Энвер Ходжа. Буржуазные „осы" собирают мед и откладывают яд в саду „ста цветов".

Дек 23 2012

ПЯТНИЦА

20 АПРЕЛЯ 1973 г.

БУРЖУАЗНЫЕ „ОСЫ" СОБИРАЮТ МЕД И ОТКЛАДЫВАЮТ ЯД В САДУ „СТА ЦВЕТОВ"

Гэн Бяо, заведующий отделом международных связей Центрального Комитета Коммунистической партии Китая, без зазрения совести, в присутствии всего главного персонала своего отдела, говорит нашему послу в Пекине и одному нашему товарищу, находящемуся там на лечении:

„Марксистско-ленинское движение в мире неуклонно идет вперед, однако нужно еще время на то, чтобы марксистско-ленинские группы и партии завоевали всеобщее признание. Мы не публикуем пропагандистских материалов из газет марксистско-ленинских коммунистических партий по двум причинам:

а) Если бы мы опубликовали в нашей печати подобные материалы с целью известить о каком-нибудь успехе, только что достигнутом какой-либо марксистско-ленинской партией, то этим мы привлекли бы внимание врага, который принял бы меры против нее; а это нанесло бы ущерб как нам, так и данной партии.

б) Из опыта работы нескольких лет получается, что нет надобности особенно пропагандировать акции этих партий, ибо враг действует; так, например, большинство руководителей Центрального Комитета Коммунистической партии Индии убито или брошено в тюрьмы".

По мнению Гэн Бяо, руководители этих партий не могут приезжать в Китай, ибо их подстерегает полиция, враг расставил сети шпионажа и т.п. „А через Японию, — сказал Гэн Бяо, — дело несколько иначе". „Представители этих партий и

[40]

групп, — продолжал он, — хотят приезжать к нам в расчете на то, что это может способствовать укреплению их работы внутри. Мы не можем сказать им „не приезжайте", поэтому приглашаем их, как друзей. Ведь вот так приезжают к нам и лица из партий, которые вели борьбу против нас и бранили нас. Раз приезжали Никсон и Танака, почему бы не приезжать и другим? К тому же Никсон приезжал в силу своих выборных нужд. Если Чан Кай-ши захочется приезжать, пусть и он приезжает".

Он, как антимарксист, говорит открыто и цинично, своими устами признает, что Китай отказался от революции, что он больше не содействует революции, борющимся в мире марксистско-ленинским партиям и группам. Китай прикрывается маской того, что якобы боится скомпрометировать перед врагами эти партии и эти группы; в действительности же это Китай хочет сказать империализму и буржуазии, что он не помогает их врагам, коммунистам, и не поддерживает их. Какая подлость! В различных странах мира коммунисты развернули революционную борьбу, легальную и подпольную, они встречают смерть лицом к лицу, а китайцы без зазрения совести утверждают, что „эти коммунисты хотят приезжать в Китай в целях укрепления своих внутренних позиций". Эти товарищи обращаются к Китаю за помощью, ибо они считают Китай социалистической страной, тогда как Китай Мао Цзэдуна даже и не говорит о них, не пропагандирует и не перепечатывает их статей, не помогает им, а только констатирует, что убиты все руководители той или другой партии. Какое бесстыдство!!

„Социалистический Китай" встречает товарищей-коммунистов так же, как Никсона, как Танаку, как может встречать Чан Кай-ши, как встречает ревизионистов. Это вопиющее предательство. Он обращается с коммунистическими марксистско-ленинскими партиями и революционными группами так же, как и советские. Китайцы опасаются заслужить „дурную" репутацию и лишиться „доброй славы", которая ходит о них среди американской и мировой буржуазии.

[41]

Вот почему китайцы не могут согласиться с революционной, марксистско-ленинской линией нашей партии. Они несогласны с нашей внутренней и внешней политикой в целом. И это они демонстрируют. Чжоу Энь-лай, Ли Сянь-нянь и Мао прекратили контакты с нами; да и те контакты, которые они поддерживают, являются совершенно формальными, дипломатическими. Албания не является больше „особым верным другом", для них она стоит последней в очереди — за Румынией и Югославией в Европе, за Кореей, Вьетнамом и Камбоджей — в Азии. Китай не принимает участия в наших политических манифестациях, боясь быть скомпрометированным! Он посылает к нам цирковые труппы, футбольные, волейбольные команды (поскольку они совершают поездки по Европе) и больше ничего. Экономические соглашения он, хотя и затягивает их выполнение, соблюдает, но, очевидно, что „первый пыл" спал.

Как это может быть, чтобы Китай был согласен с нашей внешней политикой, когда он устанавливает отношения с Соединенными Штатами Америки, с Японией, с Федеративной Германией, с франкистской Испанией, между тем как мы не только не устанавливаем отношений с ними, но и все время разоблачаем их империалистическую и фашистскую политику? Как это может быть, чтобы Китай одобрял революционизирование нашей страны, нашу борьбу против религии и Ватикана, в то время как Юй Чжань, высокопоставленное лицо в Министерстве Иностранных Дел Китая, говорит нашему послу, что „того, что вы делаете, мы не можем делать, ибо более 50 миллионов человек в Китае составляют элементы из свергнутых классов и их семей"? Иначе быть не может, ибо в то время, когда у нас ведется борьба против религии, церкви и Ватикана, в Китае, в Пекине, открываются католические и православные церкви и соборы, а китайская печать пропагандирует их посещение.

Католическая печать всего мира развернула во всех концах земного шара клеветническую кампанию против нас и ставит нас в оппозицию с Китаем; буржуазно-капиталистическая печать нападает на нас за то, что мы не устанавливаем

[42]

дипломатических отношений с Соединенными Штатами Америки и ставит нас в оппозицию с Китаем.

Мировая капиталистическая печать также, анализируя оппортунистические позиции Китая по многим международным проблемам, отмечает и наши позиции по тем же проблемам и, естественно, приходит к выводу, что между Китаем и Албанией существуют противоречия, что „Албания полностью изолирована и брошена Китаем" и т.п.

В отношении Народной Республики Албании и Албанской партии Труда Китай занимает ныне ту же позицию, которую он занимал в отношении марксистско-ленинских коммунистических партий и революционных групп, о которых он, боясь „скомпрометировать себя", не помещает в своей печати никаких материалов. Он никаких материалов о нас не помещает в своей прессе, кроме сообщений о приеме и проводах китайских футболистов, волейболистов и циркачей. Все остальные вопросы, связанные с Албанией, игнорируются китайской печатью. Этим китайцы открыто хотят сказать капиталистическому и ревизионистскому миру, что с социалистической Албанией и с Албанской партией Труда особых отношений они не поддерживают. Теперь на Албанию они смотрят так, как и на Югославию и Румынию. Однако социалистическая Албания и Партия Труда, со своей стороны, говорят мировому коммунистическому движению, китайцам и капиталистическо-ревизионистскому миру, что они непоколебимо, гранитной скалой стоят на революционном, марксистско-ленинском пути, что они ни на йоту не отходили и не отойдут от этих позиций и победят. Китай отождествлен с титовской Югославией и с ревизионистской Румынией, а не с нами.

Политика распахивания ворот Китая „успешно" продолжается не только в государственных отношениях, но и „на широком пути пролетарского интернационализма". Наряду с распахиванием ворот Китая, как государства, для иностранцев любой масти, начиная с Никсона, Танаки и Чан Кай-ши, если ему захочется, и вплоть до тех антимарксистов, которые бичевали и бранили его, распахнулись и ворота Коммунисти-

[43]

ческой партии Китая. Да, да, они распахнулись перед иностранцами.

Иностранным специалистам, работающим в китайских учреждениях, был роздан на чтение и одобрение проект положения под заглавием: „Об улучшении работы с иностранными специалистами, работающими в Китае". Настоящий проект носит отпечаток речи, которую произнес на днях Чжоу Энь-лай, и о которой в китайской печати была опубликована даже статья. Итак, китайским официальным комментатором было сказано: „Пусть иностранные специалисты знакомятся с жизнью китайского народа, пусть они знакомятся с партийными материалами, с которыми знакомятся партийные и беспартийные массы в Китае. Они могут создавать парторганизации и даже могут быть приняты и в Коммунистическую партию Китая, могут принимать участие и в политучебе либо вместе с китайцами, либо отдельно — смотря по их желанию. Следует проявлять заботу о семьях иностранных специалистов, чтобы они посылали своих детей в детские ясли и сады, чтобы их дети входили в пионерские организации и в организации союза коммунистической молодежи, чтобы они посещали школы в соответствии с возрастом и жили в общежитиях вместе с китайцами. Не следует мешать иностранным юношам дружить, влюбляться и даже жениться на китайских девушках. Соответствующие организации должны содействовать проведению разъяснительной работы с китайскими семьями, чтобы изжить бытующие в этом отношении пережитки. Органам государственной безопасности следует улучшить работу по охране работающих в Китае иностранных экспертов. Материальное обеспечение последних должно быть на высоте" и т.д. и т.п. Одним словом, настоящий проект положения явился целой либерально-ревизионистской „поэмой". Перед иностранными капиталистическо-ревизионистскими подонками распахиваются все ворота Китая.

Это очевидно. „Кого мы должны бояться?", — спрашивают те, которые правят Китаем и руководят Коммунистической партией Китая. И отвечают: „Догматиков, сектантов, а

[44]

не либералов". Поскольку они сами утверждают, что „50 миллионов человек в Китае — реакционеры", то пусть наплывет извне еще миллион таких! „Что из этого получится? Они потонут в китайском море. В будущем мы накроем весь мир. Разве мы не самый великий народ в мире?"!

Чжоу Энь-лай лично походатайствовал в албанском посольстве, чтобы были приняты меры против некоторых албанских студентов, которые просто из товарищеских соображений дружили с некоторыми китайскими девушками. И это было за много лет до Культурной революции, так что подобные взгляды они не могут приписать Линь Бяо. Сколько путей засыпано „цветами" в Китае с тех пор, какие „цветы" расцветали и расцветут в китайской земле, „благословленной" Конфуцием!

Какой мусор проникнет в Китай! Сколько иностранцев поженятся там! Сколько обществ, легальных и нелегальных, будет создано! Сколько церквей и соборов будет открыто! Сколько подонков получит китайское подданство и сколько из них пролезут в ряды Коммунистической партии Китая и под флагом Мао будут работать в интересах ЦРУ, в интересах советского КГБ и мирового капитализма!

Там действительно будет создан центр троцкистского интернационала. Все эти подонки наплывут на Китай под видом „левых", „маоистов" и „репрессированных" в своих странах. В Китае они найдут помощь, встретят покровительство и оттуда, заручившись поддержкой Мао и заполучив „его печать", начнут и развернут борьбу против истинных марксистов-ленинцев, а также борьбу за то, чтобы перетянуть на свою сторону ревизионистские партии и выбить их из-под влияния ревизионистского Советского Союза.

Отсюда начнется очень опасная деятельность „маоистских" ревизионистов. Нам надо быть начеку. Борьба против советского ревизионизма, ведущаяся с ревизионистских позиций, ведет на ревизионистский путь; опираться на американский империализм в борьбе против советского ревизионизма, значит поднять загаженный флаг троцкизма и бороться против советского ревизионизма за то, чтобы занять его место в ка-

[45]

честве великой державы и „великого идеологического руководителя".

Итак, по всей видимости, Соединенные Штаты Америки и Китай согласились добиться ослабления своего главного соперника, социал-империалистического Советского Союза. Как американский империализм, так и Китай стремятся отколоть „народно-демократические" страны-сателлиты от Советского Союза. Ли Сянь-нянь, окруженный 4-5 замминистрами, начал эту работу с принятия экономических представителей Чехословакии и Болгарии.

Китай поддерживает хорошие отношения с Тито, с Чаушеску, с Каррильо. Он наверняка расширит эти связи и с другими ревизионистскими партиями и с троцкистами — „маоистами". Буржуазия выдвинет лозунг о том, что ее „осы" должны пойти собирать мед и откладывать яд в саду, где „расцветает сто цветов".

[46]

Энвер Ходжа. Размышления о Китае. II. 1973-1977. Отрывки из политического дневника. Тирана, 1979. С. 40-46.

Рубрика: 
Персона: