Рапорт Отделения разведки № 11 Корпуса пограничной охраны в Представительство № 5 II Отдела Главного штаба об отношении населения к автономии Закарпатской Руси...

Дек 24 2012

Рапорт Отделения разведки № 11 Корпуса пограничной охраны в Представительство № 5 II Отдела Главного штаба об отношении населения к автономии Закарпатской Руси, активизации деятельности украинских националистических организаций, фактах хулиганства и насилия на национальной почве

7 марта 1939 г.

Рап[орт] [на основе] прес[сы] [и] разв[едки] № 2/39

Актуальная обстановка

Настроения населения в связи с появлением Закарпатской Руси

Конституирование Закарпатской Руси как автономного края [в составе] Чехословацкой республики в известной степени поразило общественное мнение, поскольку после аннексии Руси Венгрией повсеместно ожидалось создание общей польско-венгерской границы 62.

На польское общество известие о возникновении Закарпатской Руси оказало тягостное впечатление. Ожидалось, что Закарпатская Русь станет средоточием разного рода кампаний и антипольской пропаганды. Целый ряд сплетен, которые ходили на местах, как, например, слухи о начале восстания в Восточной Малопольше, о нападениях на посты Г.П. и так далее — вызвали в польском обществе чуть ли не панику.

В настоящее время наступило всеобщее успокоение.

Иначе данное известие восприняло общество украинское. Появление Закарпатской Руси стало искрой, которая побудила к действиям все организации и общества, пробудила надежды на скорейшее возникновение «Великой Украины», начало которой усматривали именно в Закарпатской Руси. Под влиянием данного известия произошла консолидация украинского общества - прежде разобщённого и подверженного влиянию различных партий.

Наиболее активно начала действовать ОУН, начиная среди украинской молодёжи пропагандистскую акцию за массовое бегство на Закарпатскую Русь и вербовку там в «сичевые стрельцы».

Независимо от этого ОУН возбудило также кампанию по сбору средств в пользу Закарпатской Руси практически во всех населённых пунктах.

[59]

Эта акция охватила дословно всю Малопольшу, охватывая даже те поветы, где украинские организации прежде не проявляли никакой активности, либо же весьма небольшую (напр[имер,] поветы Жидачов и Надворная) I.

Также и римско-католическое духовенство при любой возможности посвящало много внимания Закарпатской Руси, очень часто подчёркивая, что ярмо рабства украинского народа в Восточной Малопольше также вскоре будет сброшено.

Украинское общество начало поглощать огромное количество украинской прессы, которая большое внимание посвящала вопросам, связанным с появлением Закарпатской Руси. Результаты этой кампании вскоре стали очевидны на местах, проявляясь в том, что крестьяне украинской национальности стали воздерживаться от уплаты налогов (повет Стрый), стали уничтожаться государственные гербы, совершаться нападения на представителей загродовой шляхты, устраиваться массовые демонстрации и т.д.

Националистическими лозунгами прониклась даже украинская школьная молодежь, доказательством чему стало нападение украинских детей в возрасте 12—13 лет на польских детей, которые были очень ощутимо избиты. Этот случай имел место в текущем году в Дашаве, повета Стрый.

На основании конфиденциальных сведений установлено, что ОУН начало акцию, целью которой является захват оружия и амуниции с тем, чтобы распределить её среди своих членов.

На территории отмечается сотрудничество украинцев с немцами, — очевидно, под влиянием директив из Берлина.

Еврейское общество приняло известие о появлении Закарпатской Руси подавленно, опасаясь, что в случае отрыва Восточной Малопольши они были бы тем самым лишены имущества и возможности дальнейшего заработка.

В настоящее время, в связи со сложным международным положением еврейства и усилившейся украинской националистической деятельностью, еврейское общество сочувствует польскому политическому движению II.

РГВА. Ф. 462к. On. 1.Д. 92. Л. 99—101. Копия. Перевод с польского языка.

-----------

I. См. док. № 1.15; также см.: РГВА. Ф. 462к. Оп. 1. Д.. 92. Л. 136-142, 160-165.

II. Подпись под документом отсутствует.

[60]

Здесь воспроизводится по изданию: Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. Документы. В двух томах. Том 1. 1939-1943. С. 59-60. Док. № 1.16.

Примечания

62. Подготавливаемый в 1938 г. Германией раздел Чехословакии дал возможность венгерским руководителям осуществить давние планы по созданию общей с Польшей границы за счет возвращения утерянной после Первой мировой войны Подкарпатской Руси. В феврале 1938 г. венгерский Генштаб уже разработал план оккупации Словакии и Подкарпатья. В лице Польши Венгрия нашла заинтересованного союзника, также желавшего увеличить территорию за счет Чехословакии, прежде всего за счет чешской части. К тому же в Варшаве опасались превращения Подкарпатской Руси в своеобразный украинский Пьемонт. Венгерские дипломаты так оценивали взгляды министра иностранных дел Польши Ю. Бека на решение проблемы Чехословакии: «Он считал ее важной из-за того, что чехи видели в Подкарпатской Руси опорную базу Советского Союза, а советско-чехословацкие отношения угрожают интересам Польши. Эта же опасность существует и для Венгрии». Активно участвуя в международной политической игре вокруг Чехословакии, Польша в октябре 1938 г. оккупировала две трети чешской Тешинской Силезии, а Венгрия по решению первого Венского арбитража в ноябре получила южную и юго-западную часть Словакии и южную часть Подкарпатской Руси, включая Ужгород и Мукачево.

Между тем Польша понимала, что общая венгеро-польская граница уменьшила бы значение Румынии как союзника Варшавы, и подняла вопрос о компенсации Румынии (т.е. о передаче ей части Закарпатья за согласие на установление общей венгеро-польской границы). Во всех польских дипломатических документах говорилось о поддержке Польшей венгерской акции на Карпатской Украине, но руководство страны считало необходимым решать вопрос на основе удовлетворения интересов трех соседних государств — Польши, Венгрии, Румынии. Однако Румыния не смогла до конца определиться в своих притязаниях, и к марту 1939 г. достичь договоренности не удалось.

12 марта Германия сообщила, что не будет препятствовать венгерской оккупации Закарпатья, и в ночь на 14 марта части венгерской армии перешли границу Карпатской Украины. Польское правительство предлагало Румынии немедленно оккупировать те территории Карпатской Украины, на которые она претендовала, и тем самым обеспечить за собой положительный исход при окончательном решении проблемы. Но румынское правительство не хотело брать на себя в одиночку риск, не зная, какова будет в конечном счете позиция Германии по поводу Карпатской Украины. Румыния готова была оккупировать отдельные части Закарпатья, если бы в этом приняла участие и Польша, но польская сторона готова была поддерживать Румынию только дипломатическим путем и ни в коем случае не соглашалась на участие в военной оккупации.

В течение последующих дней шел интенсивный обмен шифрованными телеграммами между Будапештом и Варшавой, Варшавой и Бухарестом, Бухарестом и Будапештом. Бек нажимал на Венгрию, чтобы та пошла на территориальные уступки Румынии, а Венгрия обещала обсудить претензии Румынии, но после полной оккупации Карпатской Украины. Однако после оккупации венгерскими войсками всей территории Карпатской Украины просьба румынского правительства (чтобы венгерские войска не пересекали линию восточнее Хуста—Березны—Быстрой—Вышкова до конечного урегулирования ее пожелания на этой территории) стала беспредметной, хотя Румыния все же надеялась, что ее притязания будут достигнуты дипломатическим путем при поддержке Польши. В конечном счете, Венгрия заявила только о возможности обсуждать использование румынами в течение длительного срока железной дороги Лонка-Ясиня. (Пушкаш А.И. Указ. соч. С. 139, 154, 157, 196, 276-281.)

 

Рубрика: