Убийство ясновидца.

Убийство ясновидца

Эрик Ян Ганусен, или по-настоящему Гершман Штейншнейдер, родился 2 июля 1882 г. в Вене в еврейской семье и имел постоянную оседлость в Проснице в Чехо-Словакии. Он стал актером, во время войны он показывал австрийской армии всякие фокусы, а после войны выступал в мюзик-холле. При этом он выдавал свои фокусы за действие сверхъестественных сил, за что несколько раз был арестован и выслан из Вены и Мемеля.

В Чехо-Словакии он впервые открыто выступает перед широкой публикой в качестве ясновидца. При этом ему «повезло». Один жандарм возбудил против него обвинение в обмане. Ему удалось воспрепятствовать появлению на суде наиболее опасного для него свидетеля, его секретаря - Эриха Юна, который помогал ему устраивать трюки с ясновидением. Суд в Лейтмерице оправдал его за недоказанностью преступления.

Опираясь на эту рекламу, он начинает выступать в качестве ясновидца в Германии. Он собирает большую публику, особенно с тех пор как включает в круг своих прорицаний также и политические вопросы. Он устраивает сеансы и лекции, основывает газету «Пестрое еженедельное обозрение Ганусена» и становится богатым человеком. После победы национал-социалистов на выборах 14 сентября 1930 г. он становится национал-социалистом. Подделываясь под настроение масс, он на-

[ 311 ]

чинает в своих выступлениях агитировать в пользу Гитлера. Он подделывает свой паспорт, прибавляет словечко «ван» и превращается в арийца из дворянского рода. Он становится штурмовиком и приятелем влиятельных вождей национал-социалистов, в особенности графа Гельдорфа. Когда в декабре 1932 г., в связи с процессом о мошенничестве, «Ангриф» назвал его «чешским евреем», Гельдорф вмешался, и «Ангриф» напечатал опровержение. Ганусен предоставлял свои автомобили в распоряжение штурмовиков, свои деньги—в распоряжение руководителей штурмовых отрядов, его охраняли штурмовики, а шофером у него служил руководитель штурмового отряда.

Когда Гитлер 30 января был назначен имперским канцлером, еврей Ганусен, тем временем перешедший в христианство, напечатал открытое письмо Гитлеру, в котором прославлял победу Гитлера как свою победу.

После «национального подъема» Ганусен обнаглел. Каждый вечер он заставлял себя чествовать в «Скале», берлинском мюзик-холле, в котором он выступал в качестве пророка «третьей империи». Он обращался к еврейским фирмам и издательствам газет и, ссылаясь на свои хорошие отношения со штурмовиками, вымогал у них деньги. Между прочим он обратился и к управляющему издательством фашизированной «Берлинер тагеблат» Карлу Фетеру и заявил ему, что он может оградить его от всяких неприятностей со стороны национал-социалистов, так как национал-социалистический комиссар при фирме Моссе, фон Ост, а также Гельдорф и другие руководители штурмовиков должны ему много денег. Фетер не принял этого предложения, а отправился к Осту, вручил ему чек на внушительную сумму и попросил освободить его от кабалы v Ганусена. Ост ответил: «Так эти дела у нас не делаются!» Ост отправился к Герингу, Гельдорфу и Гиму.

В тот же вечер 24 марта Ганусен был арестован перед выступлением в «Скале». Публике объяснили, что с ним случился нервный припадок. «Фелькишер беобятер» сообщил, что Ганусен содержится в полицей-президиуме в Берлине за то, что он при помощи подложных документов проник в национал-социалистическую партию. В действительности Ганусена увезли в автомобиле в Барут около Цосена в окрестностях Берлина. Десять дней спустя публика, гулявшая в лесу, нашла его труп в роще. Лицо было изуродовано до неузнаваемости шестью выстрелами. Снова фашисты при помощи тайного убийства устранили опасного человека, посвященного во многие секреты высших руководителей штурмовых отрядов.

[ 312 ]