Неправленая стенограмма выступления Н.С. Хрущева на обеде, устроенном в честь Президента Индонезии Сукарно 29 сентября 1964 г.

Ноя 28 2012

Дорогой друг и брат, уважаемый Президент!

Мы очень рады Вашему приезду в нашу страну. Меня хотели мои друзья выпроводить из Москвы, чтобы я поехал отдыхать, потому что у них еще есть остатки совести; все отдыхали, а я еще нет. Может быть, это не остатки совести, а боязнь советских законов, потому что по Советской конституции каждый честный человек, который трудится честно, пользуется правом на отдых. Поэтому они, боясь ответственности перед советским законом, выпроваживали меня, чтобы я ехал отдыхать. Но когда я узнал, что Вы едете в нашу страну проездом, правда, это уже несколько не то, но мы все этому рады, поэтому я сказал, что вы никакими силами меня не выпроводите, пока я не встречусь со своим другом и братом и с ним не переговорю. Тогда они сказали: хорошо, но завтра ты должен убраться из Москвы.

А.И. МИКОЯН. С утра.

Н.С. ХРУЩЕВ. Он говорит — с утра, поправляет. Микоян хочет с Вами вести переговоры. А я хочу сам с Вами вести переговоры. Пока я с Вами не переговорю, никуда я не уеду, ничего не сделаете. Поэтому завтра встреча, как Вы сказали, у меня с Вами будет. Хотите с товарищем Микояном — можно. Я тоже считаю это возможным, ему можно доверять, по моим данным. Не хотите, не надо. Потому что это индонезийская сторона, два президента и один председатель. Поэтому я выеду завтра во второй половине [дня] в Крым, но с условием, что Вы, когда улетите из Москвы, Вы залетите в Крым, сядете, я там Вас буду встречать, и мы вместе с Вами еще выкупаемся в Черном море. И там мы уж без Микояна! Я думаю, что это не плохое условие. Но это шутка.

Я должен сказать, что мы очень довольны хорошими и дружескими отношениями с Индонезией. Если правду говорить, мы не совсем понимаем — там появились какие-то оси1. У нас историческая ассоциация с осями очень плохая. Была ось Берлин — Рим — Токио. Вообще с осями истории очень не повезло. Мы считаем, что самая лучшая основа — крепить дружбу со всеми странами, которые твердо стоят на позициях антиколониализма, антиимпериализма. Еще лучше было бы, если[бы] вдобавок к этому были страны, которые стоят на позициях строительства социализма. (Аплодисменты.)

Такая политика не всегда строится на основе геометрически правильных фигур, осей, потому что мир сейчас очень богат, есть богатый выбор. Народы освободились от колониальной зависимости, они жаждут свободы, чтобы своим трудом распоряжаться, чтобы им самим всем пользоваться, а не работать на кого-то, не быть рабами другого. Мы считаемся с географией. География — это фотография того, что существует на земном шаре. Но мы не признаем силы за востоком или западом, за югом или севером. Мы не понимаем политики, что ветер с востока побеждает ветер с запада. Эти времена прошли. Это времена Чингисхана. Чингисхан — это далекое прошлое. Мы не признаем политики разделения людей по цвету кожи. Нам что белые, что желтые, что черные. Это — люди прежде всего. А главное — кто наш друг? Кто с нами стоит, кто с нами борется против колониализма, против империализма, тот наш друг, независимо от цвета кожи. Тот, кто за капитализм, за империализм, тот наш враг. (Аплодисменты.)

Собираться по географическому признаку —это не всегда полезно для людей, которые собираются по этому признаку. Собираться только афро-азиатским странам, и даже исключая одну из самых великих стран — азиатскую — из этого собрания, это не разумно, и не прогрессивно, а реакционно. Мои друзья — независимо от того, какого цвета кожа, в каком географическом районе они живут. Мои друзья — те, кто борется с колониализмом, с империализмом, с капитализмом.

Я участвовал в Гражданской войне, воевал более трех лет. Мы воевали на своей территории не только белые с  белыми2, т.е. русские с русскими, украинцы с украинцами; мы воевали по главному признаку — рабочий и крестьянин, капиталист и помещик. Это — главное. Мы относимся к белой расе. Но в вопросах борьбы за свои классовые интересы, борьбы с империализмом, колониализмом, мы, может быть, будем желтее самых желтых в этой борьбе и чернее самых черных. Нас некоторые хотят обучать этой борьбе, т.е. обучать тому, что мы уже прошли 30–35лет тому назад, а, может быть, и все 40. Возможно, что даже так можно сравнивать, что те, кто нас собирается обучать этому делу, они находятся еще на этапе обучения первой азбуке, а мы уже прошли этот период и полностью уничтожили эксплуататорские силы и достроили великолепное социалистическое государство. (Аплодисменты.)

Мы никому не навязываем своих идей, своих порядков и своего пути развития, но пройденный нами путь уважаем, что этот пройденный путь хорош и правилен, потому что он ленинский путь. Об этом свидетельствует сейчас уровень, который мы, Советский Союз, занимаем сейчас в мировой системе.

Мы восхищаемся героизмом индонезийского народа. Мы восхищаемся успехами его, непримиримостью к империализму и колониализму, вашей смелостью. Мы всегда вас поддерживали и поддерживаем. Те, которые говорят, что мы недостаточно боремся с империализмом, — а такие люди есть и у вас, в Индонезии, к сожалению, — они против прав, за которые мы боремся. Кто откликнулся на ваши нужды, чтобы ваша армия получила современное оружие для борьбы с колониализмом? Мы. Кто откликнулся, когда вы сказали, что вам нужны летчики на бомбардировщики, люди, которые могли бы работать на подводном флоте? Мы. Если вы столкнулись с Голландией, наши люди были с вами там. Это факт. (Аплодисменты.)

Вы прочистите уши вашим индонезийцам и глаза протрите, чтобы они видели и слышали, и чтобы язык правильно говорил.

А.И. МИКОЯН. Он может это сделать.

Н.С. ХРУЩЕВ. Мы — люди белой расы, а пришли на помощь желтой расе, потому что мы руководствуемся не расистской политикой, не политикой расистов, а мы руководствуемся разумной прогрессивной национальной политикой Ленина. Когда восстание получилось в Йемене3, вы читали, что там бомбардировщики летали и бомбили силы, которые боролись против восставших. Знаки на самолетах были египетские, а самолеты и летчики были советские. Но нигде это не написано. Я говорю это Вам по секрету. Что еще нужно? Мы больше делаем тех, которые болтают о борьбе с империализмом, а мы меньше болтаем, а больше делаем. У нас с вами интересы совпадают. Нигде интересы Индонезии и Советского Союза не скрещиваются, они идут параллельно.

Подумайте о другой политике, которую вам навязывают и очень хвалят. Так ли она параллельно идет вашим интересам, как наша? А, может быть, и нет. Это я говорю, потому что ничего этого не будет напечатано. Я ничего Вам не говорил, а Вы ничего не слышали.

Я поднимаю тост за моего друга и брата Президента Индонезийской Республики товарища Сукарно, за его сопровождающих министров и общественных и государственных деятелей, за индонезийский народ, за нашу дружбу, за победу над колонизаторами, над империализмом, за социализм. За Ваше здоровье.

РГАНИ. Ф. 52. Оп. 1. Д. 622. Л. 103–106. Подлинник. Машинопись.

Опубликовано: Никита Хрущев. 1964: Стенограммы пленума ЦК КПСС и другие документы. М.: МФД: Материк, 2007. С. 151–153.

Примечания

1 Говоря об «осях», Н.С. Хрущев имел в виду попытки КНР и Индонезии создать собственный блок «независимых революционных» государств Азии и Африки, в котором не было бы места для «европейского» СССР и поддерживавших его политику стран Восточной Европы. Во многом под влиянием КНР руководство Индонезии в 1963 г. не допустило советских журналистов к участию в афро-азиатской конференции в Джакарте, пыталось воспрепятствовать приезду советской делегации на 2-ю афро-азиатскую конференцию в Алжир. По примеру КНР Индонезия вышла в начале 1965 г. из ООН и ряда других международных организаций. Конец созданию «оси Пекин—Джакарта» и изоляционистскому курсу Индонезии положили «события 30 сентября» 1965 г. и последовавшее за ними установление в Индонезии военного режима во главе с генералом Сухарто.

2 Так в документе.

3 Речь идет о поддержке советскими военными специалистами антимонархического выступления военных Йемена, создавших еще в 1950-х гг. движение «Свободные офицеры». Воспользовавшись смертью имама Ахмеда, восставшие в конце сентября — начале октября 1962 г. сумели захватить власть на севере страны, где провозгласили независимое демократическое государство — Йеменскую Арабскую Республику.

Здесь перепечатывается с сайта Александра Н. Яковлева.

Рубрика: