Пожар в рейхстаге.

Пожар в рейхстаге

27 февраля между девятью и четвертью десятого в здании рейхстага вспыхнул пожар. Первое официальное сообщение о пожаре рейхстага последовало еще в тот же вечер по радио. Берлинская радиостанция кроме того сообщала, что поджигателем является голландский коммунист по имени ван дер Люббе. Он якобы во всем сознался. В официальном сообщении говорилось, что проникшие в горящее здание рейхстага полицейские чиновники нашли там ван дер Люббе, что на нем были только брюки, и что у него найдены голландский паспорт и членская книжка голландской коммунистической партии. Рано утром 28 февраля 1933 г. официальное «Прусское агентство печати» распространило следующую версию о пожаре рейхстага:

«В понедельник вечером возник пожар в рейхстаге. Имперский комиссар при прусском министерстве внутренних дел министр Геринг немедленно по прибытии на место пожара распорядился принять меры и взял на себя руководство всеми действиями. При первом со-

[ 57 ]

 общении о пожаре прибыли также рейхсканцлер Адольф Гитлер и вице-канцлер фон Папен.

«Налицо несомненно самый серьезный из всех бывших до сих пор в Германии случаев поджога. Как показало полицейское расследование, во всем здании рейхстага, от подвального этажа до купола, заложены были горючие материалы. Они состояли из препаратов дегтя и зажигательных факелов и были заложены в кожаные кресла, под печатными материалами рейхстага, у дверей, занавесок, деревянных обшивок и около других легко воспламеняющихся предметов. Один полицейский чиновник заметил в погруженном в темноту здании людей с горящими факелами. Он немедленно выстрелил. Удалось схватить одного из поджигателей. Это 24-летний каменщик ван дер Люббе из Лейдена в Голландии; он имел при себе выправленный надлежащим образом голландский паспорт и объявил себя членом голландской коммунистической партии.

«Центральный корпус рейхстага сгорел дотла, зал заседаний со всеми трибунами и кулуарами уничтожен, убытки достигают миллионов.

«Этот поджог является самым чудовищным из всех террористических актов большевиков в Германии. Среди сотни центнеров злонамеренных документов, обнаруженных полицией при обыске в доме имени Карла Либкнехта, найдены инструкции по проведению коммунистического террора по большевистскому образцу.

«Согласно этому плану должны были быть подожжены правительственные здания, музеи, дворцы и наиболее важные предприятия. В инструкциях рекомендовалось во время беспорядков и столкновений гнать впереди групп террористов женщин и детей и по возможности даже семьи полицейских. Обнаружение этих документов помешало планомерному осуществлению большевистской революции. Тем не менее поджог рейхстага должен был послужить сигналом к кровавому восстанию и гражданской войне. Уже во вторник в четыре часа утра должны были начаться большие грабежи в Берлине. Установлено, что с сегодняшнего дня должны были начаться по всей Германии террористические акты против отдельных личностей, против частной собственности, против жизни и имущества мирного населения. Вслед за этим должна была развернуться гражданская война.

«Имперский комиссар в прусском министерстве внутренних дел, .министр Геринг, принял против этой громадной опасности самые решительные меры. Он при всех обстоятельствах и всеми средствами поддержит авторитет государства. Пока можно установить, что первое нападение преступных элементов отбито. Для защиты общественной безопасности еще в понедельник вечером все общественные и наиболее важные предприятия получили полицейскую охрану. Полицейские броневики беспрерывно патрулируют в тех частях города, которые подвержены наибольшей опасности. Вся охранная и уголовная полиция в Пруссии немедленно была приведена в боевую готовность. Мобилизована вспомогательная полиция. Издан приказ об аресте двух руководящих коммунистических депутатов, против которых имеются серьезные подозрения относительно их

[ 58 ]

участия в поджоге. Остальные депутаты и должностные лица коммунистической партии арестовываются в порядке предварительного, заключения. Во всей Пруссии запрещены на четыре недели коммунистические газеты, журналы, листовки и плакаты. На четырнадцать дней запрещены все газеты социал-демократической партии, так как поджигатель в своем показании сознался также в связи с германской, социал-демократической партией. Благодаря этому признанию единый фронт коммунистов и социал-демократов стал очевидным фактом. Этот факт требует от лица, ответственного за охрану безопасности в Пруссии, решительных мер; они диктуются его долгом сохранить в этот момент чрезвычайной опасности авторитет государства. Последние события полностью подтвердили необходимость уже ранее принятых особых мер (декреты, разрешающие применять огнестрельное оружие, вспомогательная полиция и т. д.). Эти меры дают государственной власти достаточную силу, чтобы подавить в зародыше всякое дальнейшее покушение на спокойствие в Германии, а с нею и во всей Европе. В эту серьезную годину имперский министр Геринг требует от германской нации соблюдения строжайшей дисциплины. Он ожидает всемерной поддержки от населения, за безопасность и охрану которого он поручился собственной головой».

[ 59 ]