«Чистка» Прусской академии художественной литературы.

«Чистка» Прусской академии художественной литературы

Когда мы говорим о гитлеровском походе против Прусской академии художественной литературы, мы вовсе не ставим себе целью выяснить, являлась ли ее работа в годы веймарской республики действительно положительной и творческой.

Несомненно однако, что по сравнению со своими фашистскими преемниками все изгнанные или ушедшие по принуждению члены академии являются поистине гигантами по дарованию и знаниям и пользовались заслуженной репутацией.

Среди «вычищенных» членов академии Томас Манн, получивший нобелевскую премию —вероятно наиболее выдающийся писатель буржуазной Германии. Его преступление заключалось в том, что в течение последних лет он приближался к с.-д. и неоднократно протестовал против организованных судебных расправ и убийств (дело Сакко и Ванцетти и Ракоши). Этот большой писатель германской буржуазии был выброшен из академии; ему никогда не простят того, что он однажды назвал национал-социалистическую партию «наиболее испорченными отбросами современности».

Брат его Генрих Манн пытался создать себе в буржуазном обществе положение «независимого свободного ума». Он дал карикатурное изображение буржуа периодов империи («Верноподданный») и республики («Великое дело»). Генрих Манн поддерживал международное амстердамское массовое движение против империалистической войны. Гитлеровские молодцы выкинули его так же, как и его брата Томаса.

[ 148 ]

[ Иллюстрация ]

[ 149 ]

Третий писатель германской буржуазии, ненавидимый фашистами,— Яков Вассерман. Сочинения его переведены на многие языки. Главное его преступление — еврейское происхождение и буржуазно-либеральная идеология его романов.

Четвертый вычищенный — Альфред Деблин, по профессии врач, работавший в рабочем квартале Берлина, начал свою литературную карьеру фантастическими, частью экзотическими романами («Три прыжка Ванг Луна», «Валленштейн», «Горы, моря и гиганты»). Последний большой роман его «Берлин-Александрплац». В публичных выступлениях сам Деблин характеризовал себя как «классово сознательного буржуа». Его формально-художественные эксперименты примыкают к ирландцу Джемсу Джойсу и американцу Дос Пассосу.

Франц В е р ф е л ь—писатель с чисто буржуазной идеологией, 20 лет назад был вождем экспрессионизма. Его роман о Верди доставил ему большую популярность. Фашисты его не выносят.

Вычищены далее Рене Ш и к е л е—немецкий поэт из Эльзаса, Леонард Ф р а н к—автор книги против войны («Человек добр») и романов с общественно-критической тенденцией («Банда разбойников» и «Придана»). Его погубило в глазах фашистов его прошлое, так как в последние десятилетия Леонард Франк все более склонялся направо и уделял внимание чисто буржуазным темам.

Драматург Георг Кайзер — своеобразный с анархическими тенденциями талант, вынужден был покинуть академию. Фриц фон Унру — драматург веймарской республики; либеральный писатель Бернгард Келлерман; лирические поэты Момберт и Рудольф Панвиц, а также Людвиг Ф у л ь д а—автор комедий—выброшены за борт. Одна из немногих женщин-писательниц, обнаруживших крупное литературное дарование, Рикарда Гух сама вышла из состава академии в начале апреля.

Наряду с никогда не выступавшими политически Оскаром Лерке, Яковом Шафнером сохранил свое место в академии и Гергард Гауптман.

Автор «Ткачей» проделал уже ряд «эволюций». Во время войны он подписал позорную декларацию 93 ученых и писателей в защиту применявшихся способов ведения войны германскими империалистами. После войны его чествовали как поэта веймарской республики. Он упорно молчал, когда коричневый террор изгонял лучших буржуазных писателей и ученых из Германии.

Посмогрим теперь, кого ввел в Прусскую академию национал-социалистический министр просвещения Руст.

Их свадебный генерал—Ганс Иост, который когда-то, держа нос по ветру, приветствовал революцию. Это ноябрьское преступление ему простили. Он — единственный национал-социалистический писатель, создавший себе некоторое имя. Сейчас по приказу гитлеровского правительства идет на сцене сотен германских театров его драма «Шлягетер», герой которой говорит буквально следующее:

«Когда я слышу слово культура, я спускаю предохранитель своего браунинга».

Остальные аттракционы господина Руста в Прусской академии поэтов— это Ганси Каросса да еще незначительные литераторы вроде Эмиля

[ 150 ]

Штрауса, Виля Веспера, Вильгельма Ш е ф е р а, Агнесы Мигель и Петера Дорфлера. Ганс Грим придумал в своем романе «народ вне пространства», а Берне фон Мюнхгаузен писал романтические бал-лады тевтонского направления.

В поисках людей с именем фашисты пытались привлечь в академию лирика Стефана Георге. Коричневые вандалы и «обновители немецкого народа» охаживают смиренно этого наиболее ненародного из немецких поэтов и ярко выраженного сноба, чтобы прикрыть его именем культурную политику Адольфа Гитлера.

[ 151 ]