Уничтожают цвет немецкой науки.

Уничтожают цвет немецкой науки

Наиболее известен случай преследования знаменитейшего физика Альберта Эйнштейна. Эйнштейн—швейцарский подданный, член Прусской академии наук, навлек на себя ненависть фашистов своими леводемократическими политическими настроениями, активным интересом к еврейскому вопросу и всемирно известными научными трудами. Для фашистов он в силу этого «не немец». Научные труды Эйнштейна были сожжены на костре у Берлинского университета под ликующие возгласы «фашистов». Уже одно это выступление против получившего нобелевскую премию Эйнштейна делает гитлеровскую Германию посмешищем в глазах современной науки.

Без развития точных наук не может существовать ни одна отрасль высокоразвитой промышленности, тем не менее гитлеровский режим про-гнал из высших школ наиболее достойных представителей естествознания и математики.

Геттингенский университет имеет старые научные традиции: он воспитал в течение последних 50 лет целое поколение крупных исследователей. Крупнейшие профессора этого университета изгнаны.

Джемс Ф р а н к—физик-экспериментатор с мировым именем, награжденный нобелевской премией, был принужден к «добровольному» уходу в отставку как еврей.

Проф. Борн — известнейший физик не может продолжать в Германии свои «ненемецкие исследования».

Математик К у р а н т—авторитет в области теории функций, Берн- штейн—самый крупный знаток страховой математики в Европе, Эмма Н ё т е р —видный ученый в области математики и высшей алгебры— все они должны были покинуть свои места.

Берлинский математический факультет лишен лучших преподавателей. Большие потери понес и Берлинский политехникум.

Среди изгнанных находится проф. Артур Корн—физик, заслуга которого заключается в том, что он первый указал практические методы осуществления телевидения.

Среди жертв «чистки» высшей школы на первом месте находятся берлинский математик Шур и профессора Миссес и Бибербах.

Это яростное преследование представителей точных наук равносильно самоубийству даже с точки зрения современного капиталистического ведения хозяйства. Оно находится в резком противоречии с теми большими возможностями, которые в СССР предоставлены всем честным ученым.

Среди жертв национал-социалистической чистки находится также награжденный нобелевской премией Фриц Габер. Являясь главой целой школы химиков, Габер уже до войны был крупным научным авторитетом первого разряда. Он первый разработал практически оправдавший себя способ получения азота из воздуха. Он меньше всего пацифист. Габер оказал вильгельмовской Германии величайшие услуги во время мировой войны. Имя его связано с высшим развитием современной германской химии. Как совершенно правильно отмечает «Тайме» (4 мая 1933 г.), ирония истории заключается в том, что фашисты вынудили уйти в от-

[ 138 ]

ставку такого человека (Габера), которому вероятно Германия более чем кому-либо другому обязана, тем, что могла продержаться в течение четырех лет войны.

Одновременно изгнан проф. Полани — ближайший сотрудник Габера.

Среди других известных ученых—представителей точных наук, которые должны были уйти благодаря варварству национал-социалистов, мы находим проф. Бюка, работавшего над теорией квантов Планка; кенигсбергского математика Г е й з е л я, известного самостоятельными ра-ботами по теории чисел, кильского проф. Адольфа Ф р а и к е л я, опубликовавшего крайне ценную книгу по теории количеств, берлинского физика Принсгейма, в трудах которого разрабатываются вопросы теории лучей.

Все указанные научные работники — известные и уважаемые в кругах специалистов ученые, исследователи и педагоги. Уже неполное перечисление показывает, что при этом разгроме дело идет о действительном уничтожении немецкой науки, что немецкий фашизм борется против всякого научного прогресса посредством инквизиции и костров.

[ 139 ]