Энвер Ходжа. Скончался Мао Цзэдун.

Ноя 26 2012

ЧЕТВЕРГ 9
СЕНТЯБРЯ 1976 г.

СКОНЧАЛСЯ МАО ЦЗЭДУН

Сегодня было сообщено о кончине товарища Мао Цзэдуна. Смерть его, особенно в этих бродящих ситуациях, огорчила и тревожит нас. Она является крупной потерей для Китая.

Мао Цзэдун был, на мой взгляд, революционером, был деятелем, важным не только для Китая, но и в международном масштабе.

Мао Цзэдун повел Коммунистическую партию Китая и великий китайский народ к великой победе — к освобождению Китая от ига захватчиков и от гоминдановской реакционной клики. Это явилось достижением большой исторической важности как для китайского народа, так и для лагеря социализма и для народов, боровшихся и борющихся за свое освобождение.

Под руководством Мао началось строительство социализма в Китае. (По крайней мере, у нас такое убеждение было до нынешних дней, когда мы видим, что это „строительство" шло зигзагами.) По-нашему, дело уже дошло до того, что ставится вопрос: „Кто победит в Китае, социализм или капитализм?". Поэтому смерть товарища Мао Цзэдуна вызывает у нас также много тревог относительно будущности китайского народа и относительно пути, по которому пойдет Китай после его смерти. Мы, естественно, высказаться теперь не можем, время разъяснит нам все. Да просчитаемся мы, однако эта линия, которую китайские ревизионисты называют «маоцзэдунъ- идеей» и которая не имеет ничего общего с марксизмом-ленинизмом, не принесет Китаю ничего хорошего.

Мао Цзэдун, как мыслитель и философ, как революционный демократ и руководитель китайского народа, является историческим деятелем; однако история и марксистско-ленинский анализ обстановки в Китае покажут, что он был философом обширной культуры, но не марксистом-ленинцем. Он был насквозь насыщен древней китайской философией Конфуция и др., а в труды его, как эклектика, марксизм-ленинизм проник только в виде исковерканных положений и идей. *

Именно в силу своего философского эклектизма Мао относился, как сказать, умеренно к различным течениям, всегда существовавшим в Китае, которые он допускал и поощрял, способствуя в то же время и их якобы диалектическому „столкновению". Однако умеренность могла влиять и положительно и отрицательно, но, во всяком случае, подобное могло случиться только при жизни самого Мао. Теперь он умер. Ос-танется ли Китай красным, и обратится ли это красное в истинно красное, пламенное, революционное, марксистско-ленинское красное?

Мы со всей коммунистической искренностью от всего сердца хотим и желаем этого, ибо это на благо Китая, революции, социализма и коммунизма.

Мы, албанские коммунисты, с уважением будем вспоминать Мао Цзэдуна за его положительные стороны, за его положительные мысли и за его длительную революционную деятельность; однако, что касается тех политических, идеологических и организационных взглядов и позиций, которые мы находим ошибочными, немарксистскими, мы не переставали и не перестанем отмечать и критиковать их. Ленинизм учит нас всегда быть справедливыми, объективными, а не субъективными и не сентиментальными.

Несмотря на то, что по многим вопросам мы были несогласны с товарищем Мао Цзэдуном, смерть его опечалила нас еще и потому, что он всегда показывал себя другом и доброжелателем нашей социалистической страны и Албанской партии Тру- ла; и об этом мы, как коммунисты и интернационалисты, не должны забывать. Могу сказать, что в китайском руководстве Мао Цзэдун был главным и решающим лицом, помогавшим Народной Республике Албании экономическими и военными кредитами, которые он предоставлял ей в интернационалистском духе. И наша партия в этом духе помогала им, оставаясь на стороне Китая и защищая Мао как в хорошее, так и в трудное время, особенно от нападок хрущевских ревизионистов, а также в период Великой культурной революции.

Узнав о его кончине, мы решили направить в Пекин партийно-правительственную делегацию во главе с товарищем Мехметом, однако в опубликованном китайским руководством заявлении мы прочитали, что не будет приглашено зарубежных делегаций для участия в траурной церемонии.

Конечно, мы приняли меры для направления посланий соболезнования и возложения венков в Пекине, для организации визитов и направления посланий соболезнования в китайское посольство в Тиране со стороны партийного и государственного руководства, общественных организаций, учебных заведений, культурных и научных учреждений, а также делегаций от трудовых коллективов из Тираны и от некоторых промышленных предприятий и сельскохозяйственных кооперативов других районов.

Энвер Ходжа. Размышления о Китае. II. 1973-1977. Отрывки из политического дневника. Тирана, 1979. С. 284-286.

Примечания

* Выделено редактором проекта "-ИЗМЫ"

Рубрика: