Школа «третьей империи».

Школа «третьей империи»

«Говорят, что в ваших школах участвуют в состязаниях
нагие мальчики и девочки, и таким способом
из них воспитываются воины и амазонки.
Но дают ли им школы какие-нибудь знания?
Не возбуждает ли у них нагота чувственности?»

«Никоим образом, мой дорогой, так как мы
заставляем их упражняться до тех пор, пока
они дохнуть не могут, а когда они уже утомлены, они
не в состоянии ни думать, ни испытывать страсть».

«А как же, мудрый законодатель, с науками
и искусствами, которые они должны изучить?»

«Им вовсе не нужно ни учиться, ни думать. Кто в состоянии
думать, может замыслить и дурное; тот же,
кто достигает телесного совершенства и
весь день не имеет возможности передохнуть,
может быть вполне полезным гражданином».

(Из беседы о спартанском воспитании в Древней Греции).

Веймарская республика допускала некоторые, пусть весьма недостаточные эксперименты в школьной политике. Она создала возможность (по крайней мере в более крупных городах) кончать народную школу без изучения закона божия. Привилегии имущих классов в области просвещения не были затронуты ею. Но все же были сделаны некоторые робкие шаги к допущению в высшие учебные заведения рабочих, кончивших среднюю школу. Кое-где допускалось существование курсов для подготовки таких рабочих.

Сейчас школа сверху донизу превращена в казарму религиозно-христианской муштры. Запрещены и ликвидированы все опыты (вроде тех, которые производились в реальной гимназии им. Карла Маркса в Нейкельне) с новыми методами преподавания, опыты группового ведения занятий (в зависимости от преобладающей склонности участников в группе, хотя бы в виде деления на группы по изучению языков) и прежде всего опыты систематической подготовки рабочих к поступлению в высшую школу.

Уже в своей книге «Моя борьба» Гитлер развил свою школьную программу. Она в достаточной степени родственна цитированной выше программе спартанского циника. В школе «третьей империи», — по мнению Гитлера,—должны обучаться не наукам, но прежде всего повиновению вождю. То, что Гитлер говорит грубо, без обиняков, Фрик старается несколько завуалировать.

В программной речи 9 мая 1933 г. перед министрами просвещения немецких государств Фрик, отсиживавшийся во время мировой войны в тылу на родине в Пирмазенсе, требует от школы героического воспитания для подготовки пушечного мяса. «До сих пор, заявляет Фрик, все шло плохо, так как дети не воспитывались, а учились».

Чего хочет Фрик?

«Больше чем когда-либо мы должны сейчас помнить, что перед нами стоят мировые задачи, которые мы должны разрешить совместно с родственными нам по расе германскими народами, северной Европы и созданными ими заокеанскими государствами, задачи, решение которых должно открыть для энергии северной расы широкое поле для культурно-созидательной работы».

[ 156 ]

[ Иллюстрация ]

[ 157 ]

Точно не указано, кто эти «родственные по расе» народы? Господин Фрик хочет, кажется, объединить их против всех «людей низших рас», чтобы создать мировую «третью империю», которая должна показать, как обстоит дело в благоустроенном гитлеровском государстве, всем «малоценным» представителям романской и других «рас».

«Наряду с развитием чисто физической ловкости и силы следует придавать особое значение воспитанию воли и решительности, которые являются необходимым условием для выработки радостного чувства ответственности, являющегося основой характера».

Школа должна выпускать недоучек, хорошо вымуштрованных активных солдат «третьей империи». Для того чтобы внушить детям, что нет в мире ничего лучшего, чем «третья империя», мир должен быть изображен им таким, каким он никогда не был. В соответствии с (Этим история должна являться национал-социалистической фальсификацией. Новые учебники истории «должны содержать по возможности меньше материала». «Необходимо максимальное ограничение». Совершенно достаточно поэтому «выявить главные движущие силы истории, которые действовали во все времена. Главным предметом исторического рассмотрения должны являться последние два десятилетия нашего времени». Фрик уточняет вопрос, требуя, чтобы особенное внимание было уделено «начинающемуся пробуждению нации от борьбы за Рур до победы национал-социалистической идеи свободы и восстановления единства немецкого народа в день потсдамских т о р ж е с т в».

Наряду с историей этого сорта должны преподаваться особо поощряемое «расоведение» и «Введение в основные понятия генеалогии».

Баварское министерство просвещения издало приказ, в котором между прочим сказано:

«Относительно преподавания истории во всех классах баварских школ в 1933/34 учебном году—вне зависимости от учебных планов и программ—предписывается первые 4—6 недель посвятить исключительно периоду 1918—1933 гг. Остальная часть программного курса должна быть распределена на оставшиеся месяцы учебного года и соответственно сокращена. Последний час по окончании этого курса должен превратиться в торжественный акт с короткими речами о национальной революции преподавателя и одного из учеников, пением патриотических песен; класс должен быть украшен флагами. Особенно следует иметь в виду, что важнейшая для возбуждения патриотического духа, баварской молодежи тема — «национальная революция» должна являться не только предметом преподавания (истории, медицины и т. д.), но и как принцип преподавания подлежит самой серьезной концентрической разработке. На проверочных испытаниях в конце триместра этому предмету должно быть уделено особое внимание).

В докладе о реорганизации берлинских школ берлинский государственный комиссар д-р Мейнсгаузен заявлял («Фелькишер беобахтер» от 6 мая 1933 г.):

«Конец всякому либеральному сюсюканию. По еврейскому вопросу лозунгом должно служить: сентиментальничанье—измена народу!»

В соответствии с этим национал-социалистические министры просвеще-

[ 158 ]

ния совершенно преобразовали все педагогические учебные заведения и уволили всех «подозрительных» преподавателей. Все чисто светские школы закрыты. Введено снова принудительное преподавание закона божьего; восстановление телесных наказаний явилось первым достижением коричневой школьной политики.

Уничтожены тенденции к обновлению школы. Ученики последнего старшего класса реорганизованной реальной гимназии имени Карла Маркса в Нейкельне в Берлине оставлены еще на два года в школе; в течение этого срока они должны пройти фашистскую муштру, прежде чем будут допущены в высшую школу.

Из университетов изгоняются не только евреи-профессора, но и евреи-студенты. В высшую школу будет приниматься только 1 ½ % лиц «неарийского происхождения» (указ прусского министерства просвещения от 8 мая 1933 г.).

Для всех учителей обязательно участие в фашистском союзе учителей, иначе они не допускаются к педагогической работе на государственной службе.

Предоставим теперь слово новой Германии—вот несколько ее приказов.

Из закона о переполнении и засорении инородческим элементом высших школ

§ 1. Число учеников и студентов во всех школах, кроме обязательного обучения, должно быть ограничено так, чтобы обеспечивались основательная подготовка и покрытие потребности в кадрах соответствующей профессии.

§ 4. При новом приеме должно наблюдать за тем, чтобы число вновь поступающих германских подданных, которые являются лицами неарийского происхождения в смысле закона от 7 апреля 1933 г., не превышало в каждом учебном заведении и на каждом факультете процентного отношения неарийцев к немецкому населению Германии. Для всей Германии устанавливается единая 1 ½ % норма.

§ 7. Закон вступает в силу с момента его опубликования.

Облегчение юридических испытаний для членов национальных союзов

«Имперский комиссар прусского министерства юстиции Керль приказом от 5 апреля распорядился, чтобы все кандидаты прав и кандидаты на судебные должности, которые вели определенное время патриотическую работу в качестве членов признанных национальных союзов, в виде компенсации за отрыв от занятий подвергались юридическим испытаниям в сокращенном объеме, если они об этом возбудят ходатайство».

(«Дейтше альгемейне цейтунг» 12/IV 1933 г.).