Зогненбургский ад.

Зогненбургский ад

О концентрационном лагере в Зонненбурге необходимо поговорить особо. Письма и сообщения заключенных и даже официальные документы вполне ясно доказывают, что Зонненбург представляет собою настоящую камеру пыток. Вожди рабочих и интеллигенты подвергаются самым унизительным истязаниям. Лагерь этот во всей Германии так и называется: зонненбургский ад. В письме одного рабочего, которое удалось контрабандным путем получить из Зонненбурга, рисуется следующая возмутительная картина.

«Первый транспорт заключенных был встречен на вокзале в Зонненбурге штурмовыми отрядами и особыми отрядами охранной полиции. Их заставили петь и повели в лагерь, продолжая избивать буквально на всем пути. Это могут подтвердить жители Зонненбурга. По прибытии в лагерь заключенные должны были стоять во дворе под проливным дождем. Только потом их стали разводить по камерам. Все должны были притащить себе солому из другого этажа. На лестнице стояли штурмовики, которые безжалостно избивали заключенных резиновыми палками. В залах нас снова били ножками от стульев и резиновыми палками. Некоторых товарищей заставили чистить ведра с нечистотами штурмовиков, причем их истязали самым скотским образом. Один из штурмовиков зажимал голову заключенного между ногами, а другой бил его. Остальные товарищи должны были громко считать наносимые удары. Некоторые заключенные получили до 185 ударов, кроме того их награждали пинками и истязали разными другими способами. Больше всего пришлось вытерпеть товарищам Литтену, Винеру, Бернштейну, Касперу, Шнеллеру и арестованным евреям. Особенно пострадал наш старый друг Мюзам. Теперь положение немного изменилось, но зато господствует невероятная военная муштра,

[ 270 ]

хуже, чем когда я отбывал воинскую повинность. Большую часть времени мы должны проделывать военные упражнения, маршировать и петь.

Первые три недели были самыми ужасными. В одиночных камерах на нас набрасывались ночью и страшно избивали. У некоторых товарищей спины совершенно почернели от побоев. Выживет ли Литтен, я не знаю. Он сам просил прокурора Миттельбаха (крайне взволнованные жены некоторых арестованных, содержащихся в Зонненбурге, заявили резкий протест в берлинском полицей-президиуме и добились, чтобы Миттельбаха отправили в Зонненбург для расследования), чтобы его пристрелили, так как он не в состоянии выносить этих скотских истязаний».

Это описание дополняется отчетом, помещенным в «Зонненбургер анцейгер» от 7 апреля 1933 г.           I

«С пением национального гимна арестованные должны были с вокзала отправиться в бывшую каторожную тюрьму, причем нередко их подгоняли резиновой дубинкой берлинской вспомогательной полиции».

В этих трех строках заключен целый акт.

[ 271 ]