Энвер Ходжа. Лакеи китайцев потерпят провал.

Ноя 29 2012

ПОНЕДЕЛЬНИК
13 ДЕКАБРЯ 1976 г.

ЛАКЕИ КИТАЙЦЕВ ПОТЕРПЯТ ПРОВАЛ

Председатель Коммунистической партии Австралии (марксистско-ленинской) Эдвард Хилл, который принял участие в VII съезде нашей партии и который на этом съезде выразил свое „удовольствие" и выступил „хорошо", покинув нашу страну, прислал нашему послу в Париже, товарищу Димитру Лямани, письмо для товарища Рамиза. Письмо вручила нашему послу жена Хилла, которая сказала ему, что „это некоторые замечания Хилла о VII съезде АПТ".

Как видно, у этого „коммуниста", которого мы считали хорошим и объективным товарищем, совершенно не хватало смелости поговорить с кем-либо из нас, поэтому „замечания" сделал в письменном виде. Однако это его „замечания" представляют собой нападки, измышления и провокацию против нашей партии, которые он предпринял в силу своих заключений или же перенял их у китайцев, став их орудием.

Письма мы еще не получили, но посол радиограммой послал нам выраженные в нем главные мысли. Хилл говорит:

а)            „Почему Албанская партия Труда стоит за проведение совещаний и со многими партиями, а Китай против этого?" Это даже не заслуживает комментария с нашей стороны. Мы уже сказали, почему.

б)           Почему мы на съезде не объявили, что Китай против многосторонних партийных совещаний? Это тоже настолько провокационно, насколько и нелепо. Но, поскольку поднимает такие вопросы, он преследует более далеко идущие цели.

в)            Хотя мы и объяснили, почему можно проводить и многосторонние партийные совещания, этот ревизионист приходит к заключению, что мы это делаем с целью „наставить Китай на путь истины". Заслуживает ли эта выдумка какой-нибудь комментарий? Он норовит обвинять нас в том, что мы хотим выступать в „роли знаменосца".

г)            „Мао Цзэдун — великий марксист-ленинец; это доказано и доказывается историей". По его мнению, все, что делал и говорил Мао — „чудо"; он добавляет, что „Мао надо ставить после Маркса и Ленина". Кто ему мешал делать это? Однако, мы, с нашей стороны, ставим Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Это опять-таки провокация, и этим Хилл пытается навязать нам „маоцзэдунъидею". И тем не менее, он необоснованно и вопреки фактам возводит обвинение: „Албанская партия Труда свои мысли пытается навязать и другим".

д)           Хилл клевещет, заявляя, будто мы на съезде дифференцировали партии Вьетнама, Кореи и Лаоса, и добавляет, что относительно этих партий у него много недосказанного, ибо он несогласен с ними.

е)           Хилл -„коммунист" несогласен с оценкой, данной нашей партией Коминтерну, и пускается якобы в анализы (это целая страница в попытках доказать, что Димитров „ошибался" и „был раскритикован Сталиным".

До чего низок этот человек, который, с целью опорочить дело Коминтерна, говорит, что Торез, Тольятти, Дюкло, Шарки (все они совершили предательство) пришли в Коминтерн случайно! Он, другими словами, отрицает роль Коминтерна в укреплении коммунистических партий в мире и косвенно хочет сказать: „Вот, те партии, которым содействовал Коминтерн, совершили предательство".

Товарищ Лямани говорит также, что Хилл дает и свои соображения „о международной обстановке", которые противоположны анализу, произведенному нашим съездом. Впрочем все эти вопросы мы еще лучше выясним, когда получим его письмо. Я только могу сказать, что Хилл поступает наподобие ревизиониста и провокатора. Мы нигде не подвергаем никакой критике ни Китай, ни Мао, никогда мы не говорили о них с Хиллом. То, что мы говорили на съезде, говорили и в одной беседе, которую имели с ним год или два назад, и в которой ни Китай и ни Мао мы не упоминали лихом, а упоминали их только добром. Хилл как в первый, так и во второй раз показал себя лицемером, он не осмелился высказать свои мысли, с тем чтобы нам можно было по-товарищески обсуждать их. Выходит, что он приехал „выведать" что-нибудь у нас и передать его Китаю. Оттуда, видимо, Хилл получил и указания относительно своих действий. Его подговорили провоцировать нас, с тем чтобы мы начали с ним полемику о третьей партии, о Коммунистической партии Китая. Но мы не скатимся в эту трясину. Нам известна эта их троцкистская выходка еще со времени Хрущева, который подговаривал Живкова и Кадара провоцировать нас.

Тактика китайцев налицо. Они передали нам „вербальную ноту", которой обвиняют нас в том, что мы „атаковали линию Коммунистической партии Китая и стратегию Мао Цзэдуна" и все, подчеркивая при этом: „не будем отвечать на обвинения, так как не хотим вступить в полемику". С другой же стороны, они используют Хилла, а может и других, с тем чтобы мы полемизировали с ними относительно китайского вопроса. Это имеет своей целью расколоть революционное движение и подорвать единство марксистско-ленинских коммунистических партий. Они уже давно выкинули такой номер в отношении целого ряда марксистско-ленинских коммунистических партий, с которыми порвали связи и в то же время поддерживают связи с разного рода группами провокаторов, называющими себя „маоистскими". Пускаясь в эту игру, они стремятся также изолировать Албанскую партию Труда и унизить ее большой авторитет.

Мы должны проявлять бдительность в этом отношении, остерегаться провокаторов и всеми силами защищать правильную линию нашей партии и чистоту марксизма-ленинизма. Китайские ревизионисты и их лакеи будут изобличены и потерпят провал.

Мы должны ответить на письмо Хилла, и указать ему, что от нас он никогда не получит ответа о каких бы то ни было вопросах, касающихся третьей братской партии. Мы опровергнем одни за другими его антимарксистские взгляды. Это мы будем делать товарищеским тоном, как всегда поступала наша партия; этим мы покажем ему, что он неправ, когда где-то употребляет выражение „со страстью", в чем нас в свое время обвинял Хрущев. По тем вопросам, на которые у него свои взгляды, он волен придерживаться и отстаивать свое мнение.

Энвер Ходжа. Размышления о Китае. II. 1973-1977. Отрывки из политического дневника. Тирана, 1979. С. 346-349.

Рубрика: