Энвер Ходжа. Шантаж и экономическая блокада Китая против Албании.

Ноя 26 2012

ВОСКРЕСЕНЬЕ
5 СЕНТЯБРЯ 1976 г.

ШАНТАЖ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ БЛОКАДА КИТАЯ ПРОТИВ АЛБАНИИ

Недружелюбные, чтобы не сказать враждебные, действия Китая в отношении нашей страны неуклонно усиливаются. Китайцы открыто, скандальным образом замедляют материалы импорта и экспорта с целью вредить нашей экономике и поставить нас перед трудностями.

До августа месяца план экспорта товаров в нашу страну китайцы выполнили только на 22 процента, тогда как мы свой план экспорта товаров в Китай — более чем на 80 процентов.

Ожидаемый импорт из Китая — это сырье для нашей промышленности, которое официально законтрактовано по клирингу. Наши товары полностью поставлены Китаю, так что, если я не ошибаюсь, с Китаем у нас активный баланс в нашу пользу. Это позорно со стороны китайцев и ясно говорит о том, что они саботируют нам. Мы вынуждены были дать указания нашему послу в Пекине, Бехару, встретиться с китайским министром внешней торговли, Ли Цяном, и заявить ему протест. Бехар встретился с ним, подробно изложил ему положение и „попросил" его принять срочные меры и отправить нам материалы. Наши пароходы, как «Влёра», стоят на якоре в китайских портах по 120 дней, ожидая нагрузки, что можно сделать за 5 дней.

Господин Ли Цян выслушал Бехара, но сделал вид, будто он был не в курсе дела (что является низкопробной ложью), пообещал ему посмотреть этот вопрос и дать ответ следующую неделю.

Китайцы по отношению к нам прибегают к низким торговым методам, которых не практикует никакая капиталистическая или ревизионистская страна. Торговые соглашения с „дружественной" Албанией Китай подписывает в два этапа: часть их в первое полугодие, а остальную — во второе полугодие. Это означает, что товары, законтрактованные в первое полугодие, поступят к нам к концу года, а те, которые законтрактовываются во второе полугодие, поступят в первое полугодие следующего года. Согласно этой практике получается так, что свои товары мы поставляем китайцам в течение года, тогда как они свои товары поставляют нам в течение полтора года и даже больше. Поэтому товары второго полугодия текущего года они даже и не начали поставлять нам. Когда Бехар высказался за то, чтобы отправить в Китай для переговоров албанские рабочие группы, Ли Цян ответил: „Посмотрим, сможем ли мы принять их до декабря месяца". Другими словами, этим он хочет сказать, что объем торговли с Китаем, который они сократили до 30 процентов в год по сравнению с прошлым, будет еще больше уменьшен — до 15 процентов в год. Это явно враждебный шаг.

С другой стороны, почти 3 месяца китайцы шантажируют и оказывают грубое давление на нашу делегацию Министерства промышленности, которая находится в Пекине для обсуждения вопросов, связанных с Металлургическим комбинатом. Иными словами, они не хотят поставить нам важных объектов комбината, поэтому не назначают никакой даты, хотят, чтобы над нашей головой висел Дамоклов меч. И все эти стремления они прикрывают разглагольствованиями вроде „мы еще не усвоили технологию того-то и того-то". Все это — ложь, ведь в рабочей программе, которую они прислали нам раньше, отмечалось, что их делегация „будет присутствовать при первом выпуске жести" и т.д.

Кроме этого, китайцы пытаются заставить нас подписать протоколы, составленные в соответствии с их интересами, и настаивают на том, чтобы в них была включена и идея о том, что «происшедшее в Китае землетрясение может затруднить поставки, и албанские друзья должны понимать нас» и т.п. Во время переговоров их кичливым притязаниям: «право говорить — за нами, ибо мы — поставщики», наши дали заслуженный отпор: „мы не подпишем других протоколов, кроме как о том, о чем была достигнута договоренность. Если в приложение вы хотите занести свои взгляды, то и мы также занесем свои взгляды". Китайцы, говорит Матьо Блета, пришли в замешательство от этого заявления и высказались за „возобновление переговоров во избежание разногласий". Вот в таком положении находится это дело.

С другой стороны, заместитель министра иностранных дел Китая Юй Чжань высказал Бехару мысль о том, чтобы мы принимали делегации дружбы, культуры и т.д. в эти месяцы, но все это китайцы делают с целью скрыть свои враждебные действия при помощи псевдо дружеских действий, то есть, стараются сохранить внешность, между тем как с другой стороны подрывают дружбу.

Относительно нового китайского посла, который задерживается там целые месяцы, якобы по состоянию здоровья, Юй Чжань сказал Бехару, что он приедет приблизительно 15 сентября. „Ему опять не здоровится, — сказал Юй Чжань, — но как бы то ни было, он приедет, затем посмотрим, он снова может вернуться в Китай отдохнуть", — заключил он.

О чем говорят все эти предосудительные акты, совершаемые китайскими ревизионистами по отношению к нам? Это те же подлости, которые совершали и советские ревизионисты против нас, с той единственной разницей, что советские грубо разорвали отношения с нами, между тем как китайцы прибегают к хитростям и к тактике „тяни канитель". Их тактика такова: „Тебе оборвать канитель, а не нам". К чему клонят китайские ревизионисты подобной тактикой? Они видят, что наша партия открыто следует по правильному, марксистско-ленинскому пути, но их этот путь не устраивает, им хочется, чтобы мы шли по их ревизионистскому и предательскому пути. Мы никогда не сделаем этого, а продолжаем и будем продолжать идти нашим правильным путем, противоположным их нему. Они не в состоянии навязать нам свою волю и свою линию, поэтому тем, что делают, они изобличают себя.

Итак, китайцы приступили к экономическому шантажу и давлению с целью запугать и сломить нас. Несмотря на наш отпор, они не набрались ума, а мыслят и поступают как великое ревизионистское государство. Как я писал и раньше, Чжоу внушал Бекиру Балуку натворить того, чего он натворил. То же самое сделал он и с Абдюлвм Кэлэзи. Китайцы наверняка очень возмущены тем, что мы убрали их соумышленников; и именно тогда, когда мы убрали этих предателей, они начали усиливать экономическое давление.

Скоро мы проведем VII съезд партии. Они понимают, что там мы изложим свою линию, а она будет открытой и противоположностью китайской линии, хотя мы вовсе не будем ссылаться на них прямо; и тем не менее всему миру будет ясно, что между двумя нашими партиями имеются принципиальные противоречия по целому ряду ключевых проблем.

Все то, о чем я говорил выше, китайцы используют в качестве давления, с тем чтобы мы не говорили на съезде о своей кристально чистой линии. Но они идут вслепую, и им достанется на орехи. Мы никого не боимся. Мы на правильном пути, пусть они трепещут!

Понятна и причина, почему они хотят послать к нам делегации «дружбы» накануне съезда. Это китайское хитросплетение, которым они хотят сказать нам: «Вы нас — пинками, мы вас — цветами».

Этим объясняется и то, что Юй Чжань говорит нам о китайском после, т. е, что „может вновь вернуться в Китай". Вот на что он намекает: „Если вы продолжите свой путь, то мы отзовем посла" под предлогом его „болезни", и тогда отношения между двумя странами будут ниже всякой критики, то есть такие же, как и с остальными ревизионистами. Вот как рассуждают китайские ревизионисты, но они не понимают, что от этого нам хоть бы что, наши горы выше станут. Мы хотим, старались и постараемся сохранить дружбу с Китаем, но никакой другой дружбы, кроме дружбы на марксистско-ленинском пути. Дружбу в рабстве, под давлением, под шантажом, будь это дружба с Китаем или с кем еще угодно, мы отвергаем. Китайские руководители поступают как руководители „великого государства". Они рассуждают так: „Албанцы порвали с Советским Союзом потому, что за ними стояли мы; если они порвут и с нами, то они вновь поладят с советскими", поэтому они говорят: «То ли с нами, то ли с советскими, это все равно, албанцы ликвидированы». Но нам наплевать на них! Мы будем бороться против всех этих подонков, ибо мы — албанские марксисты-ленинцы, и на нашем правильном пути мы всегда победим!

Энвер Ходжа. Размышления о Китае. II. 1973-1977. Отрывки из политического дневника. Тирана, 1979. С. 279-283.

Рубрика: 
Персона: