Гитлер становится канцлером.

Гитлер становится канцлером

Утром 28 января правительство Шлейхера подало в отставку, после того как Гинденбург отказал генералу в полномочиях на роспуск рейхстага. Гинденбург поручил Папену ведение переговоров с Гитлером об образовании правительства «национальной концентрации». Два дня проходят в чрезвычайном напряжении. Коммунистическая партия распространяет прокламации, призывающие к всеобщей забастовке против грозящей диктатуры Гитлера. Шлейхер ведет переговоры с Лейпартом. Борьба за кулисами обостряется. В ночь с 29 на 30 января Шлейхер подумывает уже о немедленном провозглашении военной диктатуры и о том, чтобы двинуть потсдамский гарнизон на Берлин. Каждый час может принести события, одно другого неожиданней. В такой обстановке Гинденбург решает немедленно передать – на известных условиях – канцлерство Гитлеру. Впопыхах составлено было утром 30 января правительство Гитлера – Папена – Гугенберга.

В июне 1932 г. правительство Папена – Шлейхера нашло опору в том, что национал-социалистическая партия соглашалась терпеть его. Впоследствии Геббельс обвинил политических деятелей из «клуба господ», что они «по широкой спине национал-социалистической партии проворно добрались до власти». Еще в ноябре 1932 г. лидер национал-социалистической фракции в прусском ландтаге Вильгельм Кубе заявил, что национал-социалисты никогда не будут маршировать под лозунгом: «С Гугенбергом, за биржу и капитал!» Однако фон Папен в упорной, длившейся несколько месяцев закулисной работе подготовил перемену декораций, и, когда Гинденбург призвал национал-социалистов в правительство, они отбросили свои трескучие фразы и патетические уверения как ненужный балласт.

Канцлерство досталось Гитлеру не как плод героической борьбы. То, что произошло 30 января, отнюдь не было «национальной революцией», смелым натиском, завоевавшим власть. Адольф Гитлер стал канцлером неожиданно, благодаря тому, что ведущие группы господствующего класса не только настаивали на усилении их власти против рабочих, но хотели как можно скорее потушить разгорающийся скандал с «Остхильфе».

Когда вечером 30 января штурмовики Гитлера и Стальной шлем устроили факельное шествие по Вильгельмштрассе и приветствовали ликующими кликами Гинденбурга и Гитлера, они и не подозревали о действительной подоплеке событий. Демонстранты, праздновавшие «день национального подъема», не знали, что у колыбели новой власти стояла продажность и погоня за наживой.

[ 34 ]