Симон Петлюра. А. С. Суворин. Хохлы и хохлушки.

Дек 25 2012

А. С. Суворин. Хохлы и хохлушки

СПб. 1907 год, 1-113 стр.

Книжка Суворина 1  является сборником театральных рецензий на спектакли украинских трупп (по преимуществу труппы г. Кропивницкого) 2, которые были поставлены в Петербурге сI 1885 по 1896 гг. Если бы автор ограничивался в своих театральных впечатлениях одной только квалификацией игры и таланта украинских артистов, мы бы не сочли нужным рекомендовать нашим читателям познакомиться со взглядами на украинских артистов г. Суворина как театрального рецензента. В чем-то мы с ним не согласимся, хотя в целом оценку артистических способностей наших театральных корифеев — Кропивницкого, Заньковецкой 3, Затыркевич 4, Садовского 5 и Саксаганского 6 — можно считать верной. Не представляют для нас интерес в книжке Суворина и те исключительно литературно-критические характеристики типов украинской драмы, которым автор посвятил немало места. Они, безусловно, являются материалом для историка украинской литературы как выражение мыслей русского театрального критика, весьма авторитетного в своей области. Но в данном случае мы останавливаемся на книжке г. Суворина потому, что он затрагивает в ней больное теперь место украинского театра — вопрос о его репертуаре. Украинская общественность, украинские театральные критики и лучшие артисты украинского театра ощущают потребность в реформе нашего театрального репертуара. С тем большим вниманием нужно отметить позицию в этом вопросе г. Суворина, который пылко отстаивал эту идею, хотя, может быть, исходя из несколько других соображений, еще лет 15 тому назад. «Если у малорусских актеров непреодолимая любовь к родному языку, то отчего им не переводить на свой язык пьесы европейского репертуара? Если я могу смотреть на "Доки сонце", то почему же я не могу смотреть Шекспира на этом языке? Что-нибудь одно: или малорусский язык должен исчезнуть, как местное наречие, или он может претендовать на общее внимание». Вопрос г. Суворина вполне правдив, хотя и решает он его в совсем другой плоскости, чем сегодняшняя украинская общественность. Для последней вопрос о реформе украинского театра, между прочим, и благодаря тому, что ему были привиты лучшие произведения мировых драматургов, является выражением элементарной потребности культурно-национального развития украинского народа, развития его духовных сил и культуры, тогда как русский театральный рецензент решает положительно этот вопрос в узких рамках симпатии к таким могучим артистическим силам нашего театра, как Кропивницкий, Заньковецкая и другие, которым, на его взгляд, угрожает опасность, если только они не обогатят этот репертуар пьесами мировой драматической литературы. Неправильное основание, на котором стоял Суворин в вопросе о реформе украинского театрального репертуара, объясняет нам и те неправильные выводы, которые он сделал в отношении конкретных путей изменения положения. Первым шагом на пути к реформе нашего театра автор считает подмешивание в украинский репертуар русских пьес, благодаря чему, по мысли автора, «малороссы вступили бы в область европейского репертуара». Почему вишни, а почему не черешни? Высоко оценивая лучшие пьесы русского театрального репертуара, мы вместе с тем думаем, что более естественным средством для реформы нашего театра было бы включение в украинский репертуар лучших достижений всей европейской драматической литературы, которая по своей артистической ценности во многом стоит значительно выше русских драматических произведений. Такое средство представляется и более логичным, и более продуктивным. Но г. Суворин смотрит на вопрос узко и, кроме симпатии к таланту знаменитых украинских артистов, не признает других критериев для решения такого большого дела нашей общественной жизни, каковым является для нас реформа нашего театра. Можно быть большим поклонником таланта и вместе с тем большим врагом той идеи, которой служит последний. Такую, собственно, позицию выбрал и наш театральный критик. Квалифицируя талант, к примеру, Заньковецкой как что-то несравнимое в артистическом мире, как гениальное явление, как артистку, которая по своим способностям стоит выше европейских — Элеоноры Дузе или Сарры Бернар,— Суворин-публицист, Суворин-политик немало своих сил приложил к тому, чтобы изуродовать украинскую идею, которой всю свою жизнь служила на родной театральной почве эта артистка и, таким образом, старался уничтожить необходимые предпосылки для развития украинского театра, возможного только при более или менее непрестанном национальном развитии всего украинского народа.

Несмотря на неправильную исходную позицию Суворина в деле реформы украинского театрального репертуара, книжка «Хохлы и хохлушки» все же представляет собой весьма интересный материал по истории нашего театра. Особенно ее нужно рекомендовать нашим театральным артистам: в ней они найдут для себя немало интересных указаний относительно интерпретации и понимания типов старой украинской драмы. По внешнему виду книжка очень красива, даже роскошна. Название же «Хохлы и хохлушки» — анахронично, в духе старых и очень глупых выходок против украинства.

С. Петлюра

Примечания

1. Суворин Алексей Сергеевич (1834— 1912), известный российский журналист. — Ред.

2. Кропивницкий Марко Лукич (1840—1910), украинский драматург, артист, режиссер и один из основателей постоянного профессионального украинского театра. — Ред.

3. Заньковецкая (Адасовская) Мария Константиновна (1860—1934), украинская актриса. — Ред.

4. Затыркевич Анна (Ганна) Петровна (1856—1921), известная украинская актриса. — Ред.

5. Садовский (Тобилевич) Николай Карпович, украинский театральный деятель конца XIX — нач. XX вв., создатель первого стационарного украинского театра. — Ред.

6. Саксаганский (Тобилевич) Панас Карпович (1859—1940), брат Н. К. Садовского, известный украинский актер и режиссер. — Ред.

Здесь текст приводится по изданию: Симон Петлюра. Главный атаман. В плену несбывшихся надежд. Под редакцией Мирослава Пововича и Виктора Мироненко. Москва - Санкт-Петербург. 2008. С. 99-101.

 

Рубрика: