XVIII века, боровшиеся за прогресс в области науки и философии, материалистически решали основной вопрос философии — вопрос об отношении мышления к бытию.

Дени Дидро, например, с негодованием отвергал точку зрения английского епископа Джорджа Беркли, который утверждал, что мир существует только потому, что человек воспринимает его. Дидро называл систему Беркли наиболее абсурдной системой философии. Смело выступив в защиту материализма и атеизма, Дидро подверг блестящей критике субъективный идеализм Беркли.

Дени Дидро считал, что идея не может иметь первенства перед материей, что мысль есть лишь акт, происходящий в голове человека, и что, например, в той среде, где глаз не может видеть, не может быть и познания при помощи зрения. Другой философ — Ламеттри ставил все духовные переживания человека в непосредственную зависимость от состояния организма. Пример зависимости души от тела, который приводил Ламеттри, показывал, с одной стороны, его материалистическое миросозерцание, но, с другой стороны, обнаруживал наивность материализма Ламеттри. В произведении «Человек-машина» Ламеттри пишет: «Душа и тело засыпают одновременно. По мере того как затихает движение крови, приятное чувство мира и спокойствия распространяется по всему организму; душа чувствует, как вместе с веками томно тяжелеет

[22]

она, как слабеет вместе с волокнами мозга и как, мало-помалу, словно парализуется вместе со всеми мускулами тела. Последние более не в состоянии выносить тяжести головы, душа не может вынести тяжести мысли; она погружается в сон, словно в небытие. Если кровообращение протекает с чрезмерной быстротой, душа не может заснуть. Если душа сильно взволнована, кровь не может успокоиться; она скачет в жилах галопом, с шумом, который можно слышать» 1.

Гольбах в своей «Системе природы» так же смело заявлял о незыблемости законов природы, об их неуничтожаемости, независимости от человеческой воли и от бога. Он считал, что все мистические, религиозные, идеалистические объяснения мира вытекают из незнания вещей природы, из того, что люди придумывали слова, с которыми не могли связать никакого определенного содержания.

Несмотря на всю отчетливость и важность выводов французских материалистов по основному вопросу философии, все же взгляды их были исторически ограничены. По словам Энгельса, французские материалисты ограничивались доказательством той мысли, что все духовные переживания человека, в том числе его мышление, воля, чувства, его деятельность во всех областях искусства, литературы, зависят от организации самого человеческого существа, от природы. Дальше этого французские материалисты не пошли. Они не могли еще правильно решить вопрос о связи научного и философского творчества, политической деятельности человека с развитием материальной жизни в обществе. Тем самым для них оставался неразрешенной загадкой коренной источник направленности всей общественной, в том числе и духовной, деятельности человека.

Ограниченность философского учения французских материалистов объяснялась состоянием общественной жизни и естествознания во Франции XVIII века.

Если принять во внимание, что «мы можем познавать только при данных нашей эпохой условиях и настолько, насколько эти условия позволяют» 2, то станут ясными две характерные черты естествознания XVII—

------

1. Ламеттри, Избранные сочинения, стр. 184, 1925 г.

2.  Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 396.

 [23]

XVIII веков. С одной стороны, естествознание, развивавшееся в революционных условиях того времени, отражало эти условия и само было «насквозь революционным», с другой — во всех областях знания, кроме математики и механики, были сделаны лишь первые шаги. Науки, как это прекрасно показал в «Диалектике природы» Энгельс, ограничивались главным образом собиранием материала и его систематизацией. Ученые тогда лишь разлагали природу на части, делили явления природы и весь собранный фактический материал на классы, больше анатомировали тела, чем устанавливали связь между ними. Исторический взгляд на природу был почти не известен ученым. Наука имела дело лишь с пространственной протяженностью тел и механическими движениями. «Естественная история считалась чём-то неизменным, вековечным, подобно эллиптическим орбитам планет» 1 .

Недостаточность материала для объяснения причин движения материи вызвала учение о различных «силах»: причину теплоты усматривали в особом веществе — теплороде, причину горения — в флогистоне, причину электромагнитных явлений видели в электрических и магнитных жидкостях. В основе каждого особого вида движения материи лежала особая сила: сила инерции, жизненная сила и т. п. В своих «Математических началах натуральной философии» Ньютон писал об особых «врожденных силах материи». Сила — особая субстанция, лежащая вне и над телами. «Сила есть действие, производимое над телом, чтобы изменить его состояние покоя или равномерного прямолинейного движения. Сила проявляется единственно только в действии и по прекращении действия в теле не остается» 2.

Вся природа была разбита на части, которые понимались как совершенно самостоятельные: «царство животных», «царство минералов», «царство растений» и т. п. Но чтобы делить природу, классифицировать и распределять ее явления и т. д., нужен был материал, факты. И, действительно, в конце XVI, в XVII и особенно XVIII веках было сделано чрезвычайно много для накопления этих фактов. Достаточно напомнить лишь некоторые. В 1590 г. Захарий Янсен изобретает микроскоп. В 1607 г. появляется телескоп, сконструированный голландцем Липперсгеем.

-----

1.  Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 417.

2. Ньютон, Математические начала натуральной философии, стр. 26, перевод А.Н. Крылова, изд. Академия Наук СССР, 1936 г.

[24]

Галилей делает чрезвычайно важные астрономические открытия, дает анализ закона падения тел, движения маятника и приспособляет маятник к часам, что служит колоссальным толчком для развития мореплавания (определение долготы) и для постановки точных экспериментов; он же формулирует принцип инерции. В середине XVII века научное общество, организованное Торичелли во Флоренции, построило барометр, термометр; оно произвело ряд наблюдений над сжимаемостью и расширением воды при изменении температуры и т. д. Бойль (1627—1691) возродил атомистическую теорию, введя в химию понятие об атомах как последних частицах, из которых складывается материя; атомы не сводимы друг к другу, но вместе с тем составляют материальную основу вселенной. Гесснер создает свою «Историю животных», Баугин и Клюзиус составляют списки растений, Гини создает гербарий. В Англии основывается Общество для содействия успехам естествознания. От Ольденбурга мы узнаем, что общество занято составлением истории «механических искусств», исследованием форм и качеств вещей, которые объясняются механическими принципами. Бойль и Мариотт разрешают основную проблему аэростатики, что оказало исключительное влияние на дальнейшее развитие науки. Гюйгенс разрабатывает свою волновую теорию света. Ему же принадлежит предположение об эфире как материальной среде, в которой распространяется свет, что в корне подрывало схоластические представления по этому вопросу. Важное значение для развития наук имело открытие кровообращения Гарвеем и клеточного строения тел Гуком.

Наиболее развитой областью была механика; в основных чертах были уже установлены п математические методы исследования. Разработаны Декартом аналитическая геометрия, Непером — логарифмы, Лейбницем — Диференцпалыюе исчисление; Кеплером открыты законы движения планет. И все же то были еще разрозненные открытия и лишь первые попытки привести их в связь друг с другом. И так как ученому миру природа еще не раскрыла своих тайн, «революционное по своему началу естествознание оказалось перед насквозь консервативной природой...» 1

----

1.  Маркс и Энгельс, Соч., т. XIV, стр. 417.

[25]

Итак, к XVIII веку наиболее развитой наукой, оказавшей огромное влияние на учение французских философов, была механика твердых тел; науки же, наиболее способствовавшие развитию диалектических идей, как химия, биология, геология, находились только в зародыше.

Этим и объясняется, почему многие французские материалисты, перенося в область философии метод, господствовавший в естествознании, вместе с тем переносили в философию и ограниченности метода, которым пользовалось тогдашнее естествознание.

Опираясь на завоевания естественных наук, французские материалисты создали передовое для того времени учение о материи и ее движении. Это учение сыграло большую роль в последующем развитии материалистической философии и в ее борьбе против идеализма.

Поль Гольбах в своей замечательной книге «Система природы» писал, что материя «есть все то, что воздействует каким-нибудь образом на наши чувства». С этим определением Гольбаха были согласны и многие другие материалисты того времени. Гольбах сосредоточил внимание на основных особенностях материи, на том, что материя не зависит от сознания и воздействует на чувства человека. В создании учения о материи заключалась большая заслуга французских материалистов.

Неудивительно поэтому, что, например, после опубликования книги Гельвеция «О духе» в Париже распространялось стихотворение, выражавшее ужас всех «честных людей»:

Ну автор книгу написал
О духе, где ни капли духа,
И тьму «материи» набрал
Столь оскорбительной для слуха 1.

Все французские материалисты были согласны в том, что материя не уничтожаема, что в природе ничто не рождается из ничего и не исчезает вовсе. Они ссылались на древних философов — Эмпедокла, Демокрита, Аристотеля, которые утверждали, что все порожденное в природе должно существовать, переходя из одной формы жизни в другую. Гольбах, например, с большой симпатией цитирует слова Эмпедокла: «Ям для кого из смертных нет ни рождения, ни смерти; существует только сочетание и разделение того, что было сочетано, и это-то

-----

1. Цит по Плеханов, Соч., т. VIII, стр. 41.

[26]

люди называют рождением и смертью». И дальше: «Дети или ограниченные люди те, кто воображают, будто рождается что-нибудь, не существовавшее раньше, или будто бы что-нибудь может окончательно умереть или погибнуть» 1

Из всех французских философов XVIII века Дени Дидро особенно подробно развивает эту мысль о неуничтожаемости материи, о вечности форм ее жизни, о сохранении мельчайших элементов материи — молекул, о том, что из ничто нельзя сотворить нечто, как нельзя превратить и материю в ничто. Дидро подчеркивает не только реальность материи и ее неуничтожаемое™, но и богатство форм ее жизни.

Дидро учил, что материя проявляет свою реальность в том, что она находится в пространстве, двшкется во времени и что пространство и время не могут быть отделены от материи или противопоставлены ей. В своих «Элементах физиологии» Дидро заметил: «Я не могу отделить, даже в абстракции, пространства и времени (la localite et la duree) от существования. Значит, оба эти свойства существенно характерны для него»  2.

По учению французских материалистов, материя не только независима от сознания человека, объективна и многообразна, живет в обилии своих форм, но она и активна. Правда, эта активность материи не понималась еще диалектически, но все же такие глубокие мыслители, какими были Дидро и Гольбах, протестовали против учения, согласно которому материя лишь пассивная глыба, не способная к самостоятельной жизни. Дидро неоднократно заявлял, что материя не пассивная и инертная масса, а живая, деятельная и активная.

Из изложенного видно, что французские материалисты сделали гениальную попытку дать развернутое философское определение материи. В этом определении уже отчетливо подчеркнута реальность, объективность материн, ее независимость от человеческого сознания; воздействие материи на органы чувств человека; подчеркнуто, что материя существует в пространстве и времени, что она не уничтожаема и активна. Но французские материалисты XVIII века еще не делали различия между философским и естественнонаучным понятием о материи.

-----

1. Гольбах, Система природы, стр. 29, 1940 г.
2.  Дидро, Избранные сочинения, т. I, стр. 84, 1926 г.

[27]

Французские материалисты сделали также попытку рассмотреть состав материи. Здесь они опирались на открытия Бюффона, на исследования Бургава, на описание клетки Левенгуком, на открытие нервной системы насекомых Мальпиги и другие научные достижения той эпохи.

Рассматривая состав материи, ее структуру, философы установили прежде всего тот факт, что материя разнородна, что проявления и формы ее жизни разнообразны, что жизнь природы необозримо богата. Но как в таком случае объяснить происхождение этого богатства природы? Здесь философы, не имея еще достаточного фактического материала, накопленного естествознанием, предполагали наличие в природе «последних частиц», своеобразных «кирпичей» мироздания, из которых состоит вся материя. Такими конечными неизменными элементами, частицами, из которых состоит вся материя, Дидро признавал молекулы, Робинэ — особые семена, Гольбах — атомы и т. д. Все богатство природы объяснялось различным сочетанием, уменьшением и увеличением этих неизменных элементов, частиц, из которых состоит весь мир. Таким образом, их понимание материи было ограниченным, метафизическим.

Все разнообразие форм жизни материи французские материалисты выводят из различных соединений и движения простейших элементов (молекул, семян, атомов). Этим объясняются все свойства, возникающие в материи, как существенные, так и побочные. К числу таких свойств французские материалисты относят протяженность тела, его подвижность, делимость, твердость, тяжесть, силу инерции и т. д. Кроме общих и первичных свойств материи, существуют еще свойства, зависимые от первых, как, например, плотность, фигура, цвет и т. д. Все разнообразие свойств, явлений природы возникает, по учению французских материалистов, из взаимодействия тел друг с другом, из их различных движений и различных сочетаний элементов внутри тела.

[28]

Фрагмент кн.: Александров Г. Философские предшественники марксизма. Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940.  С. 19-28.

 

Рубрика: