Энвер Ходжа. Китайская нота без адреса и без подписи.

Ноя 29 2012

ЧЕТВЕРГ
9 ДЕКАБРЯ 1976 г.

КИТАЙСКАЯ НОТА БЕЗ АДРЕСА И БЕЗ ПОДПИСИ

Товарищ Бехар Штюла был принят вчера Ли Сянь-нянем, который вручил ему „вербальную ноту", подобно ноте протеста, которое какое-либо министерство иностранных дел может направлять правительству какой-либо другой страны. Но в министерских вербальных нотах имеются адреса, тогда как в „ноте" китайцев не было ни адреса, ни подписи. В сущности в ней говорилось: „Товарищ Хуа Го-фэн говорит, что на VII съезде АПТ публично были подвергнуты нападкам в виде намеков линия Коммунистической партии Китая и стратегические идеи Мао Цзэдуна о некоторых важных проблемах, особенно относительно международного положения. Это он не считает правильным, основанным на марксизме-ленинизме, ибо это вредит дружбе, единству движения, раскрывает перед врагами разногласия между двумя братскими партиями" и т.п. Упоминается наше письмо от 1964 года (относительно китайско-советских границ), о котором Мао Цзэдун говорил, что не будет отвечать нам на него, ибо ему не хотелось вступить в полемику, поэтому и они „не дадут ответа на обвинения" и т.п. Это переданное Бехаром изложение „вербальной ноты" из двух страниц, которую он пришлет нам завтра самолетом.

Китайские ревизионисты впервые выступают открыто с выпадами против Албанской партии Труда „документом", который завтра они могут отрицать. Китайцы никогда не оставляют официальных документов. Нынешнее китайское ревизионистское руководство находится в трудном положении как внутри страны, так и за ее пределами. Внутреннее положение

Китая я неоднократно объяснял; что же касается его внешней политики, то она терпит провалы.

Китайское руководство внутри страны обвиняет „четверку", которую оно связывает с Линь Бяо, и всех считает причиной всех зол, называет их агентами советских и т.д. За рубежом этой „нотой" оно обвиняет Албанскую партию Труда в том, что якобы атакует стратегию Мао, т.е. желает этим сказать, что причиной „поражения Китая за рубежом" являемся мы, стало быть, мы „против стратегии Мао", „мы помогаем советским". По-ихнему, мы составляем „единый блок с четверкой и с Линь Бяо". Все это — намеки, рассчитанные на то, чтобы запугать нас, заставить нас следовать их линии, „иначе мы примем дальнейшие меры, прекратим вам кредиты" и прочие камуфлированные угрозы. Их ревизионистская логика побуждает нынешних китайских руководителей считать, что „это они поддерживают нас в живых", что „социалистическая Албания существует по их милости", что, если они нас бросят, то мы свяжемся со сверхдержавами, и тогда будет подтверждена правильность их пропаганды" и т.п. Все это как две капли воды похоже на деяния ревизиониста Хрущева и его адептов против нас!

Мы должны ответить им и изобличить провокаторов, как и их великодержавные шовинистические взгляды — китайских путчистов, ревизионистов и антимарксистов.

Хотя они направили нам вербальную ноту, нам надо прислать им официальное письмо от имени Центрального Комитета и отметить в нем:

Во-первых, АПТ является независимой марксистско-ленинской партией и это она сама вырабатывает свою линию сквозь призму марксистско-ленинской теории, на основе реального анализа внутреннего и международного положения. АПТ не торгуется марксистско-ленинскими принципами, она руководствуется своей стратегией, которую она сама определяет, и вырабатывает подходящую для этой стратегии тактику. АПТ не позволяет кому-либо навязывать ей такую стратегию, которую она находит неподходящей. Она, на основе своих марксистско-ленинских норм, согласна слушать критические замечания братских марксистско-ленинских партий и обсуждать с ними многие проблемы и в то же время считает, что и она имеет такое право в отношении других братских партий.

Во-вторых, АПТ всегда открыто провозглашала свою линию и стратегию, врагов она критиковала и критикует по адресу и никогда намеками и за глаза. Поэтому Албанская партия Труда и ее Центральный Комитет решительно отвергают обвинения Хуа Го-фэна и Политбюро Центрального Комитета Коммунистической партии Китая о том, будто Албанская партия Труда и ее VII съезд атаковали линию КП Китая и т.д. Наоборот, Албанская партия Труда тепло отзывалась о дружбе с Китаем и т.д. Так что это вы атакуете Албанскую партию Труда и ее VII съезд.

В-третьих, поскольку вы обвиняете нас, то долг КП Китая — сказать нам, по каким „важным проблемам" мы атаковали Коммунистическую партию Китая и стратегию Мао Цзэдуна, и ясно разъяснить нам эту вашу стратегию, чтобы мы могли судить, кто прав — мы или вы, и кто атакует друг друга, если говорить об атаках. Мы ждем этого и не принимаем вашего заявления о том, что на выпады, с которыми якобы наша партия выступила против вас, вы не будете отвечать так как „не хотите начать полемику". В действительности же, тем, что вы делаете, вы начинаете полемихсу. Подобный подход к делу со стороны товарища Хуа Го-фэна и Политбюро Коммунистической партии Китая неприемлем для нас, и это мы понимаем так, что вы против обмена мнениями и устранения разногласий или расхождений, если такие, как вы утверждаете, имеются. Мы по-товарищески говорим вам, что это обязательно надо сделать. Ни одна из наших партий — ни Албанская партия Труда, ни Коммунистическая партия Китая — не могут принимать односторонних мнений и решений.

Между двумя нашими сторонами существуют два подписанных заявления — одно — 1964 года, другое — 1966 года, — в которых говорится, что относительно стратегических вопросов надо проводить консультации. Эти заявления вы попрали даже касательно кардинальных проблем, относительно которых вы не проводили консультаций с нашей партией; вы совсем не спрашивали и не информировали нас, или же ставили нас перед совершившимся фактом.

Вы упоминаете в своей „ноте" наше письмо от 1964 года. Мы считали и считаем, что это письмо имеет большое политическое, идеологическое и стратегическое значение, ибо то, что мы поднимали в нем, казалось будто было вашим делом, и, действительно, вашим делом было, однако оно касалось и нас, и мировой революции. Вы не поставили в известность нас, как братскую партию, между тем как мы совсем по-товарищески выразили вам свое мнение. И этот вопрос остался между двумя нашими партиями. Несомненно, упоминая это письмо вы преследуете свои нынешние или будущие цели, но мы заверяем вас, что это письмо ни в коем случае и ни в какое время никому не будет служить оружием против АПТ. Произойдет обратное.

Но это не единственное письмо, с которым мы обращались к Центральному Комитету КП Китая и товарищу Мао Цзэдуну. Другие письма также были связаны с существенными вопросами стратегии и тактики. Это были товарищеские, открытые и откровенные письма.

6 августа 1971 года мы обратились к вам с другим письмом, которым мы осуждали ваше решение принять в Китай американского президента Никсона. Мы обратились к вам с письмом потому, что мы были поставлены перед совершившимся фактом, которого не допускали ни великая дружба между двумя нашими партиями, ни совместные заявления. Ваш шаг касался проблемы большой международной важности. Но и это наше письмо осталось с вашей стороны без ответа. Албанская партия Труда продолжала свою стратегию и свою линию и вместе с тем закаляла албанско-китайскую дружбу.

Центральный Комитет Албанской партии Труда 12 ноября 1975 года направил Центральному Комитету Коммунистической партии Китая и Мао Цзэдуну письмо за подписью ее Первого Секретаря, но и оно осталось без ответа, а между тем вы вели дело к обострению. Тем не менее эти вопросы мы сохраняли и сохраняем между нами.

Центральный же Комитет Албанской партии Труда на предложение по вопросу большой стратегической важности („антиимпериалистический фронт и с ревизионистами"), внесенное Лю Шаоци 27 июня 1962 года, ответил отрицательно, отклонив его.

29 октября 1964 года мы ответили отрицательно и отклонили предложения товарища Чжоу Энь-лая о стратегических вопросах (поехать в Москву после низложения Хрущева).

15 июня 1975 года Центральный Комитет Албанской партии Труда не принял и отверг дважды внесенное в разное время предложение Чжоу Энь-лая о союзе с Югославией и Румынией. Но эти дела оставались между нами ради марксистско-ленинской дружбы между двумя нашими партиями и народами.

Все это и другое мы делали нормальным путем, в соответствии с марксистско-ленинскими нормами. Это было необходимо сделать, ибо нам надо было разъяснить вопросы и закалять дружбу.

Ни при каком случае мы не говорили за глаза, а говорили открыто; мы никогда не совершали публично и намеками выпадов против Коммунистической партии Китая, как это вы утверждаете; никогда мы не вступали в полемику, однако, поскольку вы не давали нам никакой другой возможности, мы все говорили вам посредством внутренних посланий товарищеского духа.

Мы дорожили и дорожим дружбой на марксистско-ленинском пути с братским Китаем и с Коммунистической партией Китая. На нашем VII съезде это было полностью подтверждено, а линия съезда является линией партии. Центральный Комитет и наша партия ни на йоту не отойдут от этой линии, и мы поэтому вновь подтверждаем это, чтобы дать ответ на вашу вербальную ноту.

Во-первых, мы еще дальше будем закалять дружбу Албанской партии Труда и албанского народа с Коммунистической партией Китая и с китайским народом. С нашей стороны, мы будем бороться на марксистско-ленинском пути за устранение любых рогаток, которые враги будут ставить нам на нашем пути дружбы. Дружба между нами очень необходима как нам, так и вам и международному коммунистическому движению.

Во-вторых, мы ждем ваших объяснений о том, в чем мы атаковали вас и какова ваша стратегия и тактика относительно тех вопросов, в связи с которыми вы находите, что „мы косвенно атаковали вас на VII съезде АПТ".

P.S. Некоторые из этих тезисов я передал товарищу Рамизу для составления ответа на „ноту", врученную нам Ли Сянь-нянем от имени Хуа Го-фэна и Политбюро Коммунистической партии Китая.

Энвер Ходжа. Размышления о Китае. II. 1973-1977. Отрывки из политического дневника. Тирана, 1979. С. 340-345.

Рубрика: