Коричневая поэзия.

Коричневая поэзия

Д-р Иосиф Геббельс—министр пропаганды — написал роман под заглавием «Михаил или судьба немца—роман-дневник». Михаил, ищущая немецкая душа, имеет видения. Зло является ему в образе русского Ивана и хочет совратить его благородную душу в большевизм. Душа Михаила борется с искусителем.

«Но я его сильнее

И хватаю его за глотку.

Бросаю наземь.

Он лежит.

Хрипя с набухшими от крови глазами.

Издохни, стерва! Я разбиваю ему череп!

И теперь я свободен!»

Вот тот дух, который свидетельствует о полной зрелости для гитлеровской академии литературы. «Я разбиваю ему череп! Издохни, стерва!»

Известный писатель Ганс Гейнц Эверс, которого Геббельс назначил руководителем союза защиты немецких писателей, пока еще не назначен официально в академию. Этот порнограф, романы которого «Альрауне», «Вампир» несколько позже попали даже в национал-социалистические списки безнравственной литературы (они-то единственно этого вполне заслужили!), является официальным биографом национал-социалистического героя Хорста Весселя.

Ганс Гейнц Эверс, спекулировавший раньше в литературе как «сатанист» на всяких половых извращениях, сейчас занимается идеализацией сутенерской среды и изобразил, как «герой» Хорст Вессель пал жертвой своего соперника—тоже сутенера. В день рождения Гитлера германское радио передавало «Хорст Вессель» — произведение Ганса Гейнц» Эверса, Имя Эверса уже много лет предано забвению, и только сейчас он снова появился на литературном горизонте в качестве поэта «третьей империи». В 1922 г. Эверс написал весьма дружественное евреям предисловие к книге Израиля Зангвилля («Голос Иерусалима», изд. Самуила Кронбаха, Берлин 1922). Конъюнктура сейчас изменилась, и Г. Г. Эверс стал антисемитом.

Прусская академия обновлена во имя нового духа, «пробуждающаяся лирика» которого звучит в унисон популярным песням штурмовиков:

«Все птички уже прилетели!

(Мотив «Прощай» и «Все птички»)

1.

Прощай, дорогая родина.

В Страсбурге на валу

[ 151 ]

Начинается большая печаль.

Слава тебе, украшенному венком победителя.

Как раскат грома раздается клич:

Роза Люксембург утоплена в канале,

Карл Либхнет повешен на дереве.

2.

Все птички уже прилетели

Все в полном сборе

Дрозды, зяблики и синицы

И республиканский флаг черно-красный —

Жаль, что нет в нем золота.

Вот ведь жалость!

(Из книги «Германия, проснись!». Малая книга песез националистов, изд. «В» Пауля Аренда, Зульцбахплац.)

Нельзя сказать, чтобы это 8-е распространенное издание коричневой лирики не было типичным. Оно собственно не отличается ничем от популярной песни штурмовиков:

«Когда по ножу течет еврейская кровь,

Мы счастливы вновь!»

или другой:

«Бей до крови красное отродье!

Штурмовики идут — прочь с дороги!»

Этим программным настроениям фашистов вполне соответствует и то, что мюнхенский городской совет распорядился уничтожить и сравнять с землей могилы Густава Ландауэра и Курта Э й с н е р а, убитых баварской контрреволюцией в 1919 г.

[ 152 ]