Симон Петлюра. М. П-ш. Автономия Украины в свете «социал-демократической критики».

Дек 25 2012

М. П-ш. Автономия Украины в свете «социал-демократической критики»

Литературы по украинскому вопросу вообще и по автономии Украины в частности не очень много. Мы не можем похвастать, что имеем основательные научные труды, которые бы полно и в желательном для украинской нации направлении давали решение этого вопроса. Поэтому каждая статья, каждая книжка о «больном» для нас деле приобретает особенный вес и интерес. Если руководствоваться этими соображениями, то уже только поэтому можно было бы приветствовать небольшую по своим размерам статью г. М. П-ша 1 по вопросу об автономии Украины. Однако упомянутая статья интересна еще и с другой стороны. Автор статьи — украинский социал-демократ, один из ведущих сотрудников «Вiльноi Украiни», которая поставила перед собой цель бороться за интересы украинских рабочих масс. И все замечания автора, вся аргументация его в данном вопросе являются отголоском мыслей и взглядов целого общественного течения, которое появилось в последнее время среди украинского народа, течения социал-демократического, отражением той аргументации, которую выдвигают в деле автономии Украины идеологи украинского пролетариата. Цель статьи, кроме того, состояла в том, чтобы показать, что интересы, как материальные — интересы труда, заработка, борьбы с капиталом, — так и интересы культурные, духовные и т.д. украинских рабочих масс велят не пренебрегать национальным вопросом, как это делают российские социал-демократы, а решать его более позитивно в форме обеспечения негосударственным нациям определенных политических прав в отношении распоряжения своими культурно-национальными и экономическими делами. Однако, объясняя необходимость положительного отношения к национальному вопросу вообще и к украинскому в частности, автор вынужден был задуматься над той поразительной путаницей, которая господствует в этом деле в головах российских социал-демократов и отдельно в голове г. Лукашевича — заклятого врага автономии Украины. Автор приводит лишь один перл из этой путаницы, нанизанный еще покойной «Искрой», которая провозглашала, что «не дело пролетариата проповедовать федерализм и автономию» («Искра» № 33), — но этих перлов такое количество, что из них можно было бы составить целое ожерелье и украсить им мудрейшего из поводырей российской социал-демократии. Вряд ли такое ожерелье свидетельствует о высокой научности российских идеологов научного социализма и о том духе прогноза, которым должны отличаться практические лозунги и теоретические программы сторонников исторического материализма. Оставив этот неблагодарный труд, автор весьма умело отбрасывает упреки, которые г. Лукашевич делает всем тем, кто защищает автономию Украины, и тем самым словно пробуждает «националистические», «шовинистические» и другие чувства среди украинского народа. Нельзя не согласиться с автором, когда он говорит, что в таком случае следовало бы клеймить как националистов виднейших руководителей международного социализма, таких, к примеру, как Каутский, либо целые партии социал-демократов, к примеру, австрийскую, ибо они стоят на одном основании, на тех же принципах, что и украинские социал-демократы, когда требуют автономию для угнетенных наций. Для г. Лукашевича пример австрийских социалистов и исследования социалистических ученых — ничто, он высокомерно их отбрасывает и говорит, что славного § программы российской с.-д. о правах каждой нации «на самоопределение» и о борьбе против национального гнета уже достаточно для того, чтобы безошибочно определить свое отношение к национальной борьбе угнетенных наций. Однако этот § объясняет лишь отрицательный, так сказать, характер отношений к национальной борьбе, сформулирован он к тому же в слишком общей форме и не содержит в себе ничего реального, ничего, что характеризовало бы истинную позицию российских с.-д. по национальному вопросу. Поэтому такую позицию нельзя не назвать оппортунистической, хотя г. П-ш, из вежливости, по-видимому, не квалифицирует ее так резко. Он лишь доказывает, что украинская с.-д. в национальном вопросе стоит «не только ближе к интернациональной соц.-демократии, чем российская, но даже более того — она является проводником ее идей». И с этим выводом опять же нельзя не согласиться, так же как и с определением юридической «несостоятельности» национальных пунктов программы р. с.-д. р. п. Эта «несостоятельность» весьма остро критиковалась на страницах социал-демократической прессы, и особенно на страницах так называемых «бундовских» органов («Вестник

Бунда», «Последние известия», «Наше Слово» и др.). Мы не будем здесь приводить те серьезные и весомые замечания, которые были сделаны российским социал-демократам их же товарищами из национальных соц.-дем. организаций. Наилучшим доказательством этого колебания и этой неуверенности р. с.-д. р. п. в национальном вопросе, которые вошли «в плоть и кровь» г. Лукашевича, является то, что через месяц после того, как была написана его грозная критика национальной борьбы украинского народа, IV съезд рос. соц.-дем. раб. партии высказался за автономию Польши! У г. Лукашевича есть возможность упрекать теперь всю российскую социал- демократию в том, что она сдвинулась с той «безошибочной», а мы бы сказали, с мертвой точки, на которой она до сих пор стояла, и, таким образом, разрешила польским рабочим, а вместе с ними и всей польской нации «заниматься» национальным вопросом. Так сама жизнь и логика фактов заставляют догматиков отказываться от академических тезисов и мертвых формул!

Собственно говоря, в арсенале г. Лукашевича нет ни одного более или менее серьезного научного аргумента против автономии Украины. У него и не было бы ничего против этой проклятой автономии в том случае, если бы у украинцев было «развито национальное чувство». А его, на взгляд г. Лукашевича, нет, хотя ранее он же говорит, что украинцы чувствуют себя «чем-то, отдельным от остальной окружающей их массы населения» («Вестник жизни» № 1, стр. 39). Г. П-ш, исправляя оплошность относительно национального сознания украинских масс, которое, на его взгляд, пребывает еще в «эмбриональном состоянии», говорит, что наличие этого «чувства» (в большей или меньшей степени) у определенной угнетенной нации, степень обособленности национальной культуры у нее и т.п. — слишком шаткое и ложное основание, чтобы строить на нем национально-политические требования. Будет более научно и жизненно строить эти требования на определенных политических и экономических условиях объективного характера. Если же обратиться к анализу этих условий на Украине, то мы неминуемо придем к выводу, что они являются преградой для развития украинского производства, сильно тормозят развитие украинской культуры, о которой так беспокоится г. Лукашевич, и вообще мешают делу рос-та национального сознания украинского народа. Не следует долго разглагольствовать о том, что именно тяжелый политический и экономический СТАТУС наиболее пагубно отражается на широких слоях крестьянства и пролетариата, интересы которых отстаивает их защитник из рядов рос. с.-д. г. Лукашевич. Казалось бы, такой анализ каждого, кто не сбит с толку «жупелами» национализма и шовинизма, должен привести к необходимости защищать хотя бы в интересах пролетариата такую форму политической организации, которая больше всего способствует развитию производства на той территории, где живет украинский народ, и успеху классовой борьбы украинского пролетариата, — то есть защищать автономию Украины. Этот анализ заставил бы г. Лукашевича прийти к выводу, к которому пришли выдающиеся иностранные и российские экономисты, утруждавшие себя более тщательным изучением экономического состояния Украины. Вслед за М. Ковалевским г. Лукашевич вынужден был бы признать, что «интересы нашего юга были более или менее принесены в жертву благосостоянию московского третьего сословия», вместе с Шульце, Теверницем, Булгаковым и Фином он должен был бы согласиться, что Украина в значительно большей степени играет для России ту же роль, что Индия для Англии, и что финансовая политика российского правительства беспощадно вытягивала все «платежные» соки из украинских губерний, не возвращая им обратно сплошь и рядом и половины того, что они отдавали «центру», и что для исправления ситуации того паллиативного пластыря, который рекомендуется г. Лукашевичем в форме «местного самоуправления» недостаточно. Нужна другая политическая организация, которая давала бы возможность Украине защищать свои экономические, культурные и национальные интересы, организация с большими исполнительными и законодательными правами, чем местное самоуправление. Такой формой политической организации украинского народа, по мысли г. П., является автономия Украины, которая, как и каждая другая автономия, согласно научной классификации характеризуется большим или меньшим законодательным правом. Мы считаем лишним пересказывать один за другим те аргументы, которыми г. П-ш обосновывает эту мысль с точки зрения украинских интересов. Заинтересовавшихся этим мы отсылаем к самой брошюре. Она, на наш взгляд, представляет серьезный интерес и из-за характера самой темы, и из-за способа ее изложения. Читатель не найдет в ней череды экономических аргументов, основой которых был бы анализ экономического состояния Украины и на основании которых можно было бы сказать, что вопрос об украинской автономии закончен, решен и не подлежит никаким сомнениям. Еще в начале нашей рецензии мы отмечали, что автор и не ставил перед собой такую цель. «Всестороннее» решение вопроса об автономии Украины автор обещает вскоре представить. Дай Бог дождаться. Относительно же тех полемических рамок, которые автор очертил уже в начале своей статьи, а именно — показать, что требования украинского пролетариата в деле автономии Украины не являются шовинистическими и националистическими и что они находятся в гармонии с интересами развития украинского производства и лозунгами международного социализма, — эти рамки заполнены автором. На наш взгляд, г. П-ш больше, чем нужно, уделил внимания персоне самого Лукашевича. «Овчинка не стоила выделки!» А российских социал-демократов, как это показал живой опыт — требование автономии Польши, — можно убедить в деле автономии Украины лишь тогда, когда они увидят, что все равно и без их помощи она будет завоевана теми широкими массами, которые непосредственно в ней заинтересованы. О, тогда они мгновенно изменят свою оппортунистическую тактику и черным по белому, хотя и ПОСТ ФАКТУМ, запишут, что «в интересах развития производства и классовой борьбы украинского пролетариата и т.д.» они дают свою высокую санкцию на это «шовинистическое» требование украинского народа!

С. Петлюра

Примечания

1. Видимо, Николай Порш. — Ред.

Здесь текст приводится по изданию: Симон Петлюра. Главный атаман. В плену несбывшихся надежд. Под редакцией Мирослава Пововича и Виктора Мироненко. Москва - Санкт-Петербург. 2008. С. 76-80.

Персона: