Линчевание в тюрьме.

Линчевание в тюрьме

Следующие три официальных сообщения по делу Шумма разоблачают приемы фашистской информации.

I. «Киль, 1 апреля, «Телеграфен унион». Около 11 часов у еврейского мебельного магазина Шумма произошла перебранка, во время которой сын еврейского владельца магазина бросился на штурмовика. Когда к последнему на помощь пришел товарищ, между обоими штурмовиками и прибежавшим владельцем фирмы и его сыном завязалась борьба, во время которой раздался выстрел, нанесший тяжелую рану в грудь 22-летнему штурмовику Вальтеру Астгалтеру из Киля».

В действительности происшествие разыгралось следующим образом: вo время еврейского бойкота отряд штурмовиков занял магазин мебельного торговца Шумма. Непрошенные гости стали издеваться над хозяином. Тогда сын его, адвокат Шумм, стал протестовать. Завязалась перебранка, перешедшая в драку, «причем раздался выстрел» со стороны одного штурмовика, ранивший тяжело другого штурмовика.

II. «Киль, 1 апреля, Телеграфное агентство Вольфа. Сын мебельного торговца Шумма, который утром в магазине своего отца несколькими выстрелами серьезно ранил в живот штурмовика, застрелен в полицейской тюрьме, куда его доставили. Как сообщают, некоторые лица потребовали в полицей-президиуме, чтобы им открыли камеру Шумма. Когда требование их было удовлетворено, раздалось несколько выстрелов, убивших Шумма наповал. Тело отправлено в институт судебной медицины».

Второе сообщение «исправлено» в том смысле, что относительно Шумма, у которого вообще не было никакого оружия, утверждается, что Ш. не только произвел выстрел, но даже стрелял несколько раз. Это сообщение довольно правдиво излагает обстановку убийства Шумма, не указывая лишь, что Шумма убили те же самые штурмовики, чтобы устранить свидетеля кровавого дела, совершенного ими утром.

[ 307 ]

Оба сообщения настолько прозрачны и составлены настолько неумело и компрометирующе, что центральное бюро печати вмешалось в тот же день и выпустило третье сообщение, во всех отношениях подправленное и во всех отношениях лживое.

III. «Киль, 1 апреля, Телеграфное агентство Вольфа. Еврей адвокат и нотариус Шумм убил выстрелом в живот в 11 ч. 30 м. утра штурмовика Вальтера Астгалтера, проживающего на Кеденштрассе. По имеющимся сообщениям убийство ничем не было вызвано. Штурмовик скончался в клинике. Перед полицейской тюрьмой собралась возбужденная толпа еще до того, как можно было выполнить распоряжение президента полиции о перевозке оттуда адвоката Шумма. Возбужденная толпа ворвалась в тюрьму, и Шумм был убит выстрелами из револьвера. Все это произошло так быстро, что полиция не могла оказать противодействия. Толпа ворвалась также в магазин отца адвоката Шумма на Кеденштрассе и разгромила всю обстановку».

Это сообщение, правда, не может уже ввести общественное мнение в заблуждение относительно того, как действительно было дело, но оно имеет более широкое и глубокое значение: его надо рассматривать как схему, по которой в будущем, следуя распоряжению министра про- паганды Геббельса, надлежит сообщать во всеобщее сведение о таких событиях, поскольку о них нельзя совсем умолчать. В тот же вечер было издано приведенное выше, распоряжение о том, что «сообщения о происшествиях допускаются только после предварительного разрешения» и что «возбраняется вносить какие-либо изменения в официальный текст».

[ 308 ]